Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Как связаны экономические циклы с циклами Апокалипсиса?

Как связаны экономические циклы с циклами Апокалипсиса?

В статье, являющейся дополнением к авторскому толкованию на Апокалипсис, впервые изложена тесная взаимосвязь ритмичности истории, открытой автором на основании толкования на Апокалипсис, с циклами экономической динамики.

Познание человеком цикличности мироздания и жизни человека.

Цикличность жизни человечества, да и всей природы – это очевидность, не только издревле подтверждаемая опытом человечества, но и регулирующая всю его практику.

Всякий календарь вообще, а «производственный календарь» (сельскохозяйственный и т.д.), в особенности, – это уже форма отражения и выражения цикличности. Астрология тоже возникла как форма отражения и выражения цикличности жизни людей, регулируемой «естественными» факторами.

Ныне человечеству известно множество циклов, начиная от циклов солнечной активности до циклов метаболизма живых организмов, тканей и клеток, а равно и множество ритмов бытия всего неживого и всего живого.

Политическая экономия с момента своего возникновения одной из главных своих практических задач всегда имела и имеет двуединую задачу: во-первых, познание экономической цикличности и её закономерностей, во-вторых, прогнозирование будущей экономической динамики на основании знаний, полученных посредством решения первой части этой задачи.

Поэтому цикличность (ритмичность) истории в целом, символически выраженная в Откровении, как это изложено автором в статье «Что грядет вскоре в России? (толкование на Апокалипсис)», вполне укладывается в этот общий ряд и уж, во всяком случае, не может восприниматься как «религиозный бред» людьми, хотя бы минимально приобщёнными к человеческому познанию.

Если некто чего-то не знает (а всякий человек много чего не знает) и не понимает, то, будучи человеком адекватным и вменяемым, он никогда «с порога» не воспринимает «в штыки» и уж тем более не квалифицирует как «бред» то, чего он не понимает, ибо это понимание ему не дано.

Одни лишь только «господа ташкентцы» (Салтыков-Щедрин) суть «сейчас родившиеся, и притом совершенно порожние» люди, об которых, «как о каменную стену, разбивается принцип вменяемости». Первообразом «господ ташкентцев», по Салтыкову-Щедрину, является Митрофан из «Недоросля» Фонвизина.

Как резюмирует Михаил Евграфович в «Господах ташкентцах», «для Митрофана не существует ни опыта, ни предания, ни возможности делать какие-либо умозаключения, потому что всякая настоящая минута его жизни без остатка вытесняется следующею минутою».

«Просветительная миссия – это идеал Митрофана, это провиденциальное его назначение. С штофом в руке, с непреоборимым аппетитом в желудке, он мечется из угла в угол, обещая всё привести к одному знаменателю (к какому – он сам того не знает) и забывая, что прежде всего ему необходимо себя самого привести к знаменателю просвещения...»

«Наши так называемые консерваторы суть расточители по преимуществу. Вселенная кажется им наполненною скоровоспламеняющимися элементами, состоящими из козней, крамол и измены. Со всем этим надо, конечно, покончить.

Но к кому же обратиться? Кто возьмет на себя трудное обязательство сражаться против козней некознедействующих и крамол некрамольствующих? Кто, кроме Митрофана, этого вечно талантливого и вечно готового человека, для которого не существует даже объекта движения и исполнительности, а существует только самоё движение и самая исполнительность? Налетел, нагрянул, ушиб – а что ушиб? – он даже не интересуется и узнавать об этом...

Времена усложняются. С каждым годом борьба с жизнью делается труднее для эмпириков и невежд. Но Митрофаны не унывают. Они продолжают думать, что карьера их только что началась и что вселенная есть не что иное, как выморочное пространство, которое им ещё долго придется наполнять своими подвигами».

Экономические циклы Китчина и Жюгляра.

Джозеф Китчин к началу 1920-х годов выявил краткосрочные циклы колебаний экономической конъюнктуры (динамики изменения цен, спроса и предложения под воздействием всех факторов, влияющих на цены, спрос и предложение). Продолжительность этого цикла сам Китчин определял в среднем в 3-4 года. Однако в экономической теории «неоклассического синтеза» с 1920-х годов принято считать, что циклы Китчина имеют среднюю продолжительность 2-3 года, хотя достаточного обоснования у этого мнения нет.

Усреднённая длительность цикла Китчина, равная примерно 3 годам или чуть менее, вполне соответствует двум малым «1,4-летним» периодам (циклам) развёртывания истории в ритмах, символически отображённых Откровением.

Циклы Китчина на поверхности экономической жизни выражаются в изменении величины оборотных средств, овеществленных в товарных запасах, вследствие изменения меры загрузки производственных мощностей и объема товарных запасов на складах в ответ на колебания цен, спроса и предложения. Существование таких циклов Китчин объяснял общемировыми колебаниями массы золота, вовлеченного в товарно-денежное обращение.

В действительности Китчин объяснял существование краткосрочных циклов изменения цен, спроса и предложения товаров колебаниями количества денег, находящихся в обращении на мировом рынке, а, следовательно, колебаниями уровня инфляции/дефляции вследствие притока/оттока денег и изменения масштаба цен, обусловленного этими колебаниями количества денег в обращении.

