Щелоков против Андропова

Юрий Андропов и Николай Щёлоков были одновременно приглашены генсеком Леонидом Брежневым в свою команду, чтобы возглавить силовые ведомства: КГБ и МВД. С первых дней их взаимоотношения приобрели характер соперничества.


Точкой взрыва в противостоянии двух силовых министров стало убийство офицера ЛГБ сотрудниками милиции московского метрополитена в конце декабря 1980 года. Именно тогда началось официальное расследование злоупотреблений в МВД…

 События осени 1982-го — впоследствии стали считаться попыткой государственного контр-переворота 

Как по сценарию кино

10 сентября 1982 года, 9.45 утра.

Министр внутренних дел СССР Николай Щелоков получил у генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева карт-бланш на трехсуточное задержание недавнего (ушел с поста 26 мая) председателя КГБ СССР Юрия Андропова для «выяснения обстоятельств антипартийного заговора». Тайный разговор длился три с половиной часа.

О беспрецедентной операции не знал даже министр обороны. Хотя Щелоков, придя в столь ранний час домой к своему старинному товарищу (благо жили они с Леонидом Ильичом в одном подъезде дома № 26 по Кутузовскому проспекту), не сомневался в том, что получит «добро».

Именно поэтому в двух дворах на Кутузовском накануне ночью были врыты на выездах из арок пять бетонных столбов. А с деревьев в соседних дворах спилены ветви якобы коммунальщиками: в двух точках намеревались разместить снайперов: Щелоков не без оснований предполагал, что Андропов в союзе с азербайджанскими чекистами, лояльными Алиеву, может сыграть на опережение. Так и произошло…


Ю. В. Андропов и Н. А. Щелоков

Всемирная история могла бы пойти по другому сценарию, если бы советские менты выиграли тогда битву со своими заклятыми партнерами — чекистами…

С подмосковной базы в столицу двинулись три спецгруппы особого подразделения МВД, созданного по приказу Щелокова накануне Олимпиады-80 якобы для борьбы с терроризмом. Поехали на спецтранспорте: «Волгах» (модель 2424) и «пятерках» с форсированными движками. Плюс «рафики», закамуфлированные под реанимобили.

10.15

Колонна № 3 из четырех белых «Жигулей» и двух грязно-желтых микроавтобусов, в которых разместились заметно нервничающие люди подполковника Терентьева, остановлены на проспекте Мира офицерами Группы «А» КГБ СССР, переодетыми в форму ГАИ.

Четверть часа одна из главных столичных магистралей была перекрыта. Из Капельского, Орлово-Давыдовского и Безбожного переулков на проспект, упирающийся в Сретенку, ворвались две дюжины черных «волжанок», набитых офицерами и прапорщиками войск ГБ. Все отчетливо представляли, чем рискуют, — стрельба на проспекте Мира стала бы глобальным скандалом…

Как оказалось, “щелоковские” попалились на ночной установке бетонных столбиков в арках рядом с домом, где жила семья Андропова. От КГБ ночные работы в таком месте утаить было нереально.

10.30

Спецназ Щелокова арестован, не успев оказать сопротивление. И отправлен на крейсерской скорости в сторону Лубянки. Куда, впрочем, они и без того направлялись. Их целью был перехват персональной машины Андропова, если тот попытается покинуть свой кабинет в сером здании ЦК КПСС на Старой площади, дабы схорониться в лубянской крепости.


Юрий Владимирович Андропов — советский государственный и политический деятель, фактический руководитель СССР в 1982—1984 годах.

10.40

Ну а подразделение, направленное Щелоковым непосредственно на Старую, добровольно сдалось группе «Альфа», направленной на перехват трех «волжанок»… В первой из которых сидел подполковник Б., предавший Щелокова и успевший перед выездом с базы отзвонить по конспиративному телефону с невинной репликой якобы жене: «Ужинать сегодня не приеду».

Кстати, спустя три недели «уазик» уже полковника подорвался на мине у Кабула…

10.45

Один из отрядов Щелокова прорвался-таки к пункту назначения (Кутузовский, 26). И только потому, что эта мини-колонна из трех авто двинула не по Большой Филевской (где их ждали в засаде), а по параллельно идущей — Малой. Три «Волги» со столь редкими тогда проблесковыми маяками, нарушая все правила, выехали на «правительственный» проспект с улицы Барклая.

Через десять минут после того, как подполковник Т. приказал своим подчиненным сложить оружие на подступах к Сретенке, его коллега Р. велел открыть огонь по наряду, охранявшему знаменитое здание на Кутузовском, в котором, собственно, соседствовали все трое персонажей тех драматических событий: Андропов, Брежнев и Щелоков.

11.50

К счастью, убитых не было… Но к полудню в Склиф привезли девять человек. Причем пятерых (щелоковских) — под конвоем. Среди этой пятерки был и подполковник Р., честно пытавшийся выполнить санкционированное самим Брежневым распоряжение министра ВД по захвату Андропова.

Он погибнет под скальпелем хирурга к вечеру 11 сентября. Формально Р. стал единственной жертвой той схватки. Один из десяти, раненных в перестрелке у Кутузовского, 26.

