Рекорды сталинской экономики – миф

Многие сегодня верят в высокие темпы роста экономики Сталинского периода, особенно в годы первых пятилеток. И даже официальные государственные советники предлагают, вполне серьёзно, вернуться к этому типу экономических отношений.

В период первых пятилеток промышленность СССР достигла объёмов выплавки чугуна и стали почти таких же, как и в передовых развитых капиталистических странах на тот период. Но скорость достижения физических объёмов такого же, количества продукции, как и в странах со свободной экономикой, не означает, достижения таких же, темпов экономического роста. Экономический рост предполагает рост доходов населения, которые позволят населению закупить больше произведенных товаров. Именно на наращивание богатства населения уходят годы. Рост благополучия населения даёт возможность наращивать объёмы промышленного производства. Так рост объёмов металлургической и металлообрабатывающей промышленности обеспечивается ростом возможности населения увеличивать закупки высокотехнологичных металлоёмких изделий – сложной бытовой техники, велосипедов, мотоциклов, автомобилей. Без обеспечения труда населения прибавочной стоимостью в виде соответствующих материальных благ, свободные люди попросту не будут работать. В СССР же, весь труд был принудительным, что не позволяет сравнивать экономические показатели СССР и стран с трудом свободных людей.

Когда говорят о применении принудительного труда в СССР, обычно подразумевают лишь труд заключённых. Но на самом деле, в годы первых пятилеток всё население СССР трудилось на принудительной основе, так как людям просто некуда было деться. Монополизм единственного работодателя принудил людей работать лишь за минимальное питание, за паёк. Они получали только то, в чём им совсем нельзя было отказать – продуктовый минимум, без которого невозможно прожить. Например, мой дед – рабочий металлопрокатного цеха Макеевского металлургического завода, в 1932, 1933 году получал в сутки 900 грамм хлеба, ещё 600 грамм получал на жену иждивенку, и по 300 грамм на троих несовершеннолетних детей. Один раз в месяц давали сахар, немного картошки. Это был основной заработок. Это были голодные годы, но это и были реалии первых пятилеток. Это и были истинные результаты советской экономики. Ведь в период «НЭПа» СССР обеспечил себя продуктами питания и даже экспортировал большое количество зерна, а возврат к «социализму» вновь вызвал голод. Те, кто не хотел жить в таких условиях, хотел получать за труд больше, пытались уехать или бежать за границу, но выезд из страны был запрещён: монополизм был полным, деться было некуда.

Когда современные пропагандисты советского типа государственного устройства говорят о том, что когда у «капиталистов» был экономический кризис, советская экономика развивалась высокими темпами. Так вот, экономический кризис в США тогда был не потому, что работы не было, а потому, что свободные люди не хотели работать за гроши. И не потому был дефицит продуктов, что их не могли произвести, а потому, что фермер не хотел работать при низких ценах на свою продукцию. Конечно, в СССР не было этих проблем: ГУЛАГ был сильной мотивацией работать на любых условиях.

         Советской экономике не нужно было привлекать людей к труду производством достаточного количества качественных товаров бытового потребления. Советская экономика производила товары группы «А» – средства производства, военную технику, и не имела потребности ориентироваться на покупательную способность населения. Советские люди не имели в достатке даже гвоздей в розничной продаже, не говоря уже о свободной возможности покупать велосипеды, мотоциклы, автомобили, хорошую бытовую технику. Для наращивания производства товаров группы «Б» – товаров потребления, необходимо было пройти долгий путь наращивания благосостояния населения. Чисто технически, объёмы производства, которых достигла страна в годы первых пятилеток, не были рекордными и показательными. Эти показатели невероятны лишь с точки зрения тех, кто не знал, не учитывал, что они достигнуты не экономическими, а принудительными методами.