Феноменология экономической жизни дать более фундаментальное объяснение природе краткосрочных циклов, нежели дано Китчиным, в принципе не способна. Несомненно, что циклы рыночной конъюнктуры, открытые Китчиным в результате исследования экономической динамики развитого товарного производства в условиях свободного обращения всеобщего товара-эквивалента, выполняющего общественную функцию денег, «работают» именно в этих условиях.

После изъятия денег из обращения и их тотальной замены симулякрами денег эта цикличность Китчина, как и всякая иная цикличность экономики, хотя в целом и сохраняется, но существенно модифицируется, в том числе и по срокам, вследствие того, что теперь имеет место не относительно свободный обмен товаров, а распределение товаров, во-первых.

Во-вторых, теперь имеет место «ручное управление» симулякрами цен и, следовательно, их масштабом и всеми иными пропорциями в экономике вместо имевшегося прежде относительно свободного рыночного саморегулирования их (цен и их масштаба, всех пропорций в экономике) на основе обращения денег.

И, в-третьих, потребление (и производительное потребление, и потребительное производство) теперь существенно определяется государством, квази-государственными и финансовыми учреждениями, служащими интересам расширенного воспроизводства финансового капитала, вместо их определения по преимуществу рыночным саморегулированием спроса со стороны производства.

Среднесрочный или «инвестиционный» цикл, впервые детально описанный Клеманом Жюгляром в монографии 1862 года и получивший от него свое имя, характеризует взаимосвязь между колебаниями уровня загрузки существующих производственных мощностей, с одной стороны, и колебаниями объемов инвестиций в активные элементы основного капитала, с другой стороны. Его средняя продолжительность, согласно данным Жюгляра и его последователей, колеблется от 6-8 лет до 9-12 лет.

Каждый «инвестиционный» цикл, согласно исследованию Жюгляра, в своем развитии проходит «четыре ярко выраженные фазы»: кризис или сжатие; застой или депрессия; оживление или экспансия; подъем или экономический рост. Длительность «инвестиционного» цикла Жюгляра в разных условиях либо в два, либо в три, либо в четыре раза превышает длительность цикла Китчина.

Продолжительность цикла Жюгляра вполне коррелирует с длительностью среднего «5,6-летнего» цикла истории, согласно авторскому толкованию Откровения, будучи (в среднем) не только равна одному или двум таким средним «5,6-летним» циклам, но и включая в себя четыре «ярко выраженные фазы».

Характеристики фаз цикла Жюгляра, если каждую из них оценивать строго по тому, как она проявляется на поверхности общественной жизни, выражаясь в событиях, данных общественному сознанию масс в целом, вполне точно могут быть указаны символами Откровения. А именно: «оживление или экспансия» (выход «как победитель, чтобы победить») — это «конь белый». «Подъём или экономический рост» (расширение, в том числе захват новых, рынков) — это «конь рыжий».

С «кризисом» вроде бы дело обстоит намного сложнее и не столь однозначно, как с рассмотренными двумя фазами. Однако «кризис» наступает отнюдь не в тот самый момент, когда достигнут предел «расширения», а после некоторого периода функционирования на этом высшем уровне всего «подъёма». Иными словами, это не вершина, не пик, а «плато», на котором в течение некоторого времени происходят «колебания» вблизи «высшей точки», не имея возможности для дальнейшего расширения, но ещё не утратив стремления и не оставив попыток к такому расширению. Вследствие этого «перепроизводства» неизбежным становится «сжатие», которое начинается «обвалом», но отнюдь не ограничивается им, а выливается в изменение всех пропорций (цен и их масштаба, прежде всего, перераспределение ресурсов и людей по общественным подразделениям и видам производства). Вот весь этот период функционирования на соответствующем «плато» наивысшего в данных условиях уровня экономической деятельности, «обвал» («кризис») и последующее изменение всех пропорций общественного производства — это и есть «конь вороной», тем более что крупнейшие экономические кризисы происходили именно в период «коня вороного».

Процесс «сжатия», начавшийся в предшествующий период, необходимо и неизбежно перерастает в «застой или депрессию» со всеми её экономическими, социальными и политическими спутниками и последствиями — это, вне всякого сомнения, «конь бледный» даже и без дальнейших разъяснений.

В действительности экономический цикл Жюгляра является усредненным циклом полного оборота активных элементов основного капитала (в составе процессирующего капитала). Согласно результатам исследований Жюгляра, изложенным им в монографии, активные элементы основного капитала в течение 19-го века в разных отраслях производства совершали полный оборот в среднем в течение двух, трех или четырёх циклов рыночной конъюнктуры (циклы Китчина).

Но сам Жюгляр такого вывода сделать еще не мог хотя бы потому, что цикличность рыночной конъюнктуры была открыта Китчиным более чем на полвека позже, чем Жюгляр открыл свои «инвестиционные» циклы.

Однако уже Жюгляр, опираясь на статистические и иные эмпирические данные, показал, что среднесрочные циклы — результат изменения средних рыночных цен товаров (полных цен производства), условий кредита и денежного обращения, межотраслевого перелива капитала и диспропорций между средствами труда, обусловленных капитальными вложениями в них.

Экономические циклы Кузнеца и Кондратьева.

