«Шойгу выступает против новой элиты»: как министр обороны предлагает победить «разложение общества»?

Лидер списка «Единой России» пообещал молодежи «держать порох сухим»

 

«Когда нам угрожают, мы знаем, как этому противостоять, но есть внутренняя угроза, связанная с тем, что постепенно разлагается общество внутри страны», — вещал накануне на молодежном форуме «Территория смыслов» Сергей Шойгу. В качестве примера стран, которые стали жертвами «внутреннего разложения», министр обороны РФ привел Ирак, Ливию, Сирию и Египет. «В преддверии старта транзита политической системы все игроки понимают, что они зависят от Владимира Путина, и Шойгу в очередной раз попытался зафиксировать свою лояльность», — объясняют речь министра эксперты «БИЗНЕС Online». Подробности — в нашем материале.

Сергей Шойгу привел печальную судьбу ряда дружественных России режимов: « Кто-то устоял, кто-то не устоял». И первопричиной постигших эти страны проблем Шойгу считает нездоровье общества: «Многие страны на сегодняшний день разложены были изнутри»Сергей Шойгу: «Есть более страшная часть. Она последние десятилетия приобретает или приобрела уже основную опасность для любой страны. Это внутренняя угроза. И все это связано с тем, что постепенно разлагается общество внутри страны»Фото: kremlin.ru

«Мы не имеем права быть слабыми»

СМИ разобрали на цитаты вчерашнее выступление Сергея Шойгу на образовательном форуме «Территория смыслов». Министр обороны говорил молодежи про патриотизм, любовь к стране, но активнее всего журналисты тиражировали его заявление о том, что наиболее страшная угроза — разложение общества внутри страны. «Внешние угрозы понятны — силовые угрозы, я имею в виду, — уточнил Шойгу. — Когда нам угрожают, мы понимаем, кто угрожает, чем угрожает. Мы знаем, чем они вооружены, знаем, как этому противостоять, как с этим бороться. Выстраиваем силовую оборону. Но есть более страшная часть. Она последние десятилетия приобретает или приобрела уже основную опасность для любой страны. Это внутренняя угроза. И все это связано с тем, что постепенно разлагается общество внутри страны». 

В качестве примера подобного развития событий министр привел печальную судьбу ряда дружественных России режимов: «К сожалению, я был свидетелем многих таких вещей, начиная от той же самой Сербии, или бывшей Югославии, со многими руководителями, которые потом попали в Гаагский трибунал… После этого был Каддафи и Ливия, был Саддам Хусейн и Ирак. Был Тунис. Конечно, была Сирия, был Египет. Кто-то устоял, кто-то не устоял». И первопричиной постигших эти страны проблем Шойгу считает нездоровье общества: «Многие страны на сегодняшний день разложены оказались изнутри».

Отсюда вывод: «Это говорит о том, что мы внутренне должны быть сильными. Мы не имеем права быть слабыми. Если мы будем слабыми, то произойдет то, что произошло в той же Сирии, Ливии, Югославии и многих-многих других странах». 

Поведав подрастающему поколению про внутренние риски, Шойгу анонсировал новые учения с союзниками у афганской границы. «Учения прошли на самом высоком уровне, и мы будем продолжать проводить такие учения, для того чтобы, как говорили раньше, литературным языком, „держать порох сухим“», — цитирует Шойгу «Интерфакс»

В августе учения на границе с Афганистаном Россия проводила уже дважды на фоне обострения ситуации в Афганистане, где движение «Талибан» (запрещено в России как террористическое прим. ред.) начало захватывать территории. Одно российские военные провели вместе с узбекскими, второе — совместно с контингентами Узбекистана и Таджикистана. 

«Именно эта угроза ему не подчиняется, она ему неподвластна»

Расшифровать месседж Шойгу про разложение общества «БИЗНЕС Online» попросил экспертов. 

Павел Данилин — директор центра политического анализа:

— Безусловно, это одна из важнейших угроз современности. И не зря Сергей Кужугетович отметил, что такие страны, как Ливия, Ирак, буквально развалились из-за внутренней деградации общества. Но надо отметить, что эта деградация вдобавок ко всему была еще и подстегнута извне. И он об этом тоже говорит, когда упоминает, что такие центры пропаганды, как Таллин, а я добавлю — Киев, Прага, они делают все, чтобы разъединить наше общество, чтобы посеять в нем семена вражды и ненависти. Ведь разложение — это что такое? Это утрата единства, утрата традиций, утрата ориентиров. И в первую очередь, конечно, этот удар по единству наносится со стороны радикалов — что слева, что справа. Это радикальные либералы, которые разрушают наши исконно русские традиции. Это нацисты, которые пытаются посеять вражду в обществе. И им, конечно, необходимо противопоставлять разумный либерализм, разумный национализм. И максимально жестко бороться с ними.

