На словах – все одобрение, в душе – бойкот


Соцопросы показывают довольно парадоксальную картину всеобщего единение и полной поддержки спецоперации. При этом добровольная мобилизация полностью провалена, желающих даже за деньги не так уж много.

В чем парадокс этой картины? В том, что скорее всего она вполне правдива. Режим нарвался на проблему, которую ранее создал сам.

Отстранение людей от процедур выработки и принятия любых решений, уничтожение избирательной системы, истребление оппозиции как таковой и многое другое делалось с одной целью: чтобы человек даже не думал, что он в этой стране что-то значит.

Нюанс в том, что у такой поведенческой модели есть и обратная сторона: отстраненность и показная лояльность не конвертируется в реальную поддержку любых действий власти. При этом значительная часть людей вполне может думать штампами, которые вбивают им пропагандисты про величие страны, про гениальность кормчего, и вполне бесконфликтно соединять это с той разрухой, которую они наблюдают своими собственными глазами.

Но на уровне действий ситуация прямо противоположна: человек поступает так, как диктует ему если не здравый смысл, то инстинкт выживания. А они требуют максимально дистанцироваться от любых действий, к которым призывает власть, просто потому что все эти действия идут вразрез с житейскими установками человека.

В итоге получаем странную смесь из внешней лояльности и фактического бойкота. То, что мы наблюдали во время фейковой пандемии, где значительная часть людей, пошедшая под укол, сделала это, просто чтобы отстали, но если была возможность «откосить» – немедленно ею пользовались.

Теперь то же самое получается и со спецоперацией. Власть даже не побеспокоилась выдвинуть хоть какую-то внятную версию ввода войск. Получилось как у Портоса: «Я воюю, потому что воюю». А желающих задаться вопросами быстро отучили от этого. Ну и какой результат режим хотел получить в результате всего этого?

Источник: https://publizist.ru/blogs/113683/43949/-

2
184
4