В 1930 американским экономистом (будущим лауреатом Нобелевской премии) Саймоном Кузнецом были открыты экономические циклы (ритмы) продолжительностью примерно 15-25 лет каждый, которые по его имени получили название циклов Кузнеца. В течение каждого из таких циклов происходит массовое обновление основных технологий во всех секторах экономики, а также новое строительство, модернизация и реконструкция промышленных и иных коммерческих зданий (недвижимости), инженерной и транспортной инфраструктуры. Последнее, а именно здания, инженерные сооружения и инфраструктуру, включая пути сообщения, Маркс относил к общим условиям производства.

Не случайно, что рядом исследователей ритмы Кузнеца рассматриваются именно в качестве технологических и инфраструктурных, а не каких-либо иных циклов. В связи с этим высказываются также и предложения рассматривать эти циклы в качестве «третьей гармоники Кондратьевской волны» (о которой речь пойдёт далее). Сам С. Кузнец связывал открытые им циклы с ростом численности населения вследствие притока иммигрантов в США и с изменениями в строительстве, назвав их «демографическими» или «строительными» циклами.

В 1961 М. Абрамовиц соотнес с каждым из циклов Кузнеца известные даты начала затяжных экономических спадов в США, имевших место до 1930 года, а именно: 1815; 1836; 1853; 1873; 1882; 1892; 1907; 1920 и 1929 годы. Аналогична ситуация и со всеми другими показателями, относящимися к труду и производству, что, опять-таки, показал Абрамовиц в 1961 году. Однако никакой строгой периодичности циклов Кузнеца и обусловливающих её факторов Абрамовиц, впрочем, как и сам Кузнец, и другие исследователи, установить так и не смогли.

В настоящее время с циклами Кузнеца, как свидетельствуют экономические исследования специалистов США и Японии, достаточно хорошо совпадают «большие циклы цен» на недвижимость, наблюдавшиеся в Японии в 1980-2000 годах, длительность так называемой «большой полуволны» роста цен и их симулякров в США в течение всего 20-го века. Поэтому сами эти циклы нередко именуются ритмами, а в качестве их средней продолжительности современные экономисты берут 15-20 лет.

И хотя экономисты об этом практически не говорят, кроме гипотезы «о третьей гармонике Кондратьевской волны», между циклами Кузнеца и всеми другими экономическими циклами существует достаточно тесная связь. Если относительно связи с «Кондратьевской волной» предположения о связи есть, то вот относительно циклов Жюгляра — нет.

Но какова средняя продолжительность двух (четырёх) циклов Жюгляра? Если складывать минимальные (максимальные) примерные сроки, выделяемые Жюгляром и последующими экономистами, то получим 12 (24) лет для двух и 24 (48) для четырёх циклов Жюгляра.

15-25 лет — это средняя продолжительность цикла Кузнеца согласно выводам самого Кузнеца, хотя по данным Абрамовица имелись циклы продолжительностью и 13, и 10, и 9 лет, что тоже согласуется с длительностью циклов Жюгляра. Вопрос только всегда в том, сколько циклов Жюгляра было внутри данного конкретного цикла Кузнеца.

Если же мы, памятуя о связи циклов Жюгляра с символами Откровения, посмотрим на циклы Кузнеца с этой точки зрения, то получим долгосрочный (по квалификации экономистов) цикл, продолжительностью около или чуть более 22 лет. Получается «22-летний» цикл, включающий четыре среднесрочных «5,6-летних» периода, продолжительность каждого из которых примерно равна средней продолжительности цикла Жюгляра, взятого по нижней (минимальной) границе этой продолжительности.

Однако это совсем не означает ни того, что цикл Кузнеца тождествен этому «22-летнему» циклу истории, согласно авторскому толкованию Откровения, ни того, что их сроки совпадают — для таких выводов нет никаких оснований.

Более того, при рассмотрении цикла Жюгляра мы отметили как совпадение, так и не совпадение длительности цикла Жюгляра с длительностью, сроками начала и конца среднесрочного «5,6-летнего» периодом истории, а равно и того, какая фаза или малый период берётся в качестве начальной точки отсчёта в каждом случае.

Из непонимания существа учения Маркса, а также радикального переворота во всём общественном воспроизводстве, произошедшего вследствие изъятия денег из экономики и их тотальной замены симулякрами денег, неизбежны практически непреодолимые для экономистов, социологов, историков и политологов трудности соотнесения экономических циклов Жюгляра и Кузнеца.

А уж о соотнесении этих циклов с Откровением кем-либо из них вообще говорить не приходится — это вообще за пределами их «дискурсивной формации», то есть не дано им вообще от слова «совсем».

А посему авторское толкование на Апокалипсис, если и не отвергается с порога, то, по меньшей мере, квалифицируется как нечто иррациональное, идущее по ведомству «трансперсональной» и т.п. психологии и психотерапии, ибо предметом науки, кроме психологии вообще и психотерапии, в особенности, по определению является только рациональное.

Но поскольку экономисты считают, что существует достаточно тесная связь «длинных волн» Кондратьева (40–55 лет) с циклами Жюгляра (6–12 лет), постольку и мы теперь вполне может констатировать, что вся цепочка взаимосвязей между всеми экономическими циклами замкнулась.

