Духовный социализм. Не по-Марксу, а по Папе!

Послание папы Льва XIII О положении трудящихся. 15 мая 1891 года


"...все граждане без исключения могут и должны содействовать общему благу, в котором отдельные лица обретают такую пользу для себя, не надо думать, что содействие это одинаково. Как бы ни менялись формы правления в государстве, всегда останутся различие и неравенство; общество и немыслимо без этих различий. Нельзя обойтись без людей, которые ведали бы общими делами, составляли законы, вершили суд, руководили народом во время мира и защищали его во время войны. Конечно, они должны занимать особое положение и пользоваться наибольшим почетом, ибо дело их чрезвычайно важно для страны. Те, кто занимается торговлей и ремеслами, содействуют благосостоянию иным путем, но и они, хотя и не так непосредственно, оказывают народу в высшей степени важные услуги. Говоря о том, что целью общества должно быть усовершенствование людей, мы утверждали, что главное благо его - добродетель. Однако во всех благоустроенных государствах отнюдь не забыты телесные, внешние блага, ибо "пользоваться ими необходимо для добродетельной жизни" (св. Фома Аквинат "De Reg. Princ.", 1, 15). Для того же, чтобы поддерживать материальное благосостояние, наиболее производителен и безусловно необходим труд неимущих, их умение и сила, которую они прилагают к обработке земли и работе на фабриках. В сущности, их сотрудничество так важно, что лишь благодаря их труду обогащаются государства. Тем самым, по справедливости, правительство должно заботливо охранять интересы более бедных жителей, чтобы люди, содействующие в такой мере благосостоянию общества, сами пользовались благами, которые они создают - приличным жилищем, одеждой, пропитанием; чтобы здоровье их не подвергалось опасности, и жизнь вообще была менее тяжкой, более сносной. Не надо думать, что такие заботы повредят чьим-нибудь интересам - они полезны для всех; обществу лучше, если избавятся от нищеты те, от кого оно так зависит.

Мы сказали, что государство не должно поглощать личности или семьи - личность и семья должны сохранять полную свободу действий, поскольку она совместима с общим благом и интересами других людей. Однако правители должны ревностно оберегать общество и все его части: оберегать общество, ибо его сохранение и есть по преимуществу дело высших властей, а ради его целости и существуют правительства; оберегать части, ибо и разум, и Евангелие согласно учат, что целью государственного правления должно быть не преимущество правителя, а благо тех, кем он правит. Дар власти - от Бога, это как бы подобие наивысшего из всех главенств, и проявляться он должен так, как проявляется власть Божия - с отеческой заботою, которая не только руководит целым, но и касается всех частностей. Когда обществу или классу грозит какое-либо зло и усилия частных лиц устранить его не могут, должна выступить государственная власть. Но обществу и частным лицам нужно, чтобы поддерживался мир и добрый порядок; чтобы семейная жизнь была согласна с Божиим Законом и законом природы; чтобы веру почитали и слушались ее; чтобы не падала нравственность в общественной и частной жизни; чтобы уважали святость правосудия и никто не мог безнаказанно вредить другому; чтобы граждане вступали в зрелый возраст развитыми, сильными и способными, если надо, защитить свою страну. Если бы труд приостановился из-за стачек и общественному спокойствию неминуемо грозила смута или если бы среди рабочих ослаблялись узы семьи; если бы вера страдала от того, что рабочим некогда ходить в храм или смешение полов, а то и другие вредные условия представляли опасность для нравственности на фабриках и в мастерских; если бы хозяева налагали непосильные тяготы или оскорбляли достоинство работников; если бы, наконец, чрезмерный или несвойственный данному полу и возрасту труд вредил их здоровью - тогда, в известных пределах, было бы справедливо требовать вмешательства власти и закона. Пределы эти укажет самая природа случая, руководящим же остается принцип: закон не должен заходить далее того, что необходимо для устранения зла или опасности.

Нужно свято уважать права, чьи бы они ни были. Общественная власть обязана предупреждать и наказывать их нарушение, равно как и охранять их у каждого. Однако, если речь идет об охране частных прав, следует особенно печься о неимущих и беспомощных. Те, кто богаче, могут защитить себя, им не так нужна помощь государства. Бедным же опереться не на что, кроме государственной власти. Поэтому она должна уделять особое внимание людям, живущим своим трудом, ибо именно они - слабые и нуждающиеся.