Кстати, в этом проявлялась и социальная несправедливость советской системы. Ведь рабочий капиталистической страны, работая, становился всё богаче, ему давали не только пищу, чтоб он не умер. Он имел и жильё, и автомобиль, и вклады в банках, и возможность интересного отдыха. Так, Ли Харви Освальд, приехавший в СССР, получивший бесплатно однокомнатную меблированную квартиру, имевший здесь зарплату в 5 раз выше советского рабочего, разочаровался в жизни в СССР и решил уехать. Вот, что он писал по этому поводу в своём дневнике в 1961 году: «Я начинаю пересматривать своё желание остаться. Работа серая, деньги негде тратить, нет ночных клубов и боулинга, нет мест отдыха, кроме профсоюзных танцев. С меня достаточно».Фактически рабочий в капиталистической стране получал часть созданной прибавочной стоимости, и становился богаче. Остальная прибавочная стоимость достаётся капиталисту, но он из неё берёт только зарплату, пусть и высокую, остальная часть прибавочной стоимости идёт на расширение производства, создание новых производств и новых рабочих мест, служит обществу. В этом и есть высокая социальная справедливость капитализма, это и есть, по сути, социальное государство. Социальная справедливость капитализма и в том, что никому не запрещено заниматься предпринимательской деятельность, каждый человек сам решает, в каком качестве он будет участвовать в общественном труде. Сегодня же, пропагандисты Марксизма говорят о том, что при капитализме вся прибавочная стоимость достаётся только капиталисту. А всё, как раз наоборот. В общем, это старая истина: громче всех кричит – «держи вора», сам вор.

         Но вот что важно для понимания степени эффективности советской экономики – сами объёмы работы выполненной населением СССР в годы первых Сталинских пятилеток были гораздо меньшими, чем в сравниваемых странах. Статистика показывала конечный результат – например, тысячи тонн металла. И это были объёмы, почти, как в США, но в СССР из этого металла были отлиты, преимущественно массивные броневые листы, другое крупное литьё. Американцам же, для производства того же тоннажа было необходимо переделать выплавленный металл в широкий ассортимент проката различной толщины, выпускать разнообразнейшие профили для изготовления сложной и простой техники. Ещё для этого нужно было сделать множество штампов, разнообразнейших металлообрабатывающих станков и сборочных производств. А для изготовления толстого броневого листа, который преимущественно изготавливала промышленность СССР, дополнительных переделок почти не требуется – вылил из ковша расплавленный металл в открытую форму – вот и почти готовое изделие массой 100 или 200 килограмм. В СССР даже в сороковые годы ещё не было налажено производство всей номенклатуры проката различной толщины, необходимой для автомобилестроения. Так кабины грузовиков в послевоенное время делали из фанеры, а автомобиль «Победа», делали из проката толщиной 3 миллиметра.

         Свободная (капиталистическая) экономика зависит от воли народа, от потребностей покупателя. Соответственно к началу второй мировой войны США, практически, не имели танков. В СССР же было около 23 тысяч штук танков (по некоторым оценкам – 25 тысяч). Причём по большей части это были средние танки, в отличие от Германии, которая к 1941 году имела, лёгкие танки с противопулевой бронёй в 20 миллиметров. Сегодня ностальгирующие по СССР говорят – «Зато нас все боялись». Да боялись, потому что в свободных странах правительства не могут себе позволить затраты на армию в ущерб благополучию народа.

         Впечатление от преобразований первых пятилеток во многом создавало и то, что страна, которая словно остановилась в своём развитии в 1913 году, в 1933 году вдруг обрела технику нового поколения из Германии и США для строившихся электростанций и заводов, на золото, вырученное в «Торгсине».

         Не стала советская экономика эффективной и с началом Хрущёвских реформ, когда население всё же, начало получать некоторую часть прибавочной стоимости, хотя и гораздо меньшую, чем в странах со свободной экономикой. Показатели экономического роста в этот период выглядели успешными из-за принципов валового планирования производства. В результате изделия были необоснованно металлоёмкими, а, например, водители автобаз сливали бензин в землю, чтобы показать затраты, которые были заложены в планы. Вскоре от этого принципа планирования отказались, как ведущего к дополнительным затратам. Но это не смогло изменить системные недостатки советской экономики.

Уже с начала Брежневских времён, часть произведенной продукции не удавалось реализовать: сократить производство было нельзя, чтобы не показывать безработицу, и часть произведенной продукции приходилось утилизировать различными способами. Так обувь рубили и вывозили на свалку, залежалая одежда шла на ветошь. Срок эксплуатации металлорежущих станков директивно сократили, что позволило министерствам требовать демонтажа, хоть и работоспособных станков, но подлежащих демонтажу по новым нормам. Фактически это было производство ради производства. Здесь проявилась всё та же социальная несправедливость – рост доходов населения, так и не достиг уровня достигнутого производства.

