Кто убил Эмиля Золя?

История фотографии. Эмиль Золя как фотограф: humus — LiveJournal

Исторический детектив. Кто убил Эмиля Золя?

Французского писателя Эмиля Золя знают все. Но вот почему он умер, 
точнее погиб, неизвестно никому. Считается, что писатель отравился 
угарным газом. В этом убеждают официальные источники, биографы
и, в первую очередь, составители кроссвордов и сканвордов. Для 
них это самая лучшая причина. Можно выпятиться своей 
эрудицией и позабавить читателей. «Убийца Эмиля Золя» или «Причина 
смерти Эмиля Золя» и удобное слово из четырех букв, кот

 

орое можно 
воткнуть в любой сканворд – «угар». Наберите в поисковике «смерть 
Золя», и вам вылезут сотни, а то и тысячи ссылок на сканворды и 
кроссворды.

Вечер 29 сентября 1902 года выдался холодным и сырым. Эмиль Золя попросил слугу разжечь камин в спальне. Поужинав, писатель вместе с 
женой Александриной лёг спать. Посреди ночи мадам Золя проснулась, 
оттого что почувствовала себя плохо – сильно болела голова. Писатель 
тоже не спал и тоже жаловался на головную боль.

«Давай позовем слуг», – предложила Александрина, но Эмиль, 
человек тактичный и деликатный, пожалел их и не стал будить среди 
ночи. Его последние слова, обращенные к жене, были: «Мне плохо, 
голова раскалывается. Посмотри, и собака больная. Наверное, мы 
что-то съели. Ничего, всё пройдёт. Не надо никого тревожить…» Вслед за
этим и он, и она потеряли сознание. Утром слуги забеспокоились, 
почему хозяева, встававшие рано, до сих пор не звонят. Войдя в 
комнату, обнаружили труп хозяина и хозяйку в глубоком обмороке. 
Усилиями врачей Александрину удалось спасти. По заключению 
медиков, Эмиль Золя с супругой отравились угарным газом, который 
поступал в комнату из горящего камина. Таким же было и 
решение полицейских, проводивших расследование. Типичный 
несчастный случай.

Но не получил объяснения странный факт: почему при наличии тяги 
угарный газ не уходил в трубу? При расследовании обнаружилось,
что дымоход был чист, но на крыше виднелись следы людей и 
остатки строительного мусора. Но кому они принадлежали – рабочим, 
накануне чинившим крышу, или злоумышленникам – так и 
осталось неизвестным. Полиция спустила дело на тормозах, всё 
объяснив несчастным случаем. Так и вошло в историю.

Но через 25 лет один француз, умирая, решил исповедаться перед
близким другом, снять грех с души и признался, что в 1902 году, будучи нанятым в строительную бригаду кровельщиков, намеренно завалил строительным мусором дымоход в доме Эмиля Золя. Друг, убоявшись,
тоже молчал четверть века, но под конец жизни рассказал об откровениях покойного строителя. Рассказ произвел эффект разорвавшейся бомбы.
Пример вдохновил на подвиг некого нормандского фармацевта Пьера
Акина, поведавшего, что в 1910 году трубочист Анри Буронфоссе
похвалялся ему в том, что намеренно заблокировал дымоход квартиры
Эмиля Золя в Париже.

Но зачем? У каждого нормального преступления есть свои мотивы и побудительные причины. Зачем строителям и трубочисту нужно было
убивать знаменитого писателя? Кому выгодна была его смерть?
Оказывается, была нужна. В первую очередь, французской военщине и секретным армейским службам. Они хотя и в зачаточном состоянии, но
уже тогда существовали. И им очень мешал Эмиль Золя.

