ОТДЕЛЯЕМСЯ ОТ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ "БРОДИЛОК"

Выбираем сегрегацию?!

«Сегрегация – вид расовой дискриминации, отделение «цветного» населения от белых и поселение его в специально отведённых районах»

Советский энциклопедический словарь

Сенсацией закончилось затяжное исследование местных эскулапов от общественных наук. После того, как пару десятилетий назад учёные наткнулись на совершенно неизученные формы социального диморфизма, то бишь на отличие некоторых человеческих особей от общепринятых стандартов в своих поведенческих и мыслительных проявлениях, пересмотру подверглась практически как вся теория культурологической эволюции: как населения одного отдельно взятого города, так и истина неприкаянности конкретной личности в узко государственных или, если формально выразиться, нормативных рамках. А всё потому, что ни государства, ни закона как таковых, оказывается, не существует. Все эти понятия были придуманы, измышлены, детерминированы в концепции абсолютно виртуального «общественного договора», отбросив который, мы получаем феномен разрушения общественно-исторического парадокса, опирающегося на краеугольный камень - институт, призванный одновременно развивать и подавлять нас: на власть.

Рога прогресса

Великие умы современности (не будем пока раскрывать их имён) обнаружили совершенно новый подвид человекоподобных, которые осмеливаются утверждать, что все существующие формы административного управления не более чем вымысел, миф, придуманный небольшой группой лиц исключительно в их частных и, возможно, даже корыстных целях. Эти «паршивые овцы» смеют утверждать, что стоит только отбросить бытующее представление о доме на «капитолийском» бугре, как всё общество внезапно – и, представьте, без каких-либо руководящих инструкций или приказов – станет счастливым и свободным. Конечно, человек понимающий природу происходящего, может предположить, что нам уже знакомы подобные подопытные экземпляры, ещё кое-где выставленные на всеобщее обозрение в качестве демонстрации неудавшейся ветви интеллектуального прогресса. Но те деятели, насколько помним, не выходили за грань традиционных представлений. Напротив, они говорили об участии в самой гуще этого воображаемого процесса, призывали к революции – к насильственной смене процессора и материнской платы в системном блоке одной отдельно взятой страны. Да и внешне преобразователи столетней давности ничем не отличались от «винтиков» сверхмашины: они во всём перенимали опыт предыдущих управленцев, заменяя лишь картинку на мониторе общественно-политического мироустройства.

Визуализация власти

Современные диморфисты – настоящие «монстры». Они не зовут ни к тихому законотворчеству, ни к лидерству в партиях или движениях, то есть не хотят вовсе никак проявлять свою ролевую активность ни в одном органе, даже таком незначительно-рекомендательном как общественные советы. Нет, эти «отщепенцы» смеют утверждать, что всё государство не более чем версия компьютерных «бродилок» - игры, имеющей уровни «стрелялок», «цивилизаций», «подсиживаний и заговоров». А все так долго и упорно и трудолюбиво создаваемые институты – управления, ведомства и канцелярии – не более чем имитация виртуальных коридоров с наполняющими их демонами, пришельцами из космоса или пиратами. Даже вертикальную проекцию власти, бытовавшую на нашей святой Руси с древнейших времён и охватывавшую практически все слои населения – от клерков и офис-менеджеров до ведущих специалистов и советников государевой службы – новоявленные пророки отечества склонны превращать в имитацию реальных местоблюстителей. Мол, создание законодательных и нормативных актов – всего лишь визуализация, где один печатает, другой копирует, третий визирует и так по цепочке, которая обрывается, как очередной лабиринт, не имеющий выхода. Даже очки «здоровья» также вычитаются, как и в компьютерной игре. И в итоге выходит не что-то новенькое и оригинальное в нашей с вами жизни (согласитесь, случается ведь и такое), а получается исключительно блуждание на одном уровне с риском угодить в капкан к чудовищу с кодексом или, ещё хуже, попасть на несанкционированный съезд восставших из ада демонов. А после такой череды поражений возможен даже откат на предыдущую ступень, где придётся снова «имитировать» недавно пройденный этап.

