Путин: лидеры G20 сделали еще один шаг навстречу друг другу

В мексиканском Лос-Кабосе состоялась встреча глав государств и правительств стран – членов "Группы двадцати". Российскую делегацию на саммите возглавлял президент Владимир Путин. По итогам саммита G20 Владимир Путин дал пресс-конференцию и ответил на вопросы журналистов.

В.ПУТИН: Считаю, что в Лос-Кабосе лидеры двадцати стран сделали еще один шаг на пути взаимопонимания. Работали слаженно, конструктивно и плодотворно, добивались компромиссов.

Это показали и двусторонние переговоры с главами государств и правительств, которые прошли на полях саммита, и конечно же, рабочие заседания самой "Группы двадцати". Состоялась содержательная дискуссия по вопросам восстановления и стимулирования экономического роста. Особое внимание уделили проблемам глобальных дисбалансов и сокращения уровня задолженности развитых стран.

В числе основных результатов встречи отмечу решение увеличить ресурсную базу Международного валютного фонда на 430 миллиардов долларов США. Это необходимо для стабилизации мировой экономики и снижения рисков на финансовых рынках. Россия готова предоставить в распоряжение ВМФ до 10 миллиардов долларов США из международных резервов Банка России.

При этом убеждены, что за увеличением ресурсной базы Фонда должна последовать и реформа его управления, целью которой в том числе станет повышение роли в МВФ динамично развивающихся экономик. Следует завершить реформу 2010 года, а затем пересмотреть форму расчета квот и голосов в МВФ. Это существенно повысит легитимность Фонда, позволит оперативней реагировать на кризисные явления в глобальной экономике.

Важными итогами саммита стали решения в сфере реформы финансового регулирования. Условились принять новый устав Совета финансовой стабильности, который не только наделит Совет статусом международной организации, но и решит его институциональные и экспертные возможности, расширит эти возможности.

Утверждены принципы реализации национальных программ в сфере финансового образования. Они сформированы Организацией экономического сотрудничества и развития при активной поддержке Российской Федерации.

Особое место в дискуссии на саммите было отведено вопросам торговли, в первую очередь в контексте отказа от протекционистских мер как в области товаров и услуг, так и в области инвестиций. Особое внимание было уделено социальной тематике. В первую очередь, конечно, вопросам содействия занятости.

В ходе рабочего заседания были затронуты и вопросы продовольственной безопасности. Среди негативных факторов здесь отмечены ограниченность ресурсов, проблемы изменения климата и волатильность цен на сырье, на сырьевые товары. Стабилизировать ситуацию возможно, в том числе сосредоточив усилия на решении приоритетных задач в сельском хозяйстве. Речь идет об увеличении объёмов производства и повышении качества сельхозкультур, о росте инвестиций в инфраструктуру и совершенствовании системы информационных данных о состоянии сельхозпроизводства и рынков. Условились продолжить совместную работу и исследования, разработки, обмениваться технологиями.

Темы, обозначенные в Лос-Кабосе, безусловно, получат развитие и в ходе предстоящего российского председательства в "двадцатке". В целом намерены сохранить преемственность в работе форума, сконцентрироваться на обсуждении тех проблем, для решения которых и была создана "двадцатка". Говорю о реформировании международной валютно-финансовой системы, об укреплении международных финансовых институтов и, конечно же, о продолжении преобразований в сфере регулирования финансовых рынков.

Также продолжим дискуссию и по таким традиционным нефинансовым темам, как энергетика и климат, мировая торговля и содействие развитию. Конечно же, повестка следующего саммита, который пройдет в Санкт-Петербурге осенью 2013 года, будет формироваться исходя их сценариев развития мировой экономики, положения дел в международных финансах. Но уже сегодня могу сказать, что мы обязательно проведем инвентаризацию всех обязательств, данных "двадцаткой" ранее.

Подчеркну, "Группа двадцати" принимает решения, которые касаются по сути всех стран мира, и не вправе руководствоваться только своими позициями и только своими интересами. В этой связи считаем важным создать максимально широкую дискуссию и дискуссионную площадку, на которой свои точки зрения смогут высказать страны, не входящие в "двадцатку", в том числе через авторитетные международные организации, через экспертов, представителей бизнеса и гражданского общества.

Мы нацелены на конструктивные результаты, способные оказать реальное влияние на стабильное развитие мировой экономики и рост благосостояния граждан наших стран. Рассчитываем, что совместными усилиями мы будем добиваться этих целей.

Уважаемые дамы и господа! Саммит дал хороший шанс пообщаться с основными международными игроками в ходе двусторонних встреч, с коллегами. Достаточно широкий круг вопросов обсудили с президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой, с премьер-министром Японии господином Нодой, с премьер-министром Дэвидом Кэмероном, с премьер-министром Реджепом Эрдоганом, с президентом Бразилии, с президентом Индонезии.

Отмечу, что все участники встреч настроены на активную совместную работу и не только в решении проблем глобальной экономики, урегулирования кризиса и так далее. Работа была полезной и интересной. Благодарю вас за внимание. И конечно, в кулуарах, что называется, практически с каждым из участников были проведены небольшие беседы – достаточно конструктивные и содержательные. Спасибо большое еще раз.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, вы за эти два дня очень много, наверно, говорили с вашими партнерами по сирийской проблеме. И многие ваши партнеры считают, что эту проблему невозможно разрешить без смены режима, так сказать, без ухода президента Асада. Вы неоднократно говорили, что Россия не держится за режим Асада, но необходимо знать ответ на вопрос, что будет дальше, что будет в пост-асадовской Сирии. Наверняка вы задавали этот вопрос вашим партнерам. Что они вам ответили? Устраивает ли это видение, которое было выражено вашими партнерами, вас? Если устраивает, то готова ли Россия согласиться на уход и на смену режима?

В.ПУТИН: Я чувствую, что мне придется повторить нашу принципиальную позицию. Она заключается в следующем: мы считаем, что никто не вправе решать за другие народы: кого приводить к власти, а кого от власти отстранять. Да, мы знаем, что часть сирийского народа, которая представлена вооруженной оппозицией, хотела бы, чтобы президент Асад ушел.

Но, во-первых, это еще не весь сирийский народ. А во-вторых, и это самое главное, что я хочу сказать, важно, чтобы произошла не просто смена режима, а важно добиться такой ситуации, чтобы после смены власти, если она произойдет (а произойти она должна только конституционным путем), чтобы после этого в стране наступил мир и прекратилось кровопролитие.

А чтобы добиться этой цели, нужно заранее и как следует поработать. Нужно добиться от всех участников вооруженного конфликта, чтобы они прекратили это кровопролитие, сели за стол переговоров и заранее договорились о том, как они будут жить дальше вместе в общей стране и как будут обеспечены интересы и безопасность всех людей, которые сегодня в этот конфликт вовлечены. Сделать это нужно заранее, а не так, как в некоторых странах Северной Африки, где до сих пор продолжается кровопролитие, несмотря на то, что смена режима состоялась.

Вот в этом и заключается наша принципиальная позиция. На мой взгляд, наши партнеры, мои коллеги в ходе этих дискуссий по сирийской проблеме не только слышали, но и в известной степени согласились с таким подходом. Но различия в наших оценках пока еще остаются. Мы договорились о том, что будем работать вместе для того, чтобы эту проблему решить.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, вы сказали о 10 миллиардах долларов, которые Россия выделяет Международному валютному фонду. Этой же дорогой идут и другие страны – выделяется более 400 миллиардов долларов. Но, выступая на ряде встреч, выступая в газетах, Вы высказали мысль, что вливание ликвидности – это мера, которая может на какой-то этап стабилизировать ситуацию, но не является системной. Какие системные меры Вы видите для того, чтобы мировую экономику «привести в чувство» и улучшить ситуацию в ней?

В.ПУТИН: Во-первых, когда я говорил о вливании ликвидности, то имел ввиду вливание ликвидности в коммерческие банки, в реальную экономику и так далее, а не в международные организации.

Второе. Мы не предоставляем эти 10 миллиардов долларов так же, как и другие участники этого процесса. Мы резервируем эти деньги и готовы будем их предоставить, если они потребуются.

И третье. И мы, и другие участники этого процесса – мы не передаем эти деньги просто так – это возвратные ресурсы. По сути, это один из видов размещения наших золотовалютных резервов. А они, как известно, третьи в мире по объемам – свыше 500 миллиардов долларов. В целом эта операция даже с точки зрения наших финансовых интересов имеет смысл для России.

И в то же время стабилизирует, конечно, расширяет возможности Международного валютного фонда. А он, действуя по своим правилам и по своим законам, достаточно эффективно работает для того, чтобы оказывать поддержку с точки зрения стабилизации мировой финансовой системы. В чем мы тоже заинтересованы, также как и все участники международной жизни. Поэтому считаю это решение абсолютно обоснованным и правильным.

Что же касается фундаментальных подходов, то, конечно, для того, чтобы решить проблемы в мировых финансах, в мировой экономике, нужно не просто оперировать какими-то цифрами и оказывать поддержку в том числе и проблемным экономикам, проблемным странам, нужно менять условия функционирования международной финансовой системы, нужно менять принципы, консолидировать бюджеты, повышать финансовую дисциплину, снижать задолженности государств (запредельные вещи, когда в еврозоне свыше 80 процентов – госдолг в среднем по зоне, в США – 104 процента госдолг), снижать дефициты бюджетов. Если в еврозоне еще стабильно этот параметр себя чувствует, то в некоторых других странах, в том числе в Штатах – 9 с лишним процентов. Правда, есть тренд на снижение. И это очень хороший сигнал для всей мировой экономики.

Если мы добьемся решения вопросов такого фундаментального характера, тогда можно сказать, что ситуация в мировой экономике, в мировых финансах существенным образом меняется. Но это не простые задачи. Главное заключается в том, что в ходе дискуссии по этим вопросам практически все участники сегодняшней встречи в том или ином виде так или иначе согласились с этими подходами.

Мы, возглавив "двадцатку" в предстоящий год, будем активно работать с нашими партнерами, сделаем эти темы ключевыми при дискуссии в следующем году и в ходе подготовки, надеюсь, сможем договориться о совместной работе по этому основному направлению.

ВОПРОС: Мы тут гадаем, поедете ли вы на летнюю Олимпиаду в Лондоне. Есть разные версии. Возможно, вы обсуждали эту тему с господином Кэмероном. Не могли бы сейчас внести ясность. Спасибо.

В.ПУТИН: А чего гадать. Спросили бы – я бы давно сказал. Российскую делегацию при открытии Олимпийских игр в Лондоне будет возглавлять председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев. Я, скорее всего, тоже побываю на Олимпиаде. Я хочу приехать на соревнования по дзюдо, я об этом вчера господину Кэмерону сказал. Он заявил, что будет рад меня видеть в Лондоне. Может быть, и увидимся с ним. Во всяком случае, это будет частная поездка.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, звучит, конечно, необычно, но вы новичок на саммитах "Большой двадцатки". С другой стороны, это дает вам возможность без излишнего политического, дипломатического этикета сказать, что вам нравится, что не нравится, что надо поменять, тем более что Россия будет возглавлять следующий саммит "Большой двадцатки". Вы считает, что можно поменять, а что нужно оставить?

В.ПУТИН: Мне кажется, что можно было бы больше внимания уделить ключевым вопросам, ради которых "двадцатка" и создавалась. Я об этом сказал в самом начале. То есть уделить больше внимания вопросам архитектуры международных финансовых отношений, мировой экономики.

Мы должны понимать, что будет происходить в еврозоне. Мы должны не только понимать, но и договориться о том, что мы будем иметь определенное и большее влияние в МВФ, в других институтах финансовых. Мы должны, если мы свои золотовалютные резервы размещаем в евро, в государственных облигациях некоторых европейских государств, большую половину или около половины – в долларах и в государственных облигациях Соединенных Штатов, нам бы хотелось знать, что будет происходить с долларом после выборов президента Соединенных Штатов в ноябре текущего года, как Соединенные Штаты будут решать проблемы, с которыми они сталкиваются и с этими вызовами, которые перед ними стоят – долг-то государственный 15 триллионов. Что будет с основной мировой резервной валютой, и к чему мы должны быть готовы?

Я считаю, что эти вопросы должны быть в центре внимания "двадцатки". Должен вам сказать (я уже об этом упоминал), коллеги с пониманием относятся и к нашим озабоченностям, и к нашим предложениям расширить дискуссию по этим ключевым проблемам. Я в принципе удовлетворен.

ВОПРОС: У меня вопрос о вашей встрече с Бараком Обамой. В последнее время появляются сведения о том, что США готовы в самое ближайшее время отменить поправку Джексона-Вэника, но ей на смену, скорее всего, придет так называемый закон Магнитского со всеми вытекающими из этого последствиями для российско-американских отношений. Насколько подробно эта тема обсуждалась во время вашей беседы с президентом США, и какие доводы вы привели ему в этом разговоре?

В.ПУТИН: Эту тему мы обсуждали. Никаких доводов я не приводил. Потому что какие могут быть доводы? Если Конгресс решит принять этот закон, значит он его примет. Но это совершенно разные вещи. Поправка Джексона-Вэника негативным образом сказывается на торгово-экономических связях между Россией и Соединенными Штатами. Ну что там говорить? У нас с Соединенными Штатами объем торговли 32 миллиарда. Это – ничто. Это, считай, ноль.

У нас с Китаем объем торговли – 83,5 миллиарда, с ФРГ – 72 миллиарда, а с США – 30 с небольшим. Куда это годится? Да еще поправка Джексона-Вэника или прочие ограничения действуют. Это во вред и экономике США, и экономике России, и во вред мировой экономике. Надеюсь, что эта поправка, дискриминирующая Россию на рынке США, будет отменена.

Тем более что мы вступили теперь во Всемирную торговую организацию, и ее сохранение будет наносить только ущерб американским компаниям, работающим на российском рынке, потому что тогда те преференции, которые будут иметь другие страны ВТО в России, не будут распространяться на Соединенные Штаты. Соединенные Штаты сами заинтересованы в том, чтобы отменить эту поправку. Надеюсь, что это произойдет в ближайшее время.

Что же касается закона, связанного с трагедией Магнитского – ну, если будет принят, значит – будет. Мы не считаем, что это требует такого внимания со стороны Конгресса, но если будут какие-то ограничения, связанные с какими-то гражданами России на въезд в Соединенные Штаты, значит, будут и соответствующие ограничения на въезд в Российскую Федерацию энного количества американцев. Я не знаю, зачем и кому это нужно. Но если кто-то это сделает, значит так и будет. Но это не наш выбор.

ВОПРОС: На ваш взгляд, есть ли в еврозоне тенденция к серьезному ухудшению, и не поэтому ли Россия, например, раздумывает о выделении кредита Кипру. Вторая часть вопроса: как Вы после совещания "двадцатки", на котором присутствовали, оцениваете действия коллег из Европы по преодолению этого кризиса?

В.ПУТИН: Я не думаю, что есть какие-то тенденции к ухудшению положения в еврозоне. Наоборот, я считаю, что мы вправе рассчитывать на изменение ситуации к лучшему, хотя, конечно, институциональные причины этого кризиса пока не устранены.

Но что меня настраивает на такой позитивный лад? Меня воодушевляет подход руководства Еврокомиссии, а мы не часто с ними соглашаемся, и ключевых стран еврозоны к тому, как они предполагают решать стоящие перед ними проблемы. Вот как бы там сложно не было, но все-таки Европа стремится, как мне показалось, разрешить кризис путем выхода на решение институциональных проблем экономики путем наведения дисциплины и порядка в финансах. Там, конечно, идет дискуссия внутри Евросоюза. Пока окончательного решения, я так понимаю, до конца не принято, но думаю, что они состоятся в ближайшее время.

ВОПРОС: Относительно вашего разговора с Обамой. Хотела бы уточнить по поводу того, как у Вас сложилось впечатление, стоит ли нам рассчитывать на улучшение отношений с США в случае, если Обама победит на президентских выборах. И будет ли решена такая проблема, как ПРО?

В.ПУТИН: Думаю, что проблема ПРО не будет решена вне зависимости от того, будет переизбран Обама или не будет. Соединенные Штаты идут по пути создания своей собственной системы противоракетной обороны уже не один год. Я пока не вижу ничего, что могло бы изменить их подходов.

Я считаю, что кардинально можно было бы изменить ситуацию только в том случае, если бы Соединённые Штаты согласились с нашим предложением: оно заключается в том, чтобы мы – и Россия, и Соединённые Штаты, и Европа – были бы равноправными участниками этого процесса.

Что это означает? Это означает, что все три участника этого процесса – Европа, США и Россия – совместно бы создавали эту систему, совместно бы имели возможность оценивать исходящие угрозы и могли бы совместно управлять этой системой, принимать решения по её использованию. Вот это кардинальным образом бы изменило ситуацию в сфере безопасности в мире. Но это совсем не значит, что мы не способны договориться о каких-то фрагментах этой совместной работы. Я думаю, что это возможно.

ВОПРОС: Я вчера прочитал вашу статью, которая была опубликована в мексиканской газете El Universal. В этой статье вы подчеркнули необходимость улучшения, модернизации российской экономики для того, чтобы привлечь иностранные инвестиции. У меня такой вопрос: кто или какой политик для вас является моделью? В последнее время вы высоко оцениваете пример реформатора Петра Столыпина.

В.ПУТИН: Деятельность Столыпина мне очень нравится, он очень многое сделал для России. Но знаете, у нас есть такая поговорка: "Не делай себе кумира". У нас, в истории Японии есть выдающиеся люди, и в истории Европы, Соединённых Штатов очень много интересных людей, который каждый что-то сделал для своей страны и для укрепления ситуации в мире вообще. Поэтому у нас с вами много примеров для подражания.

Пожалуйста, завершающий вопрос, потому что как раз сейчас должен прийти мой коллега Барак Обама и у вас будет возможность ему задать вопросы.

ВОПРОС: Как раз в продолжение темы о Бараке Обаме. Вы провели много встреч не только с ним, у Вас здесь появились новые знакомые, в частности премьер Нода (премьер-министр Японии Ёсихико Нода). Отталкиваясь от этого: с кем бы вы пошли в разведку?

В.ПУТИН: Ни с кем. Я в разведке уже давно не работаю. Эта страница моей жизни перевёрнута. У меня теперь другие задачи. Я с ними пойду на следующее заседание "двадцатки" в 2013 году в Санкт-Петербурге. И вас всех тоже от всего сердца приглашаю принять участие в этой работе.

Всего доброго. До свидания.

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=825759&cid=5

3
308
3