«Длинные волны» Н.Д. Кондратьевым были открыты лишь на несколько лет раньше, чем С. Кузнец открыл свой цикл, но достоянием научного мира открытие Кондратьева стало лишь во второй половине 1920-х годов. Факторы, выделенные каждым из них в качестве обусловливающих соответствующий цикл, во многом тождественны, но каждый из них акцентирует внимание на разных аспектах разной по контексту и масштабам экономической динамики. Кузнец сфокусирован на экономической динамике США, в то время как Кондратьев — на общемировой (глобальной) экономической динамике в её преломлении в динамике отдельных национальных экономик.

Что касается «длинных волн» Кондратьева в экономике, то, согласно взглядам самого Кондратьева и его последователей, в экономической истории они имеют отношение к периоду, начатому первой промышленной революцией.

Вслед за самим Кондратьевым с тех пор в экономических науках выделяют далее указанные 5 «длинных волн» (циклов) Кондратьева, в которых примерные даты начала и конца «длинной волны» (цикла) Кондратьева указывают на «минимумы» соответствующих уровней развития мировой экономики:

1 цикл (текстильные фабрики, начало промышленного использования каменного угля) — с 1800-1803 до 1841-43 годы — примерно 45–55 лет с учетом «инкубационного» периода 1790-1800 годов.

2 цикл (угледобыча и черная металлургия, железнодорожное строительство, паровой двигатель) — с 1844-51 до 1890-96 годы — примерно 46-55 лет.

3 цикл (тяжелое машиностроение, электроэнергетика, неорганическая химия, производство стали и электрических двигателей) — с 1891-96 до 1945-47 годы — примерно 51-54 года

4 цикл (производство автомобилей и других машин, развитие двигателей внутреннего сгорания, химической промышленности нефтепереработки, массовое производство товаров потребления) — с 1945-47 до 1981-83 гг. — примерно 36 лет.

5 цикл (развитие электроники, вычислительной, лазерной и телекоммуникационной техники, а также робототехники) — с 1981-83 до примерно 2018-2021 года (консенсус-прогноз) — примерно 37-38 лет.

Кондратьев в первой половине 1920-х публично заявил только о двух первых «длинных волнах» и вероятности третьей «длинной волны» до начала Первой Мировой войны, которая прервала этот цикл. Во второй половине 1920-х Кондратьев углублял свои представления об открытой им цикличности, разрабатывая «Экономическую статику и экономическую динамику», но в 1930 был арестован якобы «за саботаж массовой коллективизации» и в 1938 расстрелян.

Поскольку самому Кондратьеву принадлежит открытие лишь двух первых «длинных волн» и гипотеза относительно третьей «длинной волны», постольку после него в конце 20-го – начале 21-го века в среде экономистов начались разногласия относительно датировки и продолжительности 3-ей и последующих «длинных волн» вплоть до полного отрицания их наличия в 20-ом веке.

Например, Л. Гринин и А. Коротаев в совместной работе «Глобальный кризис в ретроспективе. Краткая история подъёмов и кризисов от Ликурга до Алана Гринспена. М.: Либроком/URSS, 2009» обосновывают вывод о том, что, после окончания Долгой Депрессии (1896), собственно «кондратьевских волн» в экономике уже не существует.

Вместо них, по оценке Гринина и Коротаева, имеют место «посткондратьевские волны», датировки которых отличаются от «общепринятых». А именно: 3 цикл длился примерно с 1890-1896 до 1939-1950 годов; 4 цикл – с 1939-1950 до 1984-1991; 4 цикл начался в 1984-1991 годах, который к 2009 году ещё не завершился и может продлиться до 2023-2033 (в указанной работе Гринин и Коротаев, однако, такого прогноза не дали, оставив вопрос открытым).

В действительности «длинные волны» (циклы) Кондратьева являются выражением цикличности преобразования, прежде всего, всего технического базиса общественного производства на основе технологий, ставших базовыми технологиями для всего общественного производства.

Речь идёт о циклическом процессе преобразования всей технологической организации процесса труда во всех отраслях производства на основе массовых технологических инноваций, обусловленных новым поколением взаимосвязанных технологий, прежде всего.

Далее речь идёт, ибо следует из первого, о массовой замене средств труда (новые станки, машины, технологические установки, инструменты и т.д.) и обновлении предметов труда (новые материалы и новое сырьё). А это требует массовой подготовки и привлечения к труду работников с новыми (обновлёнными) квалификациями, соответствующими новым технологиям. И, наконец, это изменяет качественные и количественные характеристики, а равно и производительную силу труда, который массово применяется в общественном производстве.

Но качественное преобразование технического базиса всего общественного производства — это всего лишь одна сторона этой медали. Другой её стороной является необходимое и неизбежное циклическое перераспределение средств производства и самих людей по общественным подразделениям производства и видам производства, включая не только производство материального богатства, но и воспроизводство самого человека и всего его общества.

Именно поэтому «длинные волны» в экономике есть проявление всей цикличности исторического процесса регулярных преобразований всего общественного производства в его целом, обусловленных циклическими преобразованиями его технического базиса. А вот по совокупности каких конкретных причин, вследствие каких идеологических, социальных, политических и экономических факторов происходили, происходят и будут происходить преобразования самого технического базиса всего общественного производства — эти вопросы и ответы на них находятся вне пределов «предмета теории длинных волн в экономике».