Однако рассмотрим отдельно, когда именно государство вправе вмешаться. Прежде всего, утвердим, что власть и законы должны всемерно охранять частную собственность. В наше алчное, жадное время очень важно удержать народ на пути долга, ибо, хотя всякий волен стремиться к улучшению жизни, справедливость и общее благо не позволяют, чтобы кто-то захватывал то, что принадлежит другому или под пустым, смехотворным предлогом полного равенства посягал на чужое достояние. Несомненно, огромная часть трудящегося люда предпочитает улучшать свою жизнь честным трудом, не обижая других. Но люди, пропитанные ложными учениями и жаждущие революционных перемен, направляют все свои силы к тому, чтобы вызвать мятеж и установить политику насилия. Государственная власть должна обуздать возмутителей, оградить рабочих от заразы, законных собственников - от грабежа.

Обычно рабочие прибегают к стачке или потому, что слишком продолжителен рабочий день, или потому, что слишком тяжела работа, или потому, что они считают плату недостаточной. Тяжелые последствия этого явления надо предупреждать врачующими мерами, ибо остановки в работе не только наносят ущерб хозяевам и даже рабочим, но чрезвычайно вредят торговле и интересам всего населения. Кроме того, стачки нередко приводят к насилиям и беспорядкам, грозя общественному спокойствию. Законы должны предупреждать самое возникновение этих смут и всячески устранять причины, приводящие к столкновению между рабочими и владельцами заводов.

Рабочие имеют много прав, которые должна охранять государственная власть. В первую очередь, это духовные блага. Земную жизнь, как бы хороша она ни была, никак нельзя считать конечной целью, для которой создан человек. Душа сотворена по образу и подобию Божию; в ней - то главенство, из-за которого человеку поведено владычествовать над созданиями, стоящими ниже его, и пользоваться всей землею. "Наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Быт 1, 28). В этом отношении все люди равны; нет различия между богатым и бедным, хозяином и слугою, правителем и подданным, "потому что один Господь у всех" (Рим 10, 12). Никто не может безнаказанно оскорблять человеческое достоинство, никто не может препятствовать той подлинной духовной жизни, которая приуготовляет к вечной жизни на небесах. Более того, человек в этом случае не имеет власти над самим собою. Он не вправе соглашаться на такой порядок, который рассчитан на уничтожение смысла и цели его бытия. Он не может отдавать в рабство души, ибо тогда нарушились бы даже не права человека, а права Бога, самые священные и ненарушимые.

Отсюда следует, что он обязан прекращать всякие дела и работы в воскресенье и в праздничные дни.

Такой отдых от труда не потворство лености, тем более - не повод к расточительству и излишеству, как желали бы многие; он освящен верой. Отдых, соединенный с благоговением, располагает забыть на время суету повседневной жизни и направить мысли на блага небесные и на богослужение, которое составляет первую нашу обязанность к Предвечному. Именно это прежде всего побуждает к воскресному отдыху, который был установлен Божиим законом Ветхого Завета: "Помни день субботний, чтобы святить его" (Исх 20, 8). К этому отдыху располагает таинственный "покой" Божий по сотворении человека: "И почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал" (Быт 2, 2).

Если мы обратимся теперь к предметам внешним и телесным, важнее всего оградить бедных рабочих от жестокости хищных хозяев, для которых люди - просто средство наживы. Несправедливо и бесчеловечно изнурять людей чрезмерной работой, притупляя их разум и истощая их тело. Силы человека, как и вся его природа, ограниченны, и не могут перейти определенного предела. Работа и упражнение развивают их, но лишь тогда, когда есть и должный перерыв, и надлежащий отдых. Стало быть, повседневный труд надо налаживать так, чтобы он не длился дольше, чем позволяют человеческие силы. Сколько раз и надолго ли надо прерывать работу, зависит от ее природы, от обстоятельств и от здоровья или силы рабочих. У тех, кто трудится в рудниках и каменоломнях, в недрах земли, рабочий день должен быть короче, ибо труд их тяжелее и вреднее. Надо учитывать и время года, ибо нередко бывает, что труд, выносимый в одно время, невыносим или очень тяжел в другое. Наконец, труд, посильный для взрослого мужчины, не может стать нормой для женщины или ребенка. Надо особенно печься о том, чтобы дети не работали в мастерских и на фабриках, пока не окрепнут их тела и души. Женщинам не годятся многие виды фабричных работ, ибо женщина по природе приспособлена для работы домашней, которая лучше всего охраняет ее скромность и способствует доброму воспитанию детей и благу семьи. Как общее правило надо принять, что и досуг и отдых должны соответствовать расходу сил; расход этот нужно покрывать, прекращая работу.

При всех соглашениях между хозяевами и рабочими выражается или подразумевается отдых для души и тела. Пренебрегая этим условием, мы поступили бы против права на справедливость, ибо никто не вправе требовать и никто не может обещать отказа от обязанностей, которые человек имеет к Богу и к самому себе.

