Россия, чтобы выжить, должна быть социально мобилизованной.

Россия, чтобы выжить, должна быть социально мобилизованной.

 

 

Россия, чтобы выжить, должна быть социально мобилизованной. Я подчёркиваю, социально мобилизованной. Это не значит мобилизация армии, это уже военный вопрос. Но должна быть социальная и административная мобилизованность. Нужно понимать, что наш конфликт с Западом – на долгое время. Наш конфликт с англосаксами – на долгое время.

Дело в том, что англосаксы устроены так: если они вцепляются, то эту хватку можно ликвидировать только одним способом – вырвать зубы. Мы должны понимать, что мы на войне. Причём, на войне нового типа, которая будет длиться очень долго.

Даже если Запад в текущей ситуации уступит, это будет ещё не поражение Запада. Я думаю, что главное поражение Запада грядёт от его экономического кризиса, кризиса изнутри.

Как проявляется социальная мобилизованность на практике? Как противостоять негативным тенденциям современного мира? У меня простой ответ. Может, он кому-​то покажется слишком простым. Его можно сформулировать в старом зековском принципе, «не верь, не бойся, не проси». Не верь властям. Никаким. Ни международным, ни государственным. Нужно властям не верить, а смотреть, что они делают. Что они обещают, и что они делают. И проверять. Верить исходно нельзя. Нельзя ничего просить. Надо добиваться. И не надо бояться. Ни в коем случае. Во-​первых, бесполезно, во-​вторых, стыдно.

Если говорить о том, как на индивидуальном уровне сопротивляться давлению — очень просто. Прежде всего, нужно организовать свою жизнь так, как это нужно, комфортно. Нормальное воспитание детей – это уже сопротивление хаосу. Главное, чему должен сопротивляться человек в современном мире, – это хаосу. Потому что то, что происходит в мире, на разных уровнях, это революция хаоса.

Чтобы быть адекватным современному миру, и, самое главное, чтобы послужить России, надо стараться даже в нынешних трудных и сложных обстоятельствах делать нравственный выбор. Понимаю, что это сложно, особенно в условиях большого количества соблазнов, в условиях морального кризиса. Но единственный способ достойной жизни – это жить в соответствии с принципами социальной справедливости. В России может быть среднедостаточная жизнь, и есть некий уровень социального достатка, выше которого подняться, сохранив честность, практически невозможно.

Скрепами западного общества являются частная собственность, право и социальный контроль, личностно интериоризированный несколькими столетиями работы репрессивных структур повседневности. В русской жизни ничего этого нет. В обществе, где нет частной собственности, где право – объект насмешек, а трезвый образ жизни часто вызывает подозрение, только регулярный, планомерно устроенный, организованный быт может стать нишевым эквивалентом частной собственности, а следовательно, крепостью, чем-​то твердым в текуче-​бесформенной русской жизни, защитой от нее.

 

 

Чтобы создать новый строй старому господствующему строю необходимо разрушить старое и создать ситуацию социальной катастрофы. То есть хаос. Сопротивление хаосу – это вещь очень важная и очень нужная. Сопротивление – это воспитание детей так, чтобы они не ТикТок смотрели и не всяких уродов, а познавательные программы. Чтобы они слушали нормальную музыку, которая не бьёт по гениталиям, а доставляет удовольствие сердцу и разуму. И очень важно не впускать в свой дом социальную заразу. А для этого семья должна быть значительно сильнее улицы и даже школы. При том, что я к школе отношусь очень хорошо. Так вот, одна из главных форм сопротивления вот этой хаотичности – это укрепление семьи. Укрепляйте семью, рожайте детей, воспитывайте их, и становитесь государством в одном лице – в лице своей семьи.

Как воспитывать? Воспитывать, во-​первых, чтобы у ребёнка было цельное мировоззрение. Я как-​то сказал, что должны родители ставить детям: это физическое здоровье, это цельное мировоззрение, это хорошее образование. Ну, и если это мальчик, то ориентация на то, что главное мужское слово – это слово «нет». Его нужно хорошо тренировать.

«Традиция — как передача опыта спасения — это традиция говорить «нет» Злу и определять, что есть Зло (в том числе якобы направленное на мир и безопасность, на облегчение жизни людей)… Противостояние «новому мировому порядку» и «концу истории» имеет как социальное и антропологическое, так и духовное и эсхатологическое измерения. И в основе всего должен лежать отказ, отречение. Человека делает человеком сопротивление и способность говорить «нет».»

Далее — преодоление социального. Мне уже приходилось писать о том, что личность как явление (и личность как качество) есть преодоление социального индивида; личность предполагает выход за рамки социального индивида путем установления таких отношений с Абсолютом (будь то Бог или совесть), которые не опосредованы социальным коллективом, личность есть снятие противоречия между социальным индивидом и коллективом. Не случайно социальный индивид может быть представлен и одним человеком, и коллективом, а вот личность всегда индивидуальна.

Личность разобрать на «части», по составляющим ее связям, нельзя, она есть целое; социального индивида – можно, что и делала советская система, да и не только она, но и другие. Например античная. Другой вопрос, какими возможностями, средствами и резервами сопротивления обладает индивид — это можно нарабатывать и повышать. Следующим этапом после преодоления социальной инерции будет уже взаимодействие с обществом на взаимополезных началах.

Был такой замечательный французский историк Бродель. И у него есть работа о Европе XV-​XVIII веков. Европа XV-​XVIII века – это конец феодализма и ранний капитализм. Это социальный ад… Конец любой системы и начало новой – это социальный ад. И вот он пишет: «Можно ли вырваться из социального ада? Иногда да, но никогда в одиночку, собственными силами: никогда без согласия на плотную зависимость одного человека от другого. Необходимо вернуться к берегу социальной организации — какой бы то ни было. Или создать такую организацию с ее собственными законами внутри какого-​то контробщества».

То есть, нужны, помимо перечисленного, социальные горизонтальные связи. То, что называют «гражданское общество». Я вообще не люблю это слово, потому что я понимаю, что это абсолютная фальшь – то, что говорят на Западе о гражданском обществе. Но если говорить о нём всерьёз, то, например, наши родительские сообщества, которые противостоят переводу учебников в электронную форму и т.д. – это и есть гражданское общество. То есть каждый на своём месте делает то, что он может. Сопротивляется в самых тривиальных вещах.

Андрей Фурсов

 

Источник: https://vizitnlo.ru/rossiya-chtoby-vyzhit-dolzhna-byt-socialno-mobilizovannoj/

6
89
3