Однако сам Кондратьев и его последователи рассматривали эти «длинные волны» исключительно и только с точки зрения цикличности преобразований экономики (общественного производства) вследствие циклических преобразований её (экономики) технического базиса, во-первых. И, во-вторых, с точки зрения того, как эти процессы зависят от накопления и распределения капитала, проявляясь в экономической динамике длительных периодов времени, в нарушении и восстановлении макроэкономических балансов в течение этих периодов.

Никакой другой точки зрения, с которой бы они рассматривали эти «длинные волны», у них не было — другая точка зрения для них идеологически и политически не была возможной, а посему её и не было, и нет.

Вернёмся, однако, к «длинным волнам» Кондратьева и их длительности. Кондратьев различал «повышательные волны» и «понижательные волны» внутри каждой «длинной волны» (цикла), длительность которых различалась, но совокупно они давали общую длительность всей «длинной волны». В то же время «длинные волны» Кондратьева входят в так называемые «вековые тренды» экономики, которые также различаются как «восходящие» и «нисходящие».

Тем самым ничто не препятствует выводу о том, что каждые две «длинные волны» Кондратьева образуют пару одного «векового тренда» — либо «восходящего», либо «нисходящего». Но какова в таком случае длительность «векового тренда»? Около 90 лет — в среднем около 45 лет длительности каждой из двух «длинных волн» Кондратьева.

Отсюда становится понятным, что нет ничего «сверхъестественного» в том, что «вековой цикл», выведенный автором в результате толкования Откровения, имеет длительность около 90 лет (чуть-чуть менее в действительности).

Другое дело, что начала и концы течения сроков соответственно «90-летнего» цикла истории, выведенного автором на основании толкования Откровения, и «векового тренда», включающего две «длинные волны» Кондратьева, не совпадают — между ними есть систематическое смещение, во всяком случае, в части 20-го века.

Однако соответствующее смещение относительно периодов истории, выведенных автором на основании толкования Откровения, есть и в части всех других экономических циклов — здесь всё взаимосвязано и обусловлено вполне объяснимыми рационально факторами. Но это — предмет совсем других статей.

Василиев Владимир, 4 января 2020 года.

Первичная публикация доступна по адресу: http://www.dal.by/news/178/04-01-20-4/

Автор: Василиев Владимир
Источник: www.dal.by
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}
Loading...

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (24)

Андрей Сидоров

комментирует материал 05.01.2020 #

сколько глупости

no avatar
♦москвич

отвечает Андрей Сидоров на комментарий 05.01.2020 #

Так всегда бывает... Когда сказать нечего говорят о циклах... женских, природных, день уступает ночи, после осени приходит зима.

user avatar
Андрей Сидоров

отвечает ♦москвич на комментарий 05.01.2020 #

Я не о статье...о масштабе новостей...аналитики..какой то бред...с утра до вечера...То зубы...то унитазы..то идиот и циклах..

no avatar
♦москвич

комментирует материал 05.01.2020 #

Самый всем близкий и понятный цикл, возникает у женщин...
Почему бы не быть циклам в экономике и политике

После цикла капитализма наступает цикл коммунизма.

user avatar
обличитель

комментирует материал 05.01.2020 #

Никак не связаны экономические циклы с "циклами Апокалипсиса".

Экономические циклы связаны с историческими циклами развития государства.
Какие будут экономические преобразования, зависит от того,в какой фазе исторического цикла находится государство.А так же,какой тип у государства,коих всего три.

Гоните от себя ссаными тряпками всех западных ученых,которые ничего не понимают в экономике,особенно в истинных причинах экономических спадов и подъемов.

user avatar
Несогласный гражданин

отвечает обличитель на комментарий 05.01.2020 #

Гоните от себя ссаными тряпками всех западных ученых,которые ничего не понимают в экономике...

А наши, российские ученые видимо, надо полагать много понимают в экономике?
Почему тогда экономика в заднице.

user avatar
Владимир Василиев

комментирует материал 05.01.2020 #

Длительность экономических циклов определялась теми экономистами, которые впервые исследовали каждый из этих циклов, на основании данных ряда национальных экономик Запада или даже одной из них. Только Кондратьев попытался охватить всю мировую экономику в целом, да и то это получилось у него лишь в части мировой торговли, во-первых, и ряда национальных экономик Запада, России и Японии, во-вторых. Кузнец и следом за ним Абрамовиц вообще были сфокусированы преимущественно на экономике США.

Показанные автором в статье связи экономических циклов между собой позволяют сделать вывод: техническую основу экономической цикличности национальной экономики составляют инновации в техническом базисе этой экономики.

В то же время Ульяновым (Лениным) открыта неравномерность экономического и политического развития стран на основе капиталистического способа производства. И эта неравномерность усиливается именно в эпоху империализма или, иначе, глобализма. Но что эта неравномерность означает для длительности экономических циклов в национальных экономиках вообще и в эпоху глобализации, в особенности?

