Золотой стандарт.

  

   Золотой стандарт стал часто сниться Ивану Сергеевичу. В очередной раз, проснувшись от звонка будильника, он ставит на пол левую ногу. Говорят, что если сначала станешь на левую ногу, а после на правую день будет удачным.

- А это именно то, что и нужно, - ворчит он.

   Надев спортивный костюм, идёт на кухню, заваривает кофе, закуривает, вспоминает.

   Ивану Сергеевичу хочется вернуться к золотому стандарту.

   Ему слышится голос матери.

- Ванечка вставай, солнышко уже поднялось выше неба. Тебя ребятишки ждут. В футбол зовут играть, а потом на речку купаться. В колхозный сад не лазить и яблоки не воровать. У нас дома их полно.

- Мам, да в колхозе они слаще.

- А в попу соли не хочешь получить.

- Да дед Игнат только пугает, а стрелять никогда не стреляет. Лозиной, если поймает, отпороть может и то не сильно. Он добрый.

   Мать ещё что – то говорит, но Ваня уже не слышит. Он достаёт из-под кровати футбольный мяч, бутсы и выметается на улицу.

Футбол. Удар. Мяч взвивается вверх. Свечка. На грудь. Удар головой. Перекинул с левой ноги на правую и что есть силы, мяч, словно пушечное ядро мчится к воротам. Перекладина. Мяч отскакивает. Пацаны налетают со всех сторон. Клубы пыли.

- Куда бьёшь? Мазила. По мячу сади, а ты по кочке лупишь. Пасуй мне.

   Ваня бьёт «сухим листом». Пеле. Стрельцов. Мяч закручивается словно юла, «обманывает» вратаря и влетает в ворота.

Гол. Ура.

- Эх ты, - улыбаясь, говорит Ваня вратарю. – Я Яшин. Я Яшин. Дырка ты от бублика.

   Игра окончена. Теперь куда?

- Айда на речку, братва, - орёт Ваня. – В тарзанку поиграем. С трамплина попрыгаем. Кто выше, кто дальше. В понырялки. Кто ловчее под водой плавает и дальше ныряет. И голяка. Никого нет. Пусть писюны подышат, а то всё в трусах, да трусах. Надоели. Молочаем их натрём, чтоб они большими стали.

- А зачем нам большие? Ваня. В ногах будут путаться.

- У мужиков не путаются, а мы разве не мужии и у нас не будут путаться.

- Так у мужиков ноги длинные, а у нас короткие. Волочиться по земле станут.

   Бурлит река. Бьют фонтаны воды. Кажется, что ещё немного, и речка выйдет из берегов.

   Уже обед В колхозный сад за яблоками. Дед Игнат в это время спит. Белый налив, медовка, антоновка, райские яблочки, груши…. Налопались и снова на речку. Позагорать на солнышке, а после в балку пострелять из самопалов. И так до вечера.

   Домой Ваня приходит волоча ноги. Есть не хочется. Он выпивает кружку молока и засыпает за столом. Мать бережно переносит его в комнату.

- Золотой стандарт, - говорит Иван Сергеевич.

   Он улыбается, потом вздыхает, глядя через открытое балконное окно во двор, заставленный легковушками, и добавляет.

– К нему уже не вернёшься. Вырос я из него.

17
115
14