Отметим, что производство продукции, которую заведомо не купят, гораздо менее затратно, чем продукции, которая должна понравиться потребителю. Ведь для производства хорошей обуви, например, необходимы талантливые высокооплачиваемые модельеры и дизайнеры, необходимы постоянные исследования спроса и дорогостоящая реклама модных тенденций, производство новых высокотехнологичных материалов. Ничего этого не нужно, в случае, если обувь попросту пойдёт на свалку.

Советская экономика продолжала производить товары группы «А», и эта ситуация способствовала успеху в области оборонной промышленности, авиации и космосе. При производстве этой продукции советская экономика работала, как и при обычном (не монополистическом) капитализме, когда непосредственно хозяин руководил отраслью экономики. Хозяином в советской системе, тем, кто имел возможность принимать решения, был только один орган – Политбюро КПСС. И когда член политбюро руководил непосредственно, тогда и был успех. Была успешной работа члена политбюро Берия, члена политбюро Устинова.

         Административная система не способная конкурировать на мировом рынке, она способна обеспечить лишь минимальные потребности человека. Видимость благополучия создала высокая цена на нефть в Брежневский период - нефть стоила 20 $, что в пересчёте на нынешние цены составляет 380 $. Эти высокие доходы от добывающей промышленности позволяли закупать качественную импортную обувь и одежду, зерно в больших количествах, сливочное масло и мясо. Но она не могла обеспечить независимость государства, поскольку и точные металлообрабатывающие станки, и качественные товары народного потребления, и продукты питания вынуждена была закупать. Это и стало причиной того, что преобразования экономики после 1991 года шли под руководством чужих советников, вопреки интересам народа и государства

         Мне довелось в советское время работать, в основном, в оборонной промышленности СССР. Наш завод наряду с оборонной продукцией выпускал металлообрабатывающие станки. В связи с этим, мне хорошо известны те недостатки, которые не могут позволить достичь экономических успехов при советской системе. Так ХХIV съезд КПСС постановил таки, увеличить производство товаров группы «Б», повысить качество всей продукции. При этом было принято решение о выделении средств из поступающих доходов от продажи нефти и газа на создание новых высокотехнологичных и наукоёмких технологий для повышения качества отечественной продукции. Казалось бы очень правильное решение. Наше предприятие попросило средства на усовершенствование технологии производства фрезерных станков, которая позволяла повысить их качество. Но количество производимых нами станков было небольшим – около 1000 штук в год, и экономический эффект был не особенно впечатляющим. В министерстве поохали, сказали, что дело хорошее, - «но вы же, знаете, что постановление требует высокую эффективность, и новизну технологий?». Тогда мы, во исполнение постановления, которое обязывало нас обязательно внедрить что-то новое предложили вакуумноплёночную отливку детали «Рукав полуоси» для трактора, который выпускал завод «Южмаш».

Невероятно новая технология, высокий эффект, поскольку деталей много. Деньги дали сразу, технологию закупили у японцев, построили отдельный цех. Всё хорошо... хотя такая чистота поверхности этой детали вовсе не обязательна. Можно было объяснять, что в будущем для чего-то и понадобятся такие точные, и с такой чистой поверхности детали для чего-нибудь. Но на деле всё это оказалось никому не нужным. И не будь такой бюрократической системы, которой мы не могли объяснить сомнительность такого принуждения производственников, никогда бы мы не пошли на это производство, не стали бы переводить на эту технологию средства. После 91-го года это производство закрыли, поскольку потребности насущной в нём не было, а покрывать убытки от его существования было уже не из чего. Так же закрылись и почти все 150 предприятий построенных при Брежневе. Закрылись, например, заводы по производству кинескопов, электрических сопротивлений, полупроводников. Техника развитых стран пошла вперёд, возникли новые типы компьютеров и телевизоров, появилась совершенно новая техника, а построенное в результате бюрократических постановлений, решений и согласований оказалось никому не нужным.

         И эту систему хозяйствования сейчас вновь навязывают? Нет, это не в интересах народа! Это провокация или некомпетентность.

38
1992
3