Экономисты говорят о том, что страны, позже начавшие модернизацию экономики, не только имеют возможность, но и нередко практически используют эту возможность инноваций передового (современного им) технического базиса экономики. И именно это, по мнению большинства экономистов, позволяет им совершить рывок в своём развитии. Отсюда и феномен «догоняющего развития», и феномен «экономического чуда» («опережающего развития») прежде отстававших в своём развитии национальных экономик.

user avatar
Владимир Василиев

отвечает Владимир Василиев на комментарий 05.01.2020 #

В действительности такие «экономические чудеса» возможны лишь потому, что в ускоренном темпе осуществляется не только создание с нуля, но и последующие массовые обновления технического базиса соответствующих национальных экономик. А это тождественно тому, что длительность циклов Кузнеца и Кондратьева в этих национальных экономиках уменьшается. Мало того, уменьшается, хотя и не столь заметно, также и длительность цикла Жюгляра.

Главным фактором сокращения длительности экономических циклов в таких национальных экономиках становится фактор политический – фактор политической воли, стратегического и тактического организаторского искусства (менеджмента) тех, кто в действительности принимал решение об ускоренной модернизации соответствующей национальной экономики и обеспечивал его исполнение на практике.

В отличие от экономических циклов, длительность которых во многом определяется «локально», то есть в части конкретной национальной экономики, и лишь по мере своего осуществления оказывает воздействие на мировую экономику, цикличность истории, символически выраженная в Откровении, охватывает всё человечество и в его целом, и во всех его частях зараз.

user avatar
Владимир Василиев

отвечает Владимир Василиев на комментарий 05.01.2020 #

Начиная с кануна Первой Мировой войны вследствие превращения всего общественного капитала человечества в финансовый капитал вообще, а с момента превращения всего мира в одну глобальную нео-империю с центром в США, в особенности, решения об "экономических чудесах" в той или иной стране принимаются глобально и осуществляются под стратегическим управлением глобальных "игроков".

Иными словами (символами) говоря на символическом языке Откровения, все цари земные в действительности передали свою власть Зверю и т.д. по тексту Откровения, хотя ряд царей земных "внешне" вроде бы и сопротивлялись отчаянно тому, чтобы быть подчинёнными этому Зверю сначала, а затем и образу его.

user avatar
Central Scrutinizer

комментирует материал 05.01.2020 #

Экономические циклы с циклами Апокалипсиса не связаны никак.
Цикл Апокалипсиса один, начался с бракоразводного процесса проточеловека и обезьяны, закончится самоуничтожением двуногих в ТМВ или переходом их на ГМО подножный корм.
Длительность экономических циклов - величина управляемая. Можно оттянуть на пару лет очередную эпидемию чумы (кризис), заменив её холерой (инфляция или сокращение пенсий).

user avatar
Юрий Гельцер

комментирует материал 05.01.2020 #

Добрый день, Владимир! Тема для меня хорошо знакомая. Скажу прямо, я критически отношусь ко всем перечисленным вами циклов. Это скорее белый шум, мешающий учёным сосредоточиться на истинных ценностях. Никому ещё, основываясь на этих циклах не удалось точно предсказать начало какого-нибудь кризиса. Точнее это выглядит так: часть учёных начинает говорить о том, что скоро будет кризис, а другая часть учёных говорит, что, конечно, он когда-нибудь будет. Но весь вопрос именно в том: когда? И когда кризис наступает, находится с десяток экономистов, считающих себя пророками. Всё это фуфло! Каждый цикл рассматривается в диапазоне 25% погрешности. Кому нужна такая наука?
Вы просто не там ищете. Энштейн, когда-то вывел в своей теории, что измерение времени относительно. Возможно. Хотя на практике весь мир продолжает пользоваться абсолютным ньютоновским временем. Но мир прошёл мимо открытия относительного времени Вернадским. Он доказывал, что каждый материальный объект обладает своим, присущим именно ему имманентным временем. Он вывел геологическое время Земли. Определил он также и биологическое время. Его циклы равны циклам смены поколений. В своих книгах я показываю, что для России существуют большой и малый циклы смены поколений. Первый равен 36 годам, а второй 25 годам и 1 месяцу +7-10 дней. В связи с этим я поделил все кризисы на два варианта: 1. Кризисы поколений. 2. Кризисы-предупреждения. Первые происходят в строгом порядке, вторые стохастические, но по ним можно определить основные общественные противоречия. Вот их расклад.
Малый цикл: 1 августа 1914 года - начало Первой мировой войны
1 сентября 1939 года - начало Второй мировой войны

no avatar
Владимир Василиев

отвечает Юрий Гельцер на комментарий 05.01.2020 #

Это не белый шум, а методологически неразрешимая проблема экономической науки и практики, управляемой идеологией Запада (и как культуры, и как цивилизации): будущее измеряют прошлым или, иначе, будущее "строят" по образу и подобию прошлого, уподобляя прошлому.

Собственно все руководители буржуазных революций на Западе своими субъективными целями имели "воплощение" некоего конкретного "образа прошлого" в действительность - в своё настоящее и будущее.

Вся теория и практика прогнозирования методологически основана на этом же самом, а посему результат всегда один и тот же - "ну не шмогла я..."