Последний, десятый, офицер — бывший телохранитель дочери будущего генсека Ирины Андроповой — был доставлен на одну из подмосковных дач, где ему обеспечили индивидуальный уход.

Николай Анисимович Щёлоков — советский государственный деятель. Министр внутренних дел СССР, генерал армии. Доктор экономических наук. Герой Социалистического Труда.

14.30

Сразу после перестрелки на Кутузовском по указанию Андропова была прервана связь с внешним миром. Все международные рейсы из «Шереметьево» отменены из-за — официально! — розы ветров.

Оперативно была выведена из строя компьютерная система французского производства, регулировавшая телефонную связь между СССР и зарубежьем. Система закупалась накануне Олимпиады-80, и сам факт ее закупки Кремлем стал супер-рекламой. Стало быть, огласка странной «поломки» могла служить столь же эффективной антирекламой.

Но дело было улажено: грамотная деза слита в западные СМИ. КГБ в те годы вполне эффективно дирижировал западной прессой и поэтому умело замял «телефонный скандал» (подоробнее о технологии см. «В тему»).

Тяжелая расплата

Итак, попытка брежневского окружения вернуть бразды правления в одряхлевшие руки генсека провалилась. Через два месяца Брежнев умер. 

17 декабря 1982 года — через месяц после смерти Брежнева — Щелоков уволен из министров в связи с «узбекским делом», начатым по инициативе Андропова. Оно завершилось приговором Юрию Чурбанову — первому заму Щелокова и зятю Брежнева.

6 ноября 1984 года Щелоков лишен звания генерала армии. 10 ноября, то есть весьма ­иезуитски — в День милиции! — этот факт обнародован в центральных газетах. А ведь именно Николай Анисимович придал этому празднику особый статус.  И его родственники по сей день убеждены: дата была выбрана намеренно, генерала травили.

12 ноября на Кутузовский, в злополучный дом № 26, явилась с обыском бригада Главной военной прокуратуры СССР.

Менее чем через месяц, 7 декабря, Щелокова вообще исключили из КПСС. 10 декабря опальный экс-министр пишет предсмертную записку генсеку и ПБ:

«Прошу Вас, не допускайте разгула обывательской клеветы обо мне, этим невольно будут поносить авторитет руководителей всех рангов, а это в свое время испытали все до прихода незабвенного Леонида Ильича. Спасибо за все доброе. Прошу меня извинить.

С уважением и любовью — Н. Щелоков».

Он прячет бумагу в стол, ключ к которому носит всегда с собой (однако, как выяснилось, кое у кого был дубликат).

Совсем недавно Николай Щелоков чувствовал себя ровней кремлевским небожителям (на фото — застолье с Леонидом Брежневым)...

Через два дня, 12 декабря, без какого-либо судебного приговора опального брежневского визиря лишают полученного звания Героя Соцтруда и всех наград, кроме военных.

Доведение до самоубийства?

На следующий день, 13 декабря 1984 года, согласно официальной версии генерал выстрелил себе в голову из коллекционной двустволки. Оставив два письма. Оба датированы… 10 декабря 1984 года. Одно, повторюсь, генсеку, другое — детям.

Из материалов дела:

«Когда сотрудники ГВП прибыли для осмотра места происшествия, вся семья Щелоковых была в сборе, а мертвый Николай Анисимович лежал лицом вниз в холле — выстрелом в упор он снес себе полголовы.

На нем был парадно-выходной мундир генерала армии с медалью «Серп и Молот» (муляж), 11 советскими орденами, 10 медалями, 16 иностранными наградами и знаком депутата Верховного Совета СССР, под мундиром — сорочка из трикотажного полотна с расстегнутым воротом, галстук отсутствовал, а на ногах были домашние шлепанцы.

Под телом Щелокова находилось двуствольное бескурковое ружье 12 калибра с горизонтальным расположением стволов и заводским клеймом на ствольной планке «Гастин-Раннет» (Париж)».

После провала сентябрьского переворота от министра внутренних дел отвернулись многие. На фоне этой депрессии Щелоковы достаточно быстро и неосмотрительно сходились с новыми знакомыми, которых к ним подвел КГБ.

В декабре 1983 года чекисты стали энергично обрабатывать невестку Щелокова — Нонну Щелокову-Шелашову. Ей дали понять, что если Николай Анисимович «не исчезнет», то и ей самой, и мужу грозит не просто конфискация всего нажитого, а тюремный срок (тогда и расстреливали за такие дела).

Очевидцы, опрошенные позднее бригадой военных прокуроров, дали показания: у подъезда опального министра Щелокова видели тем роковым утром три черных ГАЗ-2424 спецназначения.

Бывшему министру дали понять: либо он поступает как человек чести (а он таковым был, вне сомнений), либо все семейство ждет позорное судилище с возможным расстрелом (ведь расстреляли директора «Елисеевского» магазина и еще несколько человек, вовлеченных в грамотно выстроенную брежневским кланом систему мздоимства).


Источник: https://back-in-ussr.com/2016/11/schelokov-protiv-andropova.html

5
1242
2