Сталин разъяснил, почему не принял помощь Запада во время голода

Думаю, многие встречали в рунете утверждения фанатов Сталина о прямой вине проклятых западных буржуинов в страшном советском голоде начала 30-х годов, когда умерли миллионы советских граждан и во многих регионах органы ГПУ фиксировали массовое людоедство. Не буду вдаваться в подробности нагромождений лжи, ибо весь этот шизоидный бред сталинистов легко опровергает лично тов.Сталин.
В апреле 1929 г. состоялся Объединенный пленум ЦК/ЦКК, на котором в основном обсуждалось не тяжелое положение в общем по стране и почти катастрофическое с продовольствием, а велась борьба с так называемыми «правыми уклонистами». Так называли Сталин и его сторонники группировку Бухарин-Рыков-Томский, выступающую против полной ликвидации рыночных механизмов в экономике, организации массового террора в деревне, чтобы изъять у крестьян продовольствие «задаром». Сталин на пленуме все популярно разъяснил: что надо делать и чего не надо. Чего точно не будет, уяснили для себя чиновники, так это приема западной помощи ни в какой форме, потому что тогда «ТАМ» догадаются, что у СССР плохи дела. А этого нельзя показывать никому. Такова основная мысль Сталина, если сформулировать ее коротко. А теперь — прямая речь «лучшего друга советских физкультурников».

Начало цитаты:
"...Я уже говорил, что т. Рыков и его ближайшие друзья несколько раз ставили вопрос об импорте хлеба из-за границы. Тов. Рыков говорил сначала о необходимости ввоза миллионов 80-100 пуд. хлеба. Это составит около 200 млн руб. валюты. Потом он поставил вопрос о ввозе 50 млн пуд., т.е. на 100 млн руб. валюты. Мы это дело отвергли, решив, что лучше нажимать на кулака и выжать у него хлебные излишки, которых у него немало, чем тратить валюту, отложенную для того, чтобы ввезти оборудование для нашей промышленности. Теперь т. Рыков меняет фронт. Теперь он уверяет, что капиталисты дают нам хлеб в кредит, а мы будто бы не хотим его брать. Он сказал, что через его руки прошло несколько телеграмм, из которых видно, что нам хотят дать хлеб капиталисты в кредит. При этом он изображает дело так, что будто бы имеются у нас такие люди, которые не хотят принять хлеб в кредит либо из каприза, либо по каким-то другим непонятным причинам. Все это чепуха, товарищи. Смешно было бы думать, что капиталисты Запада вдруг взяли и стали жалеть нас, желая дать нам несколько десятков миллионов пудов хлеба чуть ли не даром или в долгосрочный кредит. Это пустяки, товарищи. В чем же тогда дело? Дело в том, что различные капиталистические группы щупают нас, щупают наши финансовые возможности, нашу кредитоспособность, нашу стойкость вот уже полгода. Они обращаются к нашим торговым представителям в Париже, в Чехословакии, в Америке и сулят нам продать хлеб в кредит на самый короткий срок, месяца на три или максимум на шесть. Они хотят добиться не столько того, чтобы продать нам хлеб в кредит, сколько того, чтобы узнать, действительно ли тяжело наше положение, действительно ли у нас исчерпались финансовые возможности, стоим ли мы крепко, с точки зрения финансового положения и клюнем ли мы на удочку, которую они нам подбрасывают. Сейчас в капиталистическом мире идут большие споры насчет наших финансовых возможностей. Одни говорят, что мы уже банкроты и падение советской власти - дело нескольких месяцев, если не недель. Другие говорят, что это неверно, что советская власть сидит крепко, что финансовые возможности у нее имеются и хлеба у нее хватит. И вот задача состоит в том, чтобы проявить нам должную стойкость и выдержку, не поддаваться на лживые обещания насчет отпуска хлеба в кредит и показать капиталистическому миру, что мы обойдемся без ввоза хлеба. Это не только мое мнение. Это мнение большинства Политбюро, если не всех членов Политбюро. На этом основании мы решили отказаться от предложения Нансена о ввозе хлеба в СССР в кредит. На этом же основании дали мы отрицательный ответ всем этим разведчикам капиталистического мира в Париже, в Америке, в Чехословакии, предлагавшим нам хлеб в кредит. На этом же основании решили мы проявить максимум экономии в расходовании хлеба, максимум организованности в деле заготовок хлеба. Мы преследовали здесь две цели: с одной стороны - обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для ввоза оборудования, с другой стороны - показать всем нашим врагам, что мы стоим крепко и не намерены поддаваться провокации. Правильной ли была такая политика? Я думаю, что она была единственно правильной политикой..."

