Обстановка на Северном Кавказе выходит из-под контроля

Ближе к вечеру 8 ноября по телеграм-каналам и соцсетям начала довольно быстро распространяться странная и не самая приятная новость: глава Чечни Кадыров заявил, что намерен увольнять чиновников, дети которых не знают чеченского языка. Приводилась прямая речь а о нежелательности того, чтобы чеченская молодёжь думала на русском, и именно эта цитата вызвала наибольшее возмущение. Паблики правого толка принялись изо всех сил это возмущение раздувать, обвиняя а в сепаратистских настроениях.

Поначалу эту новость можно было принять за фейк, тем более что в личных соцсетях главы Чечни таких материй не найти. 8 ноября он действительно опубликовал комментарий по итогам конкурса на знание чеченского языка «Нохчийн меттан говзанча», но никаких сомнительных мотивов в нём нет, только слова о важности сохранения родной речи и поздравления победителей.

Однако издание «Чечня сегодня», являющееся первоисточником новости, – казённое учреждение при администрации республики, а это означает, что речь Кадырова, которую он произнёс 7 ноября в финале языкового конкурса, процитирована верно. Кроме того, она неплохо сочетается с другими новостями из региона вроде чуть ли не ежедневных награждений Адама а всё новыми орденами субъектов России и назначения пятнадцатилетнего юноши на «важную должность».

Тем двусмысленнее, если можно так выразиться, выглядят лингвистическое заявление главы Чечни. Совершенно неудивительно, что его с удовольствием подхватили и понесли враждебные СМИ-иноагенты, задачей которых является раздувать любые внутренние трения в России до максимально возможного масштаба, хотя бы только на своих страницах. Некоторые в РФ тоже выводят из этого (очередного) скандала мрачные прогнозы о скатывании Кавказа и других мусульманских регионов страны в сепаратизм в обозримой перспективе.


Награждение невиноватых

И всё же сомнительно почётное звание «самого сепаратистского» региона во внутренней повестке в последние пару недель удерживает Дагестан, где продолжается розыск и привлечение к ответственности провокаторов и участников бунта 28-30 октября. Впрочем, «расправа» идёт не сказать, чтобы очень суровая. По последним данным МВД, опубликованным 6 ноября, всего был задержан 201 человек – как видно, лишь небольшая часть из порядка 1000, кто принимал участие в захвате аэропорта. Из этого числа 155 человек привлечены в рамках административных дел по смешным, в общем-то, обвинениям: проведение несанкционированного митинга, неповиновение органам правопорядка, мелкое хулиганство.Очевидно, что оставшиеся полсотни – фигуранты уже уголовных дел: распространители экстремистских призывов, координаторы, направлявшие толпу непосредственно на месте, и те, кто атаковал полицейских. Вот насчёт этой публики можно предположить, что задержали всех или почти всех и что снисхождения они вряд ли дождутся.


Широкая общественность, однако, недовольна излишне мягким отношением к основной массе бунтовщиков, которая, по сути, не понесёт вообще никакой ответственности. Меж тем только благодаря грамотным действиям лётчиков, персонала аэропорта и силовиков (или, если угодно, счастливой случайности) махачкалинские события 29-30 октября не окончились большой кровью: погиб «всего лишь» один полицейский. Материальный ущерб аэропорту, по предварительной оценке, тоже составил «пустяковые» 285 миллионов рублей.


В общем, неудивительно, что многие комментаторы из числа как публичных персон, так и простых граждан не удовлетворились эмоциональными высказываниями главы Дагестана Меликова, обвинившего бунтовщиков в глупости и трусости, тем более что у буйной толпы нашлись и заступники.


В частности, 3 ноября с просьбой о снисхождении к погромщикам к главе республики обратилась группа дагестанских имамов, а ещё 1 ноября аналогичную идею высказал муфтий Татарстана. С просьбами понять и простить «оступившихся» выступили также некоторые спортсмены (например, борец Магомедов) и блогеры. Небезынтересно, что один из последних, Хасбик, немного раньше сам поучаствовал в разгоне ажиотажа насчёт «самолёта с евреями», а сейчас проходит проверку на предмет экстремистских высказываний.


Ссылаясь на эти факты и действительно мягкое отношение властей к бунтовщикам, правые силы утверждают, что второе стало следствием первого: дескать, государство отступило перед «дружбой народов». Любопытно, что в данном случае националисты одновременно отчасти правы, отчасти нет.

Эра милосердия

Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить эпизод полугодичной давности – вооружённый мятеж пригожинцев. В отличие от погрома махачкалинского аэропорта, который даже при самом худшем развитии событий остался бы происшествием локального или регионального уровня, так называемый марш справедливости ЧВК на Москву мог обернуться куда большими бедами, вплоть до развязывания в глубине российской территории настоящих боевых действий и развала фронта СВО. Людские потери и материальный ущерб от мятежа тоже оказались в разы выше, чем в Махачкале.


Но все мы помним, какое наказание участники мятежа понесли после его подавления: никакого. По сравнению с масштабом сделанного и тем более задуманного (а есть все основания полагать, что конечной целью мятежников был госпереворот) интернирование в Белоруссию с возможностью перейти на службу в Минобороны или вовсе отправиться на свободу с чистой совестью – это не то, что можно было бы назвать ответственностью. Даже главные организаторы мятежа, Пригожин и Уткин, не были брошены за решётку.


Словом, хорошо заметно, что спуск таких ситуаций на тормозах с наказанием отдельно взятых особо отличившихся фигурантов – это сознательно выбранная Кремлём тактика реагирования. Даже нельзя сказать, что она является продуктом военного времени и нежеланием рисковать, ведь под тот же шаблон попадает, например, официальная реакция на массовые протесты в Москве в 2019 г. и в Хабаровске в 2020 г. Лёгким испугом отделалось и большинство участников антивоенных демонстраций февраля-марта 2022 г.

В общем, заявления о каком-то там «прогибе» властей под натиском национальной и/или религиозной повестки несправедливы – речь, скорее, о принципиальности, несмотря ни на что. Хотя у такого подхода есть свои преимущества (по крайней мере, уже дважды за год удалось разрулить очень серьёзные внутренние кризисы с минимальными потерями), есть у него и недостатки: с тем мнением, что безнаказанность действует разлагающе, нельзя не согласиться. Причём разлагает она всех одинаково сильно, независимо от национальности или вероисповедания: к примеру, во время и сразу после июньского мятежа многие русские националисты требовали понять и простить пригожинцев точно так же, как недавно мусульмане – махачкалинских бунтовщиков.

Насколько можно судить, в обозримом будущем, как минимум до завершения СВО, никакого закручивания гаек не предполагается и не факт, что предполагается вообще. Остаётся надеяться, что снисходительный подход ко всякого рода внутренним возмутителям спокойствия и дальше будет работать так же эффективно, как и раньше. Впрочем, тот же Кадыров, которого иные обвиняют в сепаратизме, сам предлагает смутьянам спуску не давать (как он сказал по поводу дагестанских событий, «три выстрела в воздух, четвёртый в лоб») – так что поди разбери, к какой внутренней политике мы в конце концов придём.

Источник: https://topcor.ru/41169-pjanjaschij-gornyj-vozduh-dejstvitelno-li-obstanovka-na-severnom-kavkaze-vyhodit-iz-pod-kontrolja.html

43
3604
13