Борьба за «аптечку»

Кстати, эти наглецы, затягивающие нас в систему ложных представлений, ещё смеют утверждать, что наша версия игры под названием «общественный договор» устарела: якобы некогда прогрессивный взгляд Вольтера теперь никому не интересен, так отдаёт страшной метафизикой, где правила соревнований на выживание между участником-личностью и его оппонентом в лице государства  чётко не прописаны – назначение и название тех или иных кнопок постоянно меняется, отчего невозможно не то что победить, но просто сделать паузу и немного отдохнуть. Фактически, по мнению диморфистов, изначально мирные прогулки по псевдореальности в поисках своего места под солнцем превращаются в изнурительную борьбу за «аптечку». Но даже обнаружив её, есть вероятность хлебнуть вместо спасительной «жизни» настоящего «яда» из разного рода новых предписаний приставов-участковых, начальников управлений и подотделов. Единственный шанс на «спасение» – найти потайную дверь или «секрет», позволяющий проникнуть в мир монстров, стать там своим. Хотя и здесь велика вероятность, что найдётся более могущественный супервайзер или руководитель какого-нибудь департамента и тихо «слопает» вновь обращённого. Вприкуску с им же изданным эдиктом об отпущении всех грехов через законодательно утверждённую процедуру повешения. Не скроем. Случается, конечно, и такое. Но подобное в последний раз происходило на уровне «хозяина игры». Хотя об этом никто сегодня и не вспомнит – системные файлики подтёрты, а герои… Их даже в лицо не узнают. Правда, иногда, особенно после длительной паузы на плотный завтрак отрыжкой лезут неприятные воспоминания и ассоциации: «то ли это ветер возвращается, то ли камни необходимо куда-то свалить после прополки целины собственного забвения?» Некоторые, конечно, демонстрируют здоровую реакцию не потревоженного болезнью сомнений организма, и тогда нахлынувшие артефакты образов тут же улетучиваются, а вот другим приходится туго: страдают бедняги от событий псевдожизни и ищут лекарство в собственных представлениях о высоком предназначении государства. Но так ли оно необходимо?! Даже если и явится внезапно спасение в виде амнезии от совести, то всё равно позже, во время следующей серии «бродилок» по кругам, созданным непревзойдённым дизайнером Данте, непоколебимость аппетита нарушится, а вот тогда без операции уже не обойтись. Придётся либо ампутировать постоянно икающую совесть, либо отсекать завирусованные уровни - собственный дом, семью, работу, все опухоли «внешних» смыслов.

Исчезающий «денатурат» общества

Но не стоит ударяться в поэзию правил игры. Тем более, как и было сказано, отдельные представители уже не нашего народонаселения, предлагают от них отказаться вовсе. Их философия заключается в одном-единственном термине «сегрегация». Да-да, эти «денатураты» нашего высокоразвитого общества призывают последовать примеру некогда несчастных людей. Но в обратной последовательности. Не государству отделить от себя этот новый человеческий подвид, а самим выйти из-под его контроля. Прежде всего, в личной и семейной жизни. Деморфисты наивно полагают, что, например, даже ближние муниципальные чиновники никоим образом о них не заботятся, а используют лишь в качестве статистических единиц, необходимых для оправдания собственного существования и изъятия в свою пользу налогов и иных поборов. Кстати, изымаемая денежная мера якобы чётко определяется данными о балансе смертности и рождаемости – дебет населения растёт, повышаются тарифы, вымирает город – поднимают тогда зарплаты. Поэтому отказ от официальной регистрации браков и детей позволит внести сумятицу в сложившуюся годами систему. Представляете, что будет, если население какого-либо губернского города в компьютерах отделов ЗАГСа перестанет существовать?! Кто же тогда за свет в местах общего пользования или водоотведение платить будет? Но подобный шаг – только начатки идеологии сегрегации. Далее следует и вовсе безответственный шаг. Но предоставим представителю этого движения Игорю Н. возможность самому выразить свою позицию:

Мирная оккупация

- Да, статистика – не самая страшная вещь.