Итак, из речи Сталина абсолютно ясно, что представители западных гуманитарных организаций (вождь даже упомянул наиболее известного представителя одной из них - Фритьофа Нансена, который спас около 1,5 млн россиян от голодной смерти в 1921-1922гг.) неоднократно и на льготных условиях предлагают СССР продовольственную помощь. Также совершенно очевидно, что помощь эту Сталин принимать не собирается и более того - считает ее вредной.

Имеются и другие цитаты Сталина на данную тему, иллюстрирующие его позицию. Некоторые видные деятели партии неоднократно предлагали закупить хлеб за рубежом, чтобы избежать высокой смертности. В этой связи И.В. Сталин писал С.И. Сырцову и Р.И. Эйхе:
"Мы не можем ввозить хлеб, ибо валюты мало. Мы все равно не ввезли бы хлеба, если бы даже была валюта, так как ввоз хлеба подрывает наш кредит за границей и усугубляет трудности нашего международного положения. Поэтому надо обойтись без ввоза хлеба во что бы то ни стало. А сделать это невозможно без усиления хлебозаготовок."

24 августа 1930 г. И.В. Сталин писал В.М. Молотову:
"Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3-4 миллионов пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на международном рынке не подымутся до "высшей точки". Таких мудрецов немало в Наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютные резервы. А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на международном хлебном рынке. А у нас нет уже там давно никаких позиций, - мы их только завоевываем теперь, пользуясь специфически благоприятными для нас условиями, создавшимися в данный момент.

Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба."

К слову, структура советского экспорта в 1931 году: зерно — 5,05 млн.т.; масло коровье — 30,9 тыс. т; масло подсолнечное — 22,2 тыс.т.; консервы рыбные/крабовые — 26,9 тыс.т.; лесоматериалы — 2,76 млн.т.; пушнина — 2964 т.; нефтепродукты — 5,2 млн.т., уголь — 1000 тыс.т., руда марганцевая — 742 тыс.т., руда железная — 1119 тыс.т., лен — 79,8 тыс.т.
Источник: статистический сборник «Внешняя торговля СССР за 20 лет 1918−1937гг.»
hhttp://istmat.info/files/uploads/22114/vneshtorg_1937-1938_razdel_2.pdf

В общем контексте назревающей продовольственной катастрофы любопытны высказывания с альтернативными сталинской точками зрения. Председатель СНК СССР Рыков, к его чести, прямо заявил о том, что насильственные методы продовольственных заготовок не дают и не дадут результата:
"Трудно сказать, сколько бы мы заготовили хлеба, если бы не было чрезвычайных мер. Но совершенно ясно, что никаких десятков миллионов пудов чрезвычайные меры нам не дали. Мы ввели и осуществили чрезвычайные меры ради получения очень ничтожного количества хлеба, такого количества хлеба, которое никакой не только решающей, но и вообще значительной роли играть в нашей стране не может. И это - при огромных отрицательных последствиях чрезвычайных мер по отношению к урожаю и заготовкам следующего года..."