Нам с вами как людям, которые застали уничтожение целой страны, в которой мы с вами жили, грех сетовать на то, что такого не бывает или это несерьезно. Это очень серьезно. Когда Шойгу делал данное заявление, он находился в отпуске. Это во-первых. А во-вторых, делая такое заявление, Сергей Шойгу выступал как один из самых опытных политиков, действующих в нашей стране. Один из самых популярных политиков. Его рейтинг находится на втором месте после президента вот уже несколько десятилетий, между прочим.

 

Алексей Макаркин — первый вице-президент центра политических технологий:

— Интересно, что относительно разложения наш министр обороны и лидер списка «Единой России» воспроизводит аргументы 30-летней давности. Тогда эти аргументы были обращены против советской правящей элиты, элиты Коммунистической партии. Когда ее теснили молодые люди, некоторые не состояли в КПСС, некоторые являлись беспартийными научными сотрудниками и инженерами. И в отношении них старая советская элита концентрировала внимание на разложении. Что общество разлагают, причем с участием внешних сил. А к тем людям, которые в то время представляли контрэлиту, принадлежал и Шойгу. Он находился в команде Бориса Ельцина. И хотя был в ЦК КПСС, но занимал там не очень высокие посты.

Соответственно, он в составе новой элиты пришел к власти. После неудач с ГКЧП, с распадом СССР новая элита пришла к власти и утвердилась. Прошло 30 лет, и эта элита чувствует, что идут новые силы, которые исходят из того, что старая элита засиделась. А они хотят прорываться к власти, хотят идти в политику, они хотят перемен. И Шойгу желает добиться того же, что его предшественники 30 лет назад. Он выступает против этой новой элиты, но его первоочередная задача — консолидировать своих. Как раньше была задача консолидировать лояльных советских людей, объяснить им, что те, кто идет к власти, они все смутьяны, они все бунтовщики. Они все разрушают великую страну. У элиты есть свой 30-летний цикл. И она тоже играет на удержание власти и тоже апеллирует к своим сторонникам уже с консервативными лозунгами.

Она не пытается убедить противников, она пытается: а) консолидировать своих сторонников и б) стигматизировать противников в глазах колеблющихся. Ведь есть сторонники, есть противники, а есть колеблющиеся. Соответственно, любой элите, которая хочет удержать свои позиции, надо консолидировать своих сторонников, мобилизовать их. И в том числе на выборы. Ведь многие сторонники власти исходят из того, что они все равно победят. А тут еще этот коронавирус. Тогда зачем идти на выборы? Лишний раз тратить время и силы? Потому следует объяснить им, что надо идти на выборы. Иначе враг внутренний при подстрекательстве врага внешнего развалит Россию, как когда-то развалил Советский Союз. И в глазах колеблющихся нужно тоже стигматизировать оппозицию, чтобы колеблющиеся ее как минимум не поддержали. Вот они могут остаться по домам и в любом случае не поддержать оппозицию. Выступление Шойгу — это и речь министра, и это самый популярный из президентских министров, из министров, которых назначает президент. Но он также возглавляет список «Единой России». Шойгу сейчас делает заявление, выходящее за рамки функций министра обороны, потому что он глава партийного списка, ему надо говорить не только о своем министерстве. У него такая роль в кампании. Тем более что здесь сложилась парадоксальная ситуация. Люди высоко оценивают армию. Она у нас сейчас самый популярный институт. Но при этом люди не очень хотят говорить про армию. «Потому что там и так все более-менее. Потому что и так там Шойгу многое сделал. Давайте говорить на другие темы». Потому Шойгу не может ограничиваться популярностью армии и выходит за пределы данной повестки.

