Александр Росляков. Итог спецоперации: победа, которую мы потерпели

Для победы перво-наперво необходим понятный образ цели. Например: прыгнуть дальше противника, забить больше мячей в его ворота, вытеснить его за пределы очерченного круга. И главная цель Украины в нынешней схватке с нами мне кажется безукоризненно понятной: вытеснить нас за пределы своей территории и прекратить пальбу на ней. За это мрут ее бойцы, опрокидывая шапкозакидательские кличи и прибаутки, с которыми мы начали свое вторжение. И при всей западной помощи на первом месте тут именно лежащая на сердце целеустремленность – близкая той, что некогда позволила Советскому Союзу, с той же помощью Запада, очистить свои земли от гитлеровских полчищ...

А вот что до наших целей в той же заварухе – тут лес темный. Из официально объявленных – демилитаризация, денацификация и защита Донбасса – время быстро выветрило содержимое. За полгода Украина милитаризовалась до зубов, вся сплошь стала «нацистской» в нашем понимании – то есть ненавидящей путинскую Россию, как мы когда-то гитлеровскую Германию. Ну а Донбасс понес еще большие жертвы, чем до защиты нашей; говорят, мужского населения там почти вовсе не осталось...

И тогда пошли в ход новые целеуказания, порой такие, что хоть стой, хоть падай. Например: мы и не нападали на Украину, а защищались от ее нападения, просто опередив его на пару часов; мы воюем там против всего Запада, нас в эту войну за шиворот втащившего; цель наша – истребить всех хохлов до основанья, а затем... Каждый, думаю, легко припомнит десяток-другой таких бредовых заявлений, порой от самых официальных лиц и безбожно противоречащих как друг другу, так и заявленному на старте операции. Сюда надо добавить и пошедший снизу до верху раздрай по части объявления всеобщей мобилизации и смены прогулочного названия «спецоперация» на запрещенное сейчас и караемое сроком до 7 лет «война»...

Тут я хочу оговориться, что довоенная украинская жизнь с ее обидчивой заносчивостью перед нами, страшно напоминающей нашу обидчивую заносчивость перед Западом – мне не по вкусу вовсе. Как и попытки героизации Бандеры, страшно напоминающие наши по героизации белогвардейских палачей и хруста французской булки. А уж одесское сожжение мне ненавистно точно так же, как наши массовые убийства вроде бесланского теракта или московского Норд-Оста.

Но какой бы скверной ни была эта украинская жизнь, пусть даже столь же скверной, как российская, затоптанная в грязь и нищету ее пожизненным диктатором, – та цель свою имеет в названном конфликте, эта – нет. Весь набор неладных и противоречивых наших установок, из которых я назвал лишь самые вразумительные, ни в коем разе ни к какой победе и всегда маячащей за ней добыче не ведет. О чем начинают говорить все чаще даже самые наши победобесы: «Ну возьмем мы Киев – дальше-то что? Что с ним делать? Чем окупать затраты на все это?» Ответа на вопросы эти нет – кроме самого идиотического: «Зато Европа будет мерзнуть и страдать без наших нефти с газом!»

Но ведь таким манером насолить могучему врагу, причастностью которого к нашей стычке с соседкой-невеличкой мы так гордимся – можно было и без этой стычки! Просто убрать свой выдвижной сырьевой прилавок, который мы тянули в Европу вон из кожи – и перестать быть страной-бензоколонкой, втоптанной в позорную отсталость путинскими чиновниками и олигархами.

И вот на эту тему в самом начале операции, повлекшей наше обрезание от западных научно-технических даров, даже зашла было какая-то благая болтовня, но быстро сгасла. С самых высоких трибун прозвучало, что в силу непреодолимых причин импортозамещение у нас невозможно, но это не беда, мы заместим в поставщиках того, что самим делать не сильны, злой Запад добрыми Ираном и Китаем... И следом как бы невзначай пошла по всяким закоулкам такая побочная вроде мысль, что во время войны и даже спецоперации народ и партия должны быть едины, а президент – непоругаем. В подтверждение чего какая-то невидимая рука даже разнесла по всем соцсетям и политическим ресурсам слова покойного народного любимца актёра Сергея Бодрова:

«Во время войны нельзя говорить плохо о своих. Никогда. Даже если они неправы. Даже если твоя страна неправа во время войны, ты не должен говорить о ней плохо. Это очень старый, простой и примитивный принцип, но это так...»

Золотые слова! Поскольку помогли целой туче дряблых ворчунов, строящих из себя героев, не теряя чувства собственного достоинства, согнуться в дугу перед пожизненным тираном с такими приговорками:

«Я противник Путина, но раз война в дверь, как настоящий патриот России просто обязан поддержать Главкома! Путин теперь на стороне народа против напавшего на нас на Украине западного империализма, значит – и я с ним! Сейчас не время бороться против наших коррупционеров и воров, вот победим на Украине – тогда и дома у себя порядок наведем!»

И Русь, стеснявшаяся до поры кидаться в ноги позорно обобравшему ее предводителю чиновного ворья и кровососов-олигархов, брякнулась теперь вовсю – что и стало настоящим политическим триумфом предводителя. При этом никаких внятных «военных» целей как не было, так и не появилось. Так, может, просто не там ищем? Этих «военных» целей на деле и не предполагалось, а та, что впрямь была – уже вполне достигнута? Диктатор с блеском победил – но не не нужную ему и даром Украину, а свой народ, от которого лишь и зависит его пожизненный тронный срок.

А что там, как на этой самой Украине, наступаем мы или отступаем, много или мало крови пролито – какое ему дело в его бункере, где светло, тепло и больше даже патриотические мухи не кусают!

Источник: https://publizist.ru/blogs/6/43970/-

0
266
1