Огромные отрицательные последствия чрезвычайных мер для урожая и заготовок следующего года… Эта фраза Рыкова является главным ключом к пониманию сложившейся ситуации. При уничтоженных рыночных отношениях крестьяне потеряли стимул производить продукт и, соответственно, они стали его производить только для себя, а не на продажу. Для иллюстрации разумности позиции группы Бухарина-Рыкова-Томского приведем цифры сбора зерновых в рассматриваемый период: собрано в 1930 — 83,5 млн. т зерна; в 1931 — 69,5 млн. т (падение на 14 млн. т); в 1932 — 50,1 млн. т (падение еще почти на 20 млн. тонн). Для сравнения: воюющая в Первой Мировой войне царская Россия собирала 76−77 млн. тонн в год.
Источник: Статистика по сборам зерна в СССР http://www.contrtv.ru/common/2505

Рыков с цифрами на руках объяснил собравшимся, что в стране уже фактически начался голод:
"...Какое положение теперь с продовольствием? По РСФСР оно хуже, чем было на 1 апреля в прошлом году. Мы теперь имеем по РСФСР 50 % прошлогодних запасов ржи и пшеницы, причем в прошлом году эти запасы с 1 января по 1 апреля возросли на 36 млн, в этом году за это же время они сократились на 28 млн. Как обстоит дело со снабжением хлебом городов? Для важнейших рабочих центров (примерно для 5 пунктов) установлена норма для рабочего - 750-800 г хлеба, для 14 городов РСФСР - 600 г хлеба, т.е. 1,5 фунта. В эти 14 городов входят такие города, как Минск, Харьков, Брянск и т.д. Служащим в 9 городах дается 400 г, а в 9 других городах - 300 г. Снабжение деревенского населения в потребляющих районах гораздо хуже этого..."

Для справки: 300 г хлеба (качественного, без примесей) = 600 килокалорий. В среднем человеку нужно около 2000 килокалорий в день.

Небольшая ремарка: Сталин на июльском пленуме 1928 года выдвинул новый тезис для обоснования уничтожения НЭПа, так называемого "кулачества" и в принципе любого частного предпринимательства. Цитата Сталина: «…По мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивления эксплуататоров..." То есть, террор нужно усиливать, иначе система развалится.

Против этой линии Сталина выступил Николай Бухарин:
"Полное право гражданства в партии получила теперь пресловутая «теория» о том, что, чем дальше к социализму, тем больше должно быть обострение классовой борьбы и тем больше на нас должно наваливаться трудностей и противоречий. Ее (эту теорию) наметил на июльском пленуме тов. Сталин 43, а особенно развил и гениально «углубил» тов. Куйбышев. Я считаю, что эта «теория» смешивает две совершенно разные вещи. Она смешивает известный временный этап обострения классовой борьбы - один из таких этапов мы сейчас переживаем - с общим ходом развития. Она возводит самый факт теперешнего обострения в какой-то неизбежный закон нашего развития. По этой странной теории выходит, что, чем дальше мы идем вперед в деле продвижения к социализму, тем больше трудностей набирается, тем больше обостряется классовая борьба, и у самых ворот социализма мы, очевидно, должны или открыть гражданскую войну, ли подохнуть с голоду и лечь костьми."
Бухарин в своей речи конкретно предложил сотрудничать с крестьянами на рыночных принципах, а не терроризировать их все больше и больше. Как видим, Бухарин был одним из немногих здравомыслящих партийных деятелей, способных предвидеть трагические последствия сталинской политики тотального террора в деревне. За что, собственно, и был казнен, как и Рыков, и прочие, кто посмел возражать, а не холуйски поддакивать Сталину.

С 1929 года ситуация продолжала усугубляться, пока не достигла пика голодной смертности зимой 1932−1933гг. После массовой коллективизации и раскулачивания резко упали не только сборы зерна, количество скота уменьшилось на 30−40%, а в Казахстане — на 95% (там вымерла четверть всего населения). Подавляющее большинство профессиональных историков сходятся во мнении, что за этот период в СССР умерли от голода не менее 7 млн. человек.

В качестве иллюстрации — документ эпохи: докладная записка ГПУ о людоедстве в Северо-Кавказском крае на почве голода (3-я страница)

Источник: https://historical-fact.livejournal.com/315852.html

1
395
1