Причина крылась в прогремевшем на весь мир «деле Дрейфуса». Этот
процесс по обвинению французского офицера-еврея в шпионаже родился
на фоне сильных антисемитских настроений в обществе и буквально
расколол французов на два лагеря. «Дело Дрейфуса» началось в сентябре
1894 года, когда в Париже уборщица, она же агент французской
спецслужбы, выудила из мусорного ящика германского военного атташе подозрительное «бордеро» (препроводительное письмо). Из него

следовало, что некто предлагал немцам ряд секретных сведений.

Хотя мнения экспертов-графологов по этому делу разошлись, был отдан
приказ об аресте капитана Альфреда Дрейфуса. Несмотря на то, что он настаивал на полной невиновности, его предали военному суду, лишили
звания и чинов и отправили на каторгу. Осужденного предателя показали огромной толпе. Когда с него срывали погоны и другие регалии, капитан кричал: «Клянусь, я не виновен! Да здравствует Франция!»

Через два года неподкупный глава разведки полковник Пикар добыл документы, доказывавшие измену влиятельного и богатого майора
Генштаба Фердинанда Эстергази, а, значит, и полную невиновность
Дрейфуса. Генералы отмахнулись и тогда Пикар предал документы
огласке. Но отверженный Дрейфус не вышел на свободу, а дело
приобрело неожиданный оборот: за Эстергази вступилось высшее
военное руководство Франции, и он был оправдан. Пикара же засадили в тюрягу. В общем, обычное дело, знакомое нам и по современным реалиям
– богатого и влиятельного оправдывают, бедного и слабого обвиняют.

Всё бы сошло, если бы тут не вылез Эмиль Золя. 13 января 1898 года он направил открытое письмо «Я обвиняю» в адрес Президента республики Феликса Фора. В письме Золя обвинял высшее военное руководство в коррупции, кумовстве, слабоумии и жутком антисемитизме. Надо сказать,
что Золя был популярен не только во Франции. В Америке и России его
знали и почитали больше, чем на родине. Письмо вызвало огромный
резонанс во всём мире. Франция разделилась на два лагеря. Золя
поддержали сотни тысяч человек, в том числе писатели братья Гонкур, Марсель Пруст, будущий президент Франции Клемансо, английская
королева Виктория, художники Клод Моне и многие другие. Но и у другого лагеря не было нехватки в именитых личностях. На виновности Дрейфуса настаивали писатель Жюль Верн, корифеи импрессионизма Дега, Ренуар, Сезанн. Это не считая деятелей военной и государственной верхушки, а
также многотысячной толпы маргиналов, уверенных, что во всех бедствиях виноваты евреи.Противники Дрейфуса выдвинули против Золя обвинение в оскорблении
всей армии и военного суда. Его привлекли к суду за клевету, признали виновным и лишили ордена Почетного легиона. В адрес писателя
раздавались угрозы, националистически настроенная толпа совершила нападение на его дом. Золя был вынужден бежать в Англию, куда за ним последовали обе жены и дети. Когда страсти на родине улеглись, Эмиль
смог вернуться в Париж. Как оказалось, чтобы умереть.

К тому времени дело Дрейфуса пересмотрели, его и полковника Пикара
хоть не реабилитировали, но освободили. Для французской военщины это была пощечина. Она очень хотела смерти Золя. Тем более, что нашелся добровольный помощник – ярый националист и антисемит трубочист
Анри Буронфоссе, соглашавшийся убить «заступника евреев» из
«идейных» побуждений. Он привлек к делу строителя из бригады кровельщиков делавших ремонт на соседней крыше. Убедившись, что
Золя заночует дома, трубочист со своим напарником с вечера заготовили щебень и другой материал, которым и заблокировали каминную трубу.
Ночью угарный газ сделал свое дело. Рано утром они вернулись,
очистили дымоход и, тем самым, устранили следы преступления.

Похоронили Золя, как полагается, пышно и с помпой. Посмертно вернули
и орден Почетного легиона, и все звания и регалии. Те, кто его ненавидел
и убил, говорили пафосные речи и проливали слезинки крокодиловы.

 

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/5318946/post488641637/

12
965
9