Андрей Нальгин. НУ ВОТ И ПОДОШЛО НАЧАЛО КОНЦА РОССИИ...

Началось ровно то, что и было предсказано умными людьми ещё годы назад. Ибо – ну сколько можно просто качать и качать, ничего не вкладывая в новые разработки. А теперь, пожалуй, уже и поздно будет. Фигурально выражаясь, для России началась «терминальная стадия».

Появляются новые грозные признаки того, что основной российский ресурс – нефть – не то что заканчивается, но становится всё более трудноизвлекаемой.

Рост добычи нефти и конденсата в РФ в ноябре был в два раза ниже имеющейся квоты ОПЕК. Более того, и с 1 по 19-е декабря роста производства не было. Можно было бы списать всё на конец года, однако нефтедобыча – это круглосуточная непрерывная деятельность, с небольшой цикличностью и внесезонными форсамажорами (аварии, остановки и проч.).

Другой звоночек. Ещё Блумберг обнаружил этой осенью, что добыча нефти в РФ росла плохо за летний период. Первый вывод таков, что сезонно падает добыча конденсата, а нефти – всё же медленно растёт. Но зимой сама физика процесса такова, что в условиях более низких температур коэффициент извлечения конденсата должен расти.

И теперь, уже на фоне холодов, статистика показывает что что общая добыча нефти и конденсата стагнирует.

«Это плохо, так как параметры увеличения квот в рамках сделки ОПЕК+ были известны с середины лета этого года. Понятно, что рост добычи нефти в основном ложится на увеличение темпов нового бурения. «Консервы» закончились. Более того, вполне вероятно, что отдельные скважины так и не смогут вернуть добычу на прежний уровень, на то есть некоторые ограничения и риски.

Про эти операционные трудности много говорилось ранее и хорошо бы, чтобы они были. Иначе вывод получается совсем простой: сильно валится база», – комментирует ситуацию нефтегазовый аналитик Павел Пухов.

Конечно, снижение капитальных затрат, в том числе на геологоразведку идёт у всех нефтегазовых мейджоров. Но, как говорится, нам бы их проблемы… У России – особенная стать и тут.

Российские нефтекомпании все постсоветские годы по сути паразитировали на советском ресурсном потенциале. За редким исключением серьёзных открытий за эти 30 лет не было. Прирост запасов шёл преимущественно за счёт доразведки разрабатываемых месторождений. Хуже того, нефтегазовая геология как наука, направляющая геологоразведочный процесс, окончательно деградировала вместе с зачисткой и вымиранием академической, вузовской и отраслевой науки. Ну и сказались санкции, ограничившие импорта технологий в нефтегазовой отрасли. То есть сначала стагнация, а затем и падение добычи нефти в стране были неизбежными. Что и началось, похоже…

Технически, компании ещё могут немного что-то улучшить-исправить. Но не кардинально. Так что в перспективе – выход нефтедобычи на плато, за которым начнётся её постепенный спад. Насколько пологим он будет, вопрос по большому счёту вторичный. Разница в пять или десять лет не особо существенна. Существенно, что без нефти, дающий наш основной доход, нам всем труба.

Россия – не СССР, конечно. Тот протянул порядка 75 лет. Выюджит ли Россия хотя бы половину этого срока?

Источник: https://publizist.ru/blogs/114196/41654/-

4
419
19