Гораздо важнее жизнь реальная. Представьте, что вы отказались от двух минимальных понятий «муниципалитет» и «инструкция». Кажется на первый взгляд, ничего существенного не произошло. Но в действительности открываются непревзойдённые возможности. Например, вы решили построить свой дом. Не надо покупать участок, регистрировать его, согласовывать проект, платить сумасшедшие деньги за подключение к сетям. Просто берёте и собираете тот конструктор, который вам по душе. Причём на любой пустующей земле. И это – не фантазия. Мы уже достигли успехов в этом направлении нашей сегрегационной работы. Практика несанкционированной застройки не только на периферии, но и в центре набирает бешеные темпы. Наши последователи возводят быстро и дёшево абсолютно всё: от гаражей до магазинов. Своеобразным памятником строительной сегрегации стали палаточные кафе и торговые павильоны: официально их нет, а так каждый видит и пощупать может. Но не скрою. Некоторые представители власти и бизнеса встали на нашу сторону и активно помогают нам. Так, один частник выкупил поля целого совхоза. Вскоре этот микрорайон наши сторонники присоединят к городу, чтобы проложить там все необходимые коммуникации. А после – раскрою секрет – он очень быстро будет застроен; мы уже набрали добровольцев, которые сейчас создают собственную организацию. ТСЖ? Отнюдь. Товарищества – порождение «общественного договора», который мы отменили, правда, пока в одностороннем порядке. Наш девиз: никаких бумаг, никаких документов. А потому эти молодые семьи-первопроходцы объединяются в земельную общину только ради совместного строительства. Помните, как когда-то строили у нас в стране избы «всем миром». Вот и мы решили последовать забытому под натиском нормативных актов примеру. Естественно, никто коренных жителей с их родных мест сгонять не собирается: насильственных захватов чужих огородов не будет. Мы пропагандируем исключительно мирные методы и снисходительно относимся к тем, кто ещё признаёт «государство» как реальный институт, а не как абстрактное понятие. По большому счёту, люди, застрявшие на уровне позапрошлого века с бытовавшими тогда определениями, не могут быть свободными, пока не освободят своё сознание от ненужных более, изобретённых сущностей. Тот же чиновник гораздо несчастнее любого из нас: работая на искусственно созданную систему, он лишён восприятия действительности и как личность существует только в своих письмах, отчётах, докладах. Отними у него эту единственную возможность, и хоть муниципал, хоть федерал самоликвидируются, лопнут, словно мыльные пузыри. Но они сами должны дойти до понимания этого: если внушить человеку, что он на самом деле существует как виртуальная функция, то он попросту сойдёт с ума или погибнет.

Алгоритм воспитания

Много ли нас?! Подобный вопрос взят из разговорника «бродилок» по вольтеровским утопиям. Повторяю, письменной идентификации, ни пофамильной, ни численной у нас по определению быть не может. А дети?! Каждый родитель знает своего ребёнка. Правда, здесь для нас таится проблема. Ведь все детские сады под надзором чиновников-виртуалистов. И нас, естественно, туда не допускают, требуя прохождения традиционного ритуала: запись либо в льготную, либо в общую очередь, ожидание в ней до поступления малыша в школу. Данный путь нас не устраивает. Так как мы отделены от государства, его системы управления на местах, то должны сами себя кормить, а следовательно, и работать: сидеть дома с одним или даже двумя детьми в условиях самообеспечения практически невозможно. Кроме того, официальная система «сад-школа» построена на алгоритме воспитания не гражданина, а «винтика», полностью управляемой функции, что для нас неприемлемо. Поэтому мы наравне с социальной сегрегацией выработали принципы духовно-нравственной. На сходе мы решили, что все малыши будут воспитываться исключительно в собственных частных садиках. Их создание идёт сейчас полным ходом, в первую очередь, при многодетных семьях, а во-вторых, при некоторых религиозных общинах. Лицензия?! Соблюдение условий?! Опять вопросы из другого мира. Разве вам мало примера Абакана, где двое детей умерли под неусыпном надзором представителей государственной системы. У нас, уверен, такое не случится: и воспитатели, и медицинский персонал работают не по принуждению за оклад в пять тысяч рублей. К тому же есть свои «льготы»: те, кто ухаживает за детьми, первыми получают общинную помощь. Кстати, в образовании процесс сегрегации идёт гораздо успешнее. Частные школы практически полностью отделились от государственного надзора, благодаря во многом опять же нашим помощникам среди чиновников. Так, государственный аналог – общеобразовательные муниципальные школы – регулярно получают некие, чётко определённые суммы на содержание каждого ученического места. Деньги хоть и мизерные, но позволяют и зарплату учителям платить, и детей кормить завтраками-обедами, и коммунальные расходы с текущим ремонтом оплачивать. В принципе, только эти подачки и гарантируют подконтрольность школ органам местной власти. С частниками в образовании всё значительно проще: государство, опять же благодаря политике сегрегации не выделяет ни копейки, а значит, не вмешивается ни во внутреннюю жизнь нашего образовательного учреждения, ни в учебный процесс. Хотя попытки «взять к ногтю» есть, но именно отсутствие бюджетных рублей останавливает пыл проверяющих. Аналогично ситуация складывается и с медицинским обслуживанием, и даже с заменой прокладок в кранах. Оплачиваем ли коммунальные услуги? Конечно! Ведь людям, работающим в этой сфере, надо на что-то жить.