Теперь мы подходим к очень важному предмету, о котором, во избежание крайностей, необходимо иметь верное представление. Говорят, что заработная плата устанавливается через свободный договор, и потому владелец промышленного предприятия, уплачивая рабочему обещанное, исполняет свой долг и не обязан делать ничего больше. Несправедливость могла бы возникнуть лишь в том случае, если бы хозяин не уплатил полностью, или рабочий не выполнил работы. Только тогда должно вмешаться государство и проследить, чтобы каждый получил положенное.

Такие рассуждения никоим образом не соответствуют здравому смыслу, ибо тут совершенно упускаются из виду очень веские соображения. "Трудиться" значит "прилагать свои силы к добыванию того, что необходимо для жизни, прежде всего - для самосохранения". "В поте лица твоего будешь есть хлеб" (Быт 3, 19). Поэтому у человеческого труда две особенности, две характерные черты. Прежде всего он личный, ибо проявление индивидуальной силы принадлежит тому, кто ее тратит ради известной личной выгоды. Кроме того, он - необходимый, ибо без плодов его человек жить не может, а самосохранение - закон природы, не подчиняться которому грешно. Если мы примем в соображение только то, что труд - личный, рабочий, без сомнения, вправе довольствоваться какой угодно платой, ибо как он волен работать или не работать, так он волен и брать за свой труд мало или вовсе ничего. Но труд еще и необходим, а это меняет самую суть дела. Сохранение жизни - священный долг каждого, нарушение его - преступно. Отсюда следует, что каждый вправе приобретать необходимое для жизни; бедный же может приобретать это не иначе, как своим трудом, в виде заработной платы.

Поэтому, хотя хозяева и рабочие свободны соглашаться о заработной плате, у свободы этой есть пределы. Предписание природы, более повелительное и древнее, чем какие бы то ни было договоры между людьми, требует, чтобы вознаграждение, получаемое рабочим, было достаточным для приличной и скромной жизни. Если, поневоле или страшась большего зла, рабочий соглашается на худшие условия, т.к. хозяин или подрядчик отказывают ему в лучших, он - жертва насилия или несправедливости. В таких и подобных случаях (скажем, когда встает вопрос о продолжительности рабочего дня или о санитарных условиях) желательно избегать государственного вмешательства, особенно из-за крайних различий в условиях времени и места. Лучше обращаться за содействием к учреждениям, о которых сейчас пойдет речь, или как-то иначе охранять интересы людей, живущих на заработную плату.

Если рабочий зарабатывает достаточно, чтобы обеспечить себе, жене и детям умеренное благосостояние, то, при должном благоразумии, он без труда научится бережливости и сможет обзавестись скромной собственностью, побуждаемый к тому самой природой. Мы видели, что рабочий вопрос нельзя разрешить, не приняв за принцип священность и неприкосновенность частной собственности. Следовательно, закон должен благоприятствовать праву на нее и побуждать возможно большее число граждан к тому, чтобы они стали собственниками.

Это привело бы к множеству благодетельных результатов, прежде всего - к более равномерному распределению собственности. Вследствие перемен и революций общество разделилось на две касты, и пропасть между ними все шире. С одной стороны, образовался класс, владеющий богатством и потому обладающий силою, который держит в руках промышленность и торговлю, заправляет к своей выгоде и по своему усмотрению всеми источниками богатства и сильно влияет на самые органы власти. С другой стороны, есть нуждающаяся и обездоленная масса, озлобленная страданиями и всегда готовая к возмущениям. Если поощрять среди рабочих стремление участвовать во владении землей, между этими классами был бы перекинут мост, сократилось бы расстояние между большим богатством и глубокой бедностью. Кроме того, возросло бы изобилие плодов земли. Люди работают лучше и охотней, когда трудятся над своею собственностью; более того, они научаются любить землю, которая, в ответ на работу их рук, дает не только хлеб для пропитания, но и другие блага им самим и тем, кто им дорог. Само собой понятно, тяга к добровольному труду увеличивала бы производительность земли и благосостояние общества. Третье преимущество - в том, что люди прилеплялись бы к родной стране, ибо никто не пожелал бы менять ее на чужую, если бы находил у себя дома средства к сносной и счастливой жизни. Однако на эти важные блага можно рассчитывать лишь в том случае, если средства у людей не высасываются и не истощаются чрезмерными налогами. Право частной собственности проистекает от природы, а не от человека, и государство вправе лишь упорядочивать пользование ею в интересах общего блага, но отнюдь не отменять ее. Следовательно, оно поступает несправедливо и жестоко, если в виде налога берет больше надлежащего."

Источник: http://www.claret.ru/rerum.html

0
342
0