Даже в условиях относительно свободного обращения всеобщего товара-эквивалента, выполняющего общественную функцию денег, будущее всегда отличалось, ибо не могло не отличаться, от прошлого не только своими внешне явленными для сознания образами, но и системой закономерных связей и засимимостей между теми сущностями, кои явили себя на поверхности общества также и в тех образах, которые воспринимаются сознанием.

Тот факт, что представители иных культур и цивилизаций видят отличающиеся образы одного и того же, да к тому же видят и не все те образы, коими явили себя одни и те же сущности, свидетельствует о принципиальной неполноте видения внешне кажимых образов, присущей (неполноте видения) каждой из культур и цивилизаций. А уж о полноте понимания закономерных связей и зависимостей даже того, что уже было и есть, вообще говорить не приходится.

И вот на этой ущербной базе, исходя из этой принципиальной неполноты знания, по факту расцениваемого как полное, как адекватное знание, посредством экстраполяции и прочих ухишрений пытаются предвидеть будущее аки вечно повторяющееся прошлое - "вечное возвращение того же самого" (Ницше).

user avatar
Владимир Василиев

отвечает Владимир Василиев на комментарий 05.01.2020 #

Но самое существенное заключается в том, что представители Запада (кстати и на Востоке ситуация принципиально не отличается, хотя она там несколько иная, особенно по формам проявления) не могут поступать иначе. То есть они в принципе не могут жить иначе, кроме как упдобляя своё будущее прошлому. И то, что для одних - это одно прошлое, а для других - другое, ничуть не меняет существо дела, но является дполнительным фактором неизбежности общественной борьбы.

Принцип прецедента лежит в основании не только всей правовой практики англосаксов, но и всей их институциональной практики, если под институтами понимать именно то, что они сами понимают под ними - формальные (облечённые в форму закона) и неформальные нормы, правила, стандарты, обычаи, традиции, обыкновения поведения.

Однако и континентальные институциональные системы, фактически регулирующие поведение континентальных представаителей Запада, по существу не отличаются от англосаксонской. И те, и другие есть результат "возрождения римского права" не столько как системы законодательства, сколько как правовой практики в повседневной жизни и как повседневная жизнь всех наций Запада без исключения. Да, это не исключает, а, напротив, предполагает национальные особенности, которые есть лишь разные модификации того всеобщего, что присуще им всем.

Суть дела в действительности ещё глубже - в идеологии родового строя в том её виде, как она преобразована иудео-мессианством (= иудео-христианством) и выражена не только в католицизме и протестантизме всех его разновидностей, но и в современном иудаизме.

Это - диалектика объективного и субъективного, коей не ведает и не моежт ведать сам Запад, ибо не дано.

user avatar
Юрий Гельцер

отвечает Владимир Василиев на комментарий 06.01.2020 #

Вы как-то очень сложно мыслите. Действительно, исследование цикличности даёт нам некоторый ключ к пониманию будущего. Но в основе цикличности должно лежать нечто материальное, что является первопричиной циклов. Например, вращение Земли вокруг Солнца и вокруг своей оси задаёт годовые и суточные циклы. У всех, вами перечисленных циклов, этой основы нет. Отсюда и циклы выдуманы, и ничего не дают на практике. Никакого видения будущего. Вообще же, циклы не главное в этом вопросе. Если хочешь знать своё будущее, возьми его сам и построй! Нужна плановая система и индустрия планирования и прогнозирования.
Тем не менее, циклы существуют, и я их вам перечислил. Есть ещё этнические циклы Гумилёва. На основе своего анализа он определяет жизненный цикл этносов от 1350 до 1500 лет. Еврейский этнос сюда не вписывается, но это, может быть, исключение, подтверждающее правило. Но у Гумилёва важнее другое. У него жизнь этноса разбита на фазы. И это деление имеет высокий уровень достоверности. Русский этнос переживает в настоящее время фазу упадка. Фазы Гумилёва дают возможность объяснить то, что с позиции экономики объяснить невозможно.

no avatar
Владимир Василиев

отвечает Владимир Василиев на комментарий 06.01.2020 #

Энгельс в "Диалектике природы" пришет: "Классификация наук, из которых каждая анализирует отдельную форму движения или ряд связанных между собой и переходящих друг в друга форм движения, является вместе с тем классификацией... самих этих форм движения, и в этом именно и заключается ее значение". И далее Энгельс рассматривает следующие "науки": 1) Математика; 2) Механика и астрономия; 3) Физика; 4) Химия; 5) Биология. И на этом - всё, никаких других форм движения материи, кроме изучаемых перечисленной классификацией наук (а эта клдассификация, по Энгельсу, есть классификация форм движения материи), согласно представлениям Энгельса, нет.

Иными словами, с точки зрения Энгельса социальной формы движения материи (именно как отдельной, особой формы движения материи) не существует, ибо в его классификации "наук" нет "большой социологии", включающей в себя все науки об обществе и человеке.