Game over: революция

- Откуда взялось движение с заграничным названием «сегрегация»?

- Нет, оно коренное, наше. И появилось вовсе не как совокупный ответ на философию Просвещения, а под влиянием отечественных реформ. Устав ходить по кабинетам чиновников и собирать молитвенно ответы на мелкие просьбы, согласования, мы однажды прекратили эту бессмысленную борьбу. Тем более, как можно победить то, что существует лишь в нашем воображении. Представьте на несколько секунд, что более нет административных зданий. Чистые площадки. Полагаете, что-то изменится в вашей жизни? Наверняка, да. Станет свободнее дышать, приятнее что-то делать для родного города, людей, живущих вокруг. Вот и мы подумали об этой уникальной возможности – отказаться от услуг мэра и муниципальных управлений. Только пошли чуть дальше, стали воплощать в жизнь собственные взгляды. И пока получается. И велосипед изобретать не приходится. В повседневности мы стараемся следовать социальным правилам христианства и ислама. Ведь и в Коране, и в Библии изложены буквально все нормы поведения: от того, что нужно кушать человеку каждый день, и заканчивая духовными принципами общинной жизни. Причём этим законам личного и социального поведения, в отличие от официальных, намного легче следовать: во-первых, они не меняются веками, а во-вторых, действительно обеспечивают достойную жизнь каждому человеку. Нет и в помине ни системы вертикального унижения и подчинения, ни каких-либо обязанностей в отношении придуманной нами системы социального паразитирования: экономическая модель сегрегации направлена на всеобщую и взаимную поддержку, а не на прокормление хоть и виртуальных, но при этом очень ненасытных властных институтов. Повторю, чтобы стать участником движения сегрегации нужна малость – изменить собственное сознание, отказаться от субстрата из терминов «общественного договора». Увы, пока не каждый готов к революционным переменам в своём мировоззрении».

Впрочем, большинству не нужно сегодня доказывать необходимость революции. Революции в системе самоуправления. Она сама просится. Не на улицы. А в квартиры, в кухни, в кабинеты и даже в кабинки. Ведь за каждым действием, даже чисто физиологическим (налог на воздух или тарифы на вывоз ТБО никто не отменял) неусыпно маячит парочка: городничий и городовой. А ведь достаточно подумать, что они исчезнут, как только перестанут нам казаться. Мы просто должны их отпустить. Из своих мыслей, из своих надежд и просьб. Из своей жизни. И пусть они, эти миражи навязанной нам виртуализации, считают нас монстрами социального диморфизма, пусть издают хоть сотни, тысячи распоряжений и приказов. К нам они более не имеют никакого отношения. Достаточно сказать: Game over! Игра закончена, мы начинаем жить в реальности. По своим правилам.

Виталий ЛЮБИМЦЕВ

5
985
3