О защите русского языка

Будет ли работать закон о защите русского языка? Нет. Это закон сам для себя закон. Его приняли, потому что так нужно. Поставили галочку и забыли как о законе, так и русском языке.

Пока находят и придумывают аналоги, чужеродные слова уже проникнут в нашу повседневную жизнь. Найти аналог ― полдела. Как его запустить в жизнь ― вот задача. Проблема в том, что нет общественного осуждения "иностранщины". Подражательство и плебейство стало нормой в обществе.

А кто станет контролировать соблюдение закона? Косноязычные чиновники, для которых англицизмы звучат, как музыка? Смешно.

Сколько новых слов с начала перестройки стремительным потоком наполнило наш лексикон. Кто их сегодня помнит, не говоря уже об употреблении их в повседневной жизни? Они ушли и забылись вместе со временем. Так было и так будет.

Мы вписались в рынок и вместе с ним получили сопутствующие товары: английские, французские, немецкие слова.

Например, в советском периоде нашей истории и слова были советские.

Процесс заимствования слов из других языков естественен. "Великий и могучий" русский язык не может заменить все иностранные слова. Такая канитель уже была в нашей стране. Зачем же ещё раз наступать на эти грабли?

Иностранные слова, проникая в нашу речь, русифицируются, принимают законы русского языка и воспринимаются как русские. Равно, как и русские слова, обогащают другие языки. Не прижившиеся слова сами уходят и забываются.

Если и защищать русский язык, то от чиновников и депутатов, блещущих в своих речах англицизмами, часто совсем не понимающих их значение. Такое впечатление, что они не в российской Думе, а американском Сенате.

Простой человек говорит по-простому. От него язык не страдает. Поэтому русский язык выживет. Он не станет англо-русским. Язык останется русским.

Со сменой общественной формации уйдут в небытие и многие, не вписавшиеся в эту формацию, иностранные слова.

11
102
5