Белорусский омон меняет фамилии, прячется и морально страдает

В Гродно продолжается уголовный процесс в отношении пяти местных жителей - участников акции протеста в Гродно 6 сентября 2020г. На скамье подсудимых — братья Владимир и Юрий Седеневские, Александр Якубовский, сестры Жанна Захаркевич и Надежда Степанцова. Всех их обвиняют по статьям 342 УК (Организация или участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок) и 364 УК (Насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел). Данные 11 потерпевших в заседании засекречены, сотрудников милиции не показали участникам процесса — их допросили в другой комнате, сообщают правозащитники.

На первое заседание никто из 11 потерпевших сотрудников милиции не явился. Фамилии потерпевших в деле изменены, это объясняется «мерами безопасности» в отношении них.

— Пострадавшие опасаются за свою жизнь и здоровье, поэтому просят провести процесс удаленно. Вследствие реальной угрозы явиться в суд они не могут в связи со служебной деятельностью, — заявила в первый день гособвинитель — старший помощник прокурора Алина Чужеземец.

На это адвокат одного из обвиняемых ответила, что меры безопасности уже применены — фамилии 11 пострадавших изменены, в органы внутренних дел с заявлениями об угрозах им или их родным не обращались. Таким образом, нет юридических оснований прятать их от суда.

Судья Анна Левусик вызвала потерпевших еще раз на 13 января. На этот раз потерпевшие в суд явились, но по просьбе прокурора, которую судья удовлетворила, — их допрашивали не в самом зале заседания, а из зала заседания через приоткрытую дверь совещательной комнаты за спиной судьи.

Гродно 6 сентября 2020 года. Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY. Интересно, что никто из протестующих и не думает прятать лица и менять фамилии.



Сотрудник милиции «Иван Иванов» рассказал суду, что с уголовным делом не знакомился. На вопрос адвоката, как он определил себя потерпевшим, омоновец ответил, что это определил не он, а руководство гродненского ОМОНа.

По словам «Иванова», 6 сентября у людей были флаги, плакаты, они выкрикивали лозунги политического характера. Ни оружия, ни палок у протестующих не было. Милиция стала в цепь, толпа стремилась разорвать эту цепь, «организованно сцепившись в боевой порядок». Самых активных омоновцы начали задерживать, в ответ люди толкались, но ударов не наносили. «Иванов» заявил, что его лично не били, но толпа кричала «Фашисты!» — и это причинило ему глубокие моральные страдания. Обвиняемых «Иванов» не помнит, не узнает и не будет требовать от них компенсации морального вреда.

Омоновец «Белый» заявил, что лично он 6 сентября никого не задерживал. Он рассказывал, что чувствовал боль, «потому что его кто-то бил», но кто именно — сказать не может. По его словам, толпа была очень агрессивна, бросала в милицию пластиковые бутылки с водой, но в «Белого» не попали. Обвиняемых не узнает, трогали ли они его — сказать не может. У него моральные страдания возникли потому, что «родственникам были угрозы по Viber».

Еще трое опрошенных омоновцев дали похожие показания: обвиняемых не узнают, моральные страдания испытали, но иски о компенсации заявлять не будут.

Читать полностью: https://news.tut.by/society/714786.html?c

Источник: https://vasiliy-eremin.livejournal.com/58319.html

0
138
3