Когда плавильный котел дает течь

Привычная до боли картинка: представитель той или иной диаспоры совершает наглое преступление. Чаще всего изнасилование или убийство. Диаспора дружно встает на защиту своего соплеменника. Приезжают какие-то машины, люди что-то кричат в камеру, о чем-то прессе плаксиво сообщают пожилые женщины в национальных одеждах. Вскоре выясняется, что в случившемся виноваты все: власти, жертва, бедность или наоборот богатство. В общем, кто угодно, только не сам преступник. Ведь его так хорошо воспитывали. По законам гор. Никак он не мог такого сделать. Несмотря на все факты, диаспора самозабвенно лжет, даже не заботясь о каком-то правдоподобии. Ролики со всем этим попадают в сеть. Пресса с удовольствием цитирует наиболее одиозные высказывания.

Вскоре к делу подключается вторая сторона. С криками «да сколько же можно такое выносить?!», она бушует и кипит в сети. Дополнительные подробности сообщают сайты националистов. На нижних этажах простые люди бухают кулаком по столу: «Взять все да и отделить!». В башнях из слоновой кости язвительно кривят губы интеллектуалы: «Вы же этого хотели, патриотики? Единство страны же для вас важнее, чем жизнь этих конкретных девочек и мальчиков».

Представители властей что-то невнятно бубнят. О том, что у преступников нет национальностей. О том, что ситуация под контролем. Как в старой армейской присказке – сейчас разберемся, как следует, и накажем, кого попало.

События, которые похожи на язвочки. Идут по всему телу страны. Тем они удивительнее, что у нас есть буквально многовековой опыт проживания совместно самых разных народов, исповедующих самые разные религии. Просто никогда не было. Но ведь еще тридцать лет назад происходящее сегодня и в дурном сне присниться не могло.

Публицисты и аналитики, которые больше всего говорят в такие минуты – по следам горячих событий – предлагают обществу самые простые и радикальные решения. С одной стороны, общество постоянно обвиняют в расизме, фашизме, ксенофобии, во всех возможных грехах. Нужна срочная десталинизация, уроки толерантности вместо физики, больше любви и цветов для тех, кто режет и насилует. Наверное, тогда они перестанут. Ведь любовь лучше, чем война. Они же почему такие злые? Потому что у них велосипеда нет. С другой стороны советуют срочно ввести визы с теми, кто уже отделился. Остальных немедленно отделить, а уже потом ввести визы. Еще лучше построить стену с пулеметными вышками. Хватит кормить Кавказ, в общем. Те, кто это говорит, делают это с таким видом, будто лично измучились носить черпак от общего котла до ртов разных бородачей.

Последний случай в Москве, когда толпа дагестанцев отбивала своего земляка-насильника, покалечив при этом полицейского, развивался по обычному шаблону. Все сказали то, что мы и так слышали уже десятки раз. Опухоль еще чуть-чуть увеличилась. Между тем, о каких-то очевидных вещах говорят слишком мало и слишком тихо.

Во-первых, миграцию не остановить. По самым разным причинам. Социальное давление беднейших регионов на страны золотого миллиарда будет только увеличиваться. Нельзя одной рукой проводить глобализацию, а другой сдерживать эти процессы.

Во-вторых, существует две основные модели миграции. Старая добрая модель «плавильного котла» и новая модная модель мультикультурализма. Надо ли объяснять, чем они отличаются? Первая модель следует установке «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». Раз ты сюда приехал, значит, здесь тебе лучше, чем там, откуда ты родом. Изволь принимать все правила, по которым живут здесь. Во второй модели ты молодец уже потому, что приехал. Нет необходимости вливаться в новое общество, принимать его устои, даже учить язык. Хотя ты это общество не строил, но оно тебе обязано больше, чем своим собственным гражданам. Ведь ты такой несчастный, необразованный, бедный и настрадавшийся. Вторая модель развращает людей удивительно. Как вы понимаете, ни к национальным особенностям, ни к религиозным воззрениям это никакого отношения не имеет. Принимающая сторона просто ведет себя так, как будто без боя покоряется любому заезжему хлопцу.

В Европе уже признали, что политика мультикультурализма провалилась. Однако де-факто никаких перемен вслед за этим признанием не последовало. У нас такую политику никто официально не проводил, но и неофициальных последствий нам уже хватает. Половинчатые меры только усугубляют ситуацию. И вот уже Дмитрий Ольшанский язвит в Фейсбуке: «А разгадка одна - наши деды воевали с фашизмом и не сметь нарушать территориальную целостность страны». Такое наглое передергивание уже вошло в привычку. В 91-м году, если Дмитрий не забыл, мы нашу территориальную целостность сохранять не стали. Дивным образом количество узбеков, таджиков, азербайджанцев и многих других в России почему-то не уменьшилось, а увеличилось. При этом весьма серьезно. Отстутствие или наличие виз никому не мешает. Визы – это лишь дополнительные затраты, взятки, перевод всего процесса в криминал, но не больше. Стоит посмотреть на США и Мексику. Какие меры только не предпринимают американские власти, а количество нелегальных эмигрантов с юга только растет. В южных штатах испанский выходит на первое место. А ведь надо сказать, что Мексику по уровню жизни просто сравнивать с каким-нибудь Таджикистаном невозможно. Но едут все равно.

Наверное, в Советском Союзе уровень жизни на окраинах поднимали не просто так. Есть заводы, есть рабочие места, есть школы с национальным языком – зачем куда-то ехать? При этом лучших специалистов, конечно, можно забрать и в центр. А сейчас у нас советский опыт буквально пародируют. В Чечне, например. Деньги вкачивают, но никакой ответственности ни руководители республики, ни ее граждане не несут. Само собой, это и приводит к тем последствиям, которые мы видим.

Происходящее, конечно, требует самых срочных мер. Люди задают вполне закономерные вопросы. Если полиция не в состоянии защитить саму себя, как она может защитить обычных граждан? Если полиции предъявляют претензии за действия во время митингов и за посадки, то почему не радуются действиям дагестанцев, которые тоже швыряют камни и ведут себя аналогичным образом?

Всем понятно, что если такая политика будет продолжена, то ничего хорошего нас не ждет. Надо бы уже начинать что-то делать. К примеру, перестать использовать само понятие «диаспора». Что это еще за государство в государстве? Откуда какие-то представители Чечни по всей России? Почему нужно договариваться с непонятными старейшинами? Это кто такие вообще? Где они в Конституции или в каком-то законе?

Властям бы пора понять, что само оно никак не рассосется и не решится. Нужны конкретные действия. Начиная с образования. Детей без знания русского языка распихивают по обычным школам в соответствии с их возрастом. Естественно, они чувствуют себя ущербными. Дискомфорт испытывают они сами, их одноклассники, педагоги. С этого момента начинается отчуждение. И т.д. и т.п.

Если же никаких мер предпринято не будет в ближайшее время, встанет невеселый вопрос: а хотят ли наши власти вообще решать эту проблему?

Источник: http://unilevel.livejournal.com/806407.html

62
877
45