Британский посол сказал, что не верит в победу СССР

 

В мемуарах видного советского дипломата Ивана Михайловича Майского есть интересные воспоминания о приёме Сталиным английской делегации, во главе с министром иностранных дел Великобритании Энтони Иденом. Эти переговоры состоялись в середине декабря 1941 года в Москве, когда немцев едва-едва отбросили от столицы.

Делегация прибыла через Архангельск, на военном корабле. Сталин предложил не ходить вокруг да около, а подписать как договор о взаимопомощи в военное время, так и проект разграничения влияний в Европе после Победы. Несмотря на то, что на дворе не май сорок пятого, а декабрь сорок первого.

В целом, первый день переговоров прошёл плодотворно. Британцы были готовы хоть и не подписывать, но хотя бы обсуждать все предложенные их вниманию вещи. На второй переговоров Сталин добавил к проекту послевоенного мирового устройства небольшую бумагу, и сказал, обращаясь к Идену:

Этот «небольшой протокол» был одной из главных тем борьбы с Западом вплоть по Потсдамской конференции в сорок пятом. В коротком документе Англия признаёт СССР в границах сорок первого года.

 

Молотов встречает Идена на вокзале в Москве. Фото в свободном доступе.

То есть, Запад должен согласиться, что республики Прибалтики, Западные Украина и Белоруссия отныне и навсегда – законная часть Советского Союза. Англичане и американцы с такой концепцией были не согласны. Они уклонялось от официального признания факта вхождения прибалтийских республик в состав СССР. И подкармливали находившиеся в Лондоне осколки свергнутых буржуазных режимов Прибалтики, которые проявляли всё большую активность.

И вообще, члены британской делегации осторожно дали понять, что до Победы ещё очень и очень далеко. И чьей она будет – это ещё большой вопрос.

На следующий день Сталин предложил сделать в переговорах перерыв. И организовать для главы британского МИДа и сопровождающих его лиц «культурную программу». Посмотреть Дом-музей великого композитора Петра Ильича Чайковского. Англичане были только «за».

Но кортеж вдруг взял курс на выезд из Москвы и поехал по сожжённым подмосковным деревням. Британские дипломаты заволновались. Им пояснили, что родной дом Петра Ильича Чайковского расположен в подмосковном Клину, из которого совсем недавно выбили оккупантов.

 

Иден (слева) и Майский.

Фото в свободном доступе.

Доехав до Клина, гости увидели, что Дом-музей Чайковского практически разрушен войной. Всё внутри переломано, перепачкано, загажено. Костёр жгли прямо на полу одной из комнат, подбрасывая в него книги. Всюду – скомканные и разорванные ноты.

Министр Иден не очень дипломатично заметил:

Рядом, в каком-то полуразрушенном доме, британским дипломатам подали очень вкусный, по их воспоминаниям, горячий обед. И туда же привели показать троих немецких военнопленных.

Вид у пленных немцев был «правильный» – жалкий, потухший, безнадёжный. Они были закутаны в разнообразное тряпьё, но всё равно тряслись от холода и страха.

На Энтони Идена встреча с этой группой пленных произвела большое впечатление. А также огромное количество военной техники, брошенной поспешно отступавшими гитлеровцами. Совсем не такой победоносную германскую армию он привык видеть в прессе и на экранах, и представлял себе её совсем по-другому.

Министр заметил Майскому:

 

Дом-музей Чайковского в Клину после освобождения. Фото в свободном доступе.

На следующий день переговоры шли совершенно в другой обстановке. Посещение разрушенного музея Чайковского и особенно вид пленных немцев сильно впечатлил британских дипломатов.

В тот период подписания никаких соглашений о послевоенном устройстве мира и международном признании границ СССР состояться ещё не могло. Но первый шаг к этому был сделан.

Для прессы было составлено резюме об этих переговорах, которое очень болезненно восприняли в Берлине. Там говорилось о необходимости полного разгрома гитлеровской Германии и принятии после этого разгрома мер, которые сделали бы повторение Германией агрессии в будущем совершенно невозможным.

Международная политика - дело тонкое. Каждый правильный шажок продвигает политика и дипломата к цели. Решение Сталина организовать для гостей из Великобритании правильную «культурную программу» оказалось дальновидным, способствующим взаимопониманию и сотрудничеству двух стран.

автор:

Источник: https://dzen.ru/a/Y7WVkDubSXxdX-3G

13
400
14