 

Олег Матвейчев — политолог, политтехнолог:

 

— Конечно же, я с Шойгу совершено согласен. Мы все неоднократно об этом говорили — русских могут победить только русские. Я говорю не о каком-то отдельном этносе, а обо всем нашем многонациональном отечестве. Это прекрасно знают наши враги, потому и вкладывают силы и средства, как в прошлые времена, в какой-нибудь очередной переворот, в какую-нибудь очередную революцию. Они видели, что внешняя агрессия, как с Наполеонами и Гитлерами, заканчиваются плачевно, а вот когда они вкладываются в нашу оппозицию, им сопутствует удача. Когда накануне 1917 года мы победили Антанту и должны были получить Босфор и Дарданеллы и все остальное, но не получили, потому что сами себя втянули в эту революцию. Свергли собственного царя. То же самое в 1991 году, разрушили Советский Союз. Тут, возможно, и не было какой-то поддержки, как накануне 1917 года, но внешний враг нас уничтожить не мог. Оружие у нас имелось в огромном количестве, державные силы были крепки, но просто сами взяли и разрушили огромную страну. Поэтому, видя, какие у них есть успехи в технологиях, когда они вкладываются в нашу оппозицию, специально разрушая патриотизм, разрушая нашу историю, они сейчас идут по тому же пути. Они так и говорят, и я такое слышал неоднократно: «Мы все равно победим. У нас это получилось уже два раза, получится и в третий».

Если вы перечитаете речь Шойгу, то 99 процентов ее было посвящено военным угрозам. Он рассказывал об оборонно-промышленном комплексе, о темпах, которыми происходит перевооружение армии. Рассказывал о наших новейших технологиях. Он говорил именно о тех военных угрозах, о которых должен рассказывать военный министр. Вопрос в том, что именно эта конкретная угроза, которая ему не подчиняется, ему неподвластна. Но он ее тем не менее не может не замечать, и он ее просто обозначил

 

Павел Салин — политолог:

 

— В заявлении Шойгу можно выделить два блока причин. Первый — тактический. Здесь две тактические причины. Первая: в преддверии старта транзита политической системы все игроки понимают, что их будущее в стартовой позиции при этом переходе зависит от Владимира Путина. Потому в очередной раз пытаются зафиксировать свою лояльность и продемонстрировать, что их мировоззрение соответствует мировоззрению президента. Отсюда похожее заявление Лаврова, похожее заявление Володина, сейчас Шойгу отметился. То есть они понимают, какое мировоззрение у Владимира Путина, у силовой корпорации, которая является референтной у главы государства, и публично шлют сигнал, что у них такое же мировоззрение, что они ему соответствуют.

Вторая тактическая причина в том, что Шойгу с Лавровым возглавляет список «Единой России». И поскольку они в этом списке олицетворяют консервативно-охранительское начало, то и заявления делают соответствующие. Это, что называется, «благородство обязывает», поскольку в списках «Единой России» они олицетворяют консервативно-охранительское начало.

Но есть и другие, стратегические моменты, которыми тоже обусловлены подобные заявления. Сейчас в большинстве стран мира наблюдается коренное изменение общественного запроса активных групп населения. Похожий кризис был в 70–80-х годах прошлого столетия. И он тогда проходил под левыми знаменами. И сейчас власть в разных странах опять столкнулась с такой трансформацией общественного запроса и не понимает, как на него реагировать. Часть политических режимов на это пытается реагировать более гибко — за счет переговоров, за счет инкорпорации лидеров такого протеста или тех социальных групп, которые представляют протест. А часть политических режимов на данный вызов реагирует так же, как и российский, — с консервативно-охранительских позиций. То есть объявлять всех недовольных внутренними врагами. И эта ситуация похожа на эпизод одного из советских фильмов 50-х годов, когда какой-то бюрократ говорит: «Это не я иду против течения, а течение — против меня». Вот и политические режимы объявляют, что это не они идут против общественных течений, а общественные течения — против них. Потому все, кто против сохранения статус-кво, — это враги и их нужно однозначно давить. И поэтому делают ставку на консервативно-охранительский инструмент. Ничего не надо менять, ситуация если не отличная, то, в принципе, неплохая, а если что-то и менять, то будет еще хуже. Такой подход выбрали российский политический режим, иранский политический режим, режимы еще нескольких стран, и очень интересно, чем это все в среднесрочной перспективе закончится. 

 

<script type="text/javascript">// </script>

Андрей Камакин, Александр Гавриленко, Алексей Лучников

Фото на анонсе: kremlin.ru

 

Источник: https://yandex.ru/search?clid=1923018&text=%C2%AB%D0%A8%D0%BE%D0%B9%D0%B3%D1%83+%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%B0%D0%B5%D1%82+%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2+%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9+%D1%8D%D0%BB%D0%B8%D1%82%D1%8B%C2%BB%3A+%D0%BA%D0%B0

4
162
13