Маркс и в рукописях, и в "Критике политической экономии", которую он сам в последствии назвал "Капитал. Критика политической экономии" доказывал и доказал существование социальной формы материи. Категория стоимости, прежде всего, и все иные категории политической экономии (не политиэкономии Маркса - таковой никогда не было и нет, но есть Критика политической экономии Марксом) буржуазного общества, а равно и все категории общественной жизни (жизни общества и человека), открытые Марксом, суть категории именно социальной формы движения материи, но отнюдь не биологической или химической и т.д., и даже не совокупоности этих всех форм, но особой, а именно высшей по уровню развития, формы движения материи.

user avatar
Владимир Василиев

отвечает Владимир Василиев на комментарий 06.01.2020 #

У всех циклов истории, как и у истории вообще, согласно Марксу (и так оно и есть в действительности) есть материальная основа - социальная форма движения материи.

История есть только одна, и ниакой другой истории никогда не было и быть не может, - это история общества, а равно и история человека. Все прочие так называемые истории природы в целом и её отдельных моментов - это результат антропологизации всего мироздания во всех исторических формах антропологизации, включая и религиозные формы общественного сознания.

Вся наука, любая наука, даже самая ни на есть "естественная наука", будучи не только формой, но и продуктом общественного сознания - "выдумана" человечеством посредством умственного труда длительной череды представителей всех своих поколений. И ничем более наука не является, если она остаётся исключительно и только теоретической формой общественного сознания.

Но когда и если наука, превращаясь в технологическую науку, применяется в процессе общественного воспроизводства, в том числе и в виде всех разновидностей средств производства (средств труда и предметов труда, а равно и самого человека со стороны его способности к труду), технологической и социальной организации труда совокупного работника (всего работающего человечества), наука превращается в материальную силу - в органический момент социальной формы движения материи.

Общественной практикой, то есть жизнь общества поверяется, корректируется и развиается наука и наоборот. Вот где диалектика объективного и субъективного как действительный фактор исторического развития. У истории есть свои специфические закономерности, моментом познания которых является также и познание специфической цикличности истории.

А Гумилёв - о природе, как он сам подчеркивал.

user avatar
Юрий Гельцер

отвечает Владимир Василиев на комментарий 07.01.2020 #

По-моему вы просто уходите от самим же поднятой проблемы, подменяя её философствованием на вольные темы. В такой дискуссии я участвовать не хочу, точнее не могу из-за недостатка времени.

no avatar
Владимир Василиев

отвечает Юрий Гельцер на комментарий 07.01.2020 #

Обсуждаемый нами предмет - экономические циклы, которые в действительности суть политэкономические циклы. Но экономика - только один срез жизни общества (а равно и человека) в его целом. Поскольку цикличность неотъемлема от времени, постольку политэкономические циклы - только один срез истории общества вообще и цикличности истории, в особенности.

Вы туверждаете, что эти циклы не имеют материальной основы.

Мною указано на то, что, во-первых, материальная основа, а именно социальная форма движения материи или, что и философски, и в действительности точнее и вернее (Энгельс вообще не понимал ни философии, ни диалектики, ни критики политической экономии Марксом, в чём он сам признавался Марксу в переписке с ним неоднократно) социальная форма материи. Во-вторых, политэкономические циклы суть циклы воспроизводства самовозрастающей стоимости, то есть капитала, прежде всего, в то время как исторические циклы - циклы воспроизводства обществом и человеком самоё себя. В-третьих, капитал - это не вещь, хотя имеет также и вещную форму, но особое общественное качество отношений между людьми друг с другом и осваиваемой и присваиваемой ими в целях воспроизводства самих себя и своего общества природой. В-четвёртых, сущность (= природа) человека как человека - ансамбль всех общественных отношений как "по горизонтали" (в одно и то же время истории внутри всего человечества), так и "по вертикали", то есть в течение всей истории человечества, хотя последнее содержится в природе человека уже в снятом виде. Чем являются общественные отношения между людьми? Они и есть социальная форма материи, о цикличности развития которой в целом как раз и идёт речь.

Ну так кто "уходит" и "подменяет"? Вы и уходите, подменя тему и её предмет, а меня обвиняете - софистикой прикрываете своё неведение...

user avatar
Юрий Гельцер

отвечает Владимир Василиев на комментарий 07.01.2020 #

Мир не делится на физику, химию, биологию и т.д. В нём всё едино. Это учёные разделили его на составляющие, чтобы было легче изучать его. Если вы внимательно присмотритесь к моим циклам, то они не носят чисто экономического характера, но экономическая составляющая в них присутствует. А сравнение Энгельса с Марксом, в силу моих познаний, увы не в пользу Маркса. Поэтому тут я тоже с вами не согласен.

no avatar
Юрий Гельцер

комментирует материал 05.01.2020 #

Продолжение.
начало октября 1964 года - смещение со всех постов Хрущёва, начало Застойного периода;
9 ноября 1989 года - разрушение Берлинской стены, крушение социалистического лагеря;
17 декабря 2014 года - начало экономического кризиса в России, крах путинизма.
Последний кризис предсказан мной за год до его начала с точностью до декады.
Кризисы малого цикла длятся приблизительно 7 лет, носят мировой характер.
Большой цикл:
1 марта 1881 года - убийство Александра 11;
1 марта 1917 года - начало Февральской революции;
5 марта 1953 года - смерть Сталина;
начало марта 1989 года - первые демократические выборы в СССР на 1 съезд народных депутатов, который отменил 5 статью Конституции о руководящей роли КПСС;
март 2025 года - конец путинской эпохи.
Как это можно привязать к Апокалипсису я не знаю.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland