Госолигарх Николай Колесов слетел с вертолётных катушек

Индульгенция для Николая Колесова

23 ноября 2022 года Михаил Мишустин подписал Постановление правительства РФ №2125, согласно которому в так называемые «недружественные страны» запрещается вывоз вертолётов российского производства, их комплектующих, а также необходимые атрибуты для проведения их технического обслуживания и ремонта. Примечательно, что перечень «недружественных стран» состоит из наиболее платежеспособных государств.

Вертолётная «морковка» для Чемезова

Источники, хорошо знакомые со спецификой работы чемезовской оборонно-промышленной кормушки (ГК «Ростех») часто называют эту структуру «банкой с пауками»: ведь в ней всё устроено именно так – улыбающееся друг другу подельники Сергея Викторовича, на самом деле люто ненавидят друг друга и, вместо созидательного труда, постоянно сражаются за контроль над различными финансовыми потоками.

Именно в результате подобной борьбы, финансовые потоки российского вертолётостроения получил под свой контроль выпускник ПТУ № 55 г. Казани Николай Колесов, отодвинув от «вертолётной кормушки» команду торгово-промышленного вице-премьера Дениса Мантурова, долгое время считавшегося большим специалистом в вертолётном деле. На стороне Колесова выступил индустриальный директор авиационного кластера ГК «Ростех» Анатолий Сердюков. Подковерная борьба двух «пауков» – Сердюкова и Мантурова за финансовые потоки российского вертолётостроения продолжалась достаточно долго, с того момента, когда, ничего не смыслящий в авиации мебельщик Сердюков (впрочем, как и социолог Мантуров), в 2015 году был назначен «главным пауком Ростеха» по авиации. Но водрузить Колесова на огромный вертолётный бюджет удалось только в конце 2021 года, когда команда Мантурова, представленная в вертолётной отрасли России бухгалтером Богинским завела вверенные им активы в полный логический тупик, плотно подсев на щедрую «бюджетную иглу», богоспасаемого мантуровского министерства. Подтверждением факта возни двух указанных «чемезовских пауков» является изгнание «мантуровских», в частности, сына Леонида Белыха (Леонид Яковлевич, в вертолётных кругах считается  «политическим отцом» министра) Алексея, с должности руководителя казанского вертолётного завода.

Когда Анатолий Сердюков продвигал Николая Колесова на должность гендиректора АО «Вертолёты России», основным аргументом (своеобразной «морковкой») для совершенно не разбирающегося в отраслевой специфике Сергея Чемезова, было увеличение продаж вертолётов российского производства на внешнем рынке. По понятным причинам «сказочник» Колесов не скупился на обещания. Как сообщала в то время казанская деловая электронная газета «Бизнес Online», он объявил о планах производства в 2022 году 311 вертолётов. А отдельно по казанскому заводу (КВЗ) заявил, что якобы вертолёты уже проданы на три года вперёд 111, 120 и 125 машин.

Понятно, что Сергею Викторовичу Сердюков с Колесовым, мягко говоря, откровенно «вешали на уши лапшу», указанные выше цифры – это плод бурной фантазии бывшего ПТУшника и бывшего директора мебельного магазина, который, видимо, думал, что продажа вертолётов, немного похожа на реализацию табуреток и прочих мебельных атрибутов. Но это далеко не так. Как не пыжился в «словесных достижениях» предшественник Колесова, на протяжении всего времени его руководства продажи вертолётов только падали, что, собственно, в итоге и привело к падению Андрея Богинского с кресла гендиректора вертолётного холдинга.

У Колесова, только вступившего на эту должность, изначально шансов нарастить продажи в обещанных объёмах не было никаких. Но на это, судя по всему, он и не надеялся (хотя, кто знает, как мыслят выпускники ПТУ, взлетевшие по карьерной лестнице, явно выше своих профессиональных навыков). Главное для Колесова – это контроль отраслевых бюджетных потоков. Но ведь и какой-то «промышленно-производственный цирк» надо показывать – ну хоть какие-то переговоры вести с инозаказчиками.

Но тут случилось 24 февраля, после чего даже бутафорные переговоры стали невозможными. При этом, и некоторые заключённые (хотя и по кривым схемам) контракты тоже «посыпались». К примеру, сделка по продаже внушительной партии вертолётов Ми-17 Министерству обороны Филиппин.

Конечно, можно сослаться на обстоятельства, но, а для какой российской отрасли они сейчас лёгкие?

Вышеуказанное постановление российского правительства, где чёрным по белому чётко указан запрет на экспорт вертолётной техники российского производства делает ситуация однозначной в пользу тандема Колесова-Сердюкова, так как можно просто ссылаться на этот правительственный документ и не рассказывать, как ранее Андрей Богинский, «сказки» о том почему реализация вертолётов на экспорт падает.

Кстати, Филиппины, как известно не входят в список «недружественных» государств, определённых Постановлением Правительства РФ № 313 от 09.03.2022 года, но это не помешало министерству обороны этой страны отказаться от закупки российских вертолётов. Это лишний раз показывает, как важно для Колесова Постановление Правительства РФ № 2125 от 23.11.2022 года, так как тенденция отказа от сотрудничества затрагивает не только так называемые «недружественные» страны.

Мишустинские статисты

Справедливости ради, надо заметить, что, трезво читая постановление правительства о запрете продаж вертолётов российского производства недружественным странам, замечаешь некоторые интересные моменты: в перечне значится вертолёт Ми-2.

Но ведь серийное производство этого вертолёта с 1965 года было запущено в Польше, а в СССР он никогда серийно не производится. Так кому Михаил Мишустин запретил экспорт вертолёта Ми-2, неужели полякам?! Но будут ли поляки подчиняться постановлениям российского премьера?

Или вот, Ми-26. Этот, самый большой в мире вертолёт, производится в России, но ведь силовая установка (двигатели Д-136), используемая на этом вертолёте, украинского производства. В нынешних условиях, нам бы самим хватило резервного запаса украинских двигателей на складах Министерства обороны РФ, тут уж не до экспорта. Или Михаил Мишустин до сих пор рассматривает производство вертолёта Ми-26 в рамках кооперации с Украиной?!

Любопытно также, что в вышеуказанное постановление не включены военные вертолёты Ми-24, Ми-35, Ми-28, Ка-52 и Ка-27, не говоря уже о всяких там «Ансатах», Ми-38 и Ка-226. Следуя принципу «что не запрещено, то разрешено», получается, что любое государство из «недружественного списка» спокойно может закупать в России военные вертолёты для своих или чужих нужд?

Создаётся такое впечатление, что либо для работы в российское правительство набрали каких-то гастарбайтеров (хотя, дети российской «элитки» по степени образованности не сильно отличаются от гастарбайтеров), либо паника в российским правительстве настолько сильная (в связи с событиями), что подобные ляпы там просто на замечают.

Ну а что касается Колесова, то он действительно получил «высочайшую индульгенцию» во спасение собственной профнепригодности. И теперь он может с чистой совестью (если она, конечно, у него есть) пилить российский бюджет, благо и тут ему подфартило, Его теперь даже за «бесполезно сертифицированный» Ка-62 никто не спросит, тем более, что недавно глава Росавиации Александр Нерадько заявил о приостановке дальнейших работ по сертификации этого «сертифицированного» вертолёта.

А что касается внешнего рынка, то, ограничив не только продажи, но и работы по поддержанию лётной годности вертолётов российского производства, эксплуатируемых за пределами России, Колесов может лишиться большей части зарубежных эксплуатантов.

Однако, пока с продажами не особо ладится, в колесовском холдинге занялись мордобоем. Как сообщает издание «АвиаПОРТ», летом этого года холдинг «Вертолёты России» провёл в Казани отборочный тут чемпионата по боксу – ну надо же чем-то развлекать российских вертолётостроителей?! Примечательно, что более интеллектуального спорта руководство холдинга подобрать не смогло.

Источник: https://web-telegram.ru/#@komvip

0
5
0