Le Plus: Femen не место во Франции

Активистки Femen оголились по пояс в Соборе Парижской Богоматери, чтобы тем самым «отпраздновать» уход Папы Бенедикта XVI. Страна восприняла эту выходку единодушным осуждением. Есть ли для этого пришедшего с Украины движения место во Франции после такой бездарной выходки? Брюно Роже-Пети уверен, что нет.

Пример Pussy Riot вряд ли достоин подражания, в чем Femen сегодня имеет возможность убедиться на собственном опыте. Последняя провокация французского «представительства» радикального феминистского движения (активистки выставили напоказ голую грудь внутри Собора Парижской Богоматери, выкрикивая оскорбления в адрес Папы Бенедикта XVI и всех католиков) позволила развеять все сомнения относительно демократической благодетели группы: совершенно ясно, что Femen — не друзья демократии.

До этого момента первые акции Femen во французской политической и общественной сфере встречали вежливым молчанием. Никто не осмеливался (раз уж украинские участницы движения ведут куда более опасную борьбу) выразить сомнения или критику насчет французского варианта группы, тем более что его поддержала Каролин Фурест (Caroline Fourest).

Нужно ли Femen во Франции?

Подобное терпеливое молчание сопровождало и присутствие Femen во время марша Civitas (выступающая против однополых браков католическая организация) и неизбежно возникшие в результате инциденты. У многих наблюдателей возник следующий вопрос: а нужно ли вообще Femen во Франции? Неужели мы настолько отстали в плане демократии, что нам требуются экстремальные методы политического самовыражения, которые изначально нацелены на провокацию авторитарных режимов?

Кроме того, тот факт, что в числе лидеров Femen находится бывшая активистка Соцпартии, которая заявила о себе во время студенческих выступлений (речь идет о Лубнии Мелиан — Loubnia Meliane), заставлял готовиться к худшему: переходу движения в руки тех, кто истово стремится к уорхолловким 15 минутам славы. Голая грудь под политическим предлогом — отличный способ вновь попасть в телевизор.

Провокация в соборе Парижской Богоматери подтвердила оправданность всех опасений насчет Femen. Этому движению абсолютно нечего делать во Франции, потому что оно совершенно ей не подходит.

Год назад ваш покорный слуга находился в соборе Парижской Богоматери на церемонии обращения жаждущих приобщиться к вере неофитов. Да, можно агностически относиться к католической вере и не ходить по воскресеньям на службы, однако все равно любить церковную торжественность, о которой писал Аполлинер.

Нотр-Дам — средоточие истории

Это была прекрасная церемония, особый момент, который порождает обращение в веру сотен людей всех возрастов и любого достатка. И то, что она происходила в Соборе Парижской Богоматери, где на протяжение тысячелетия крестили, женили и хоронили стольких горожан, придавало ей особую значимость и выразительность.

Все выглядело в высшей степени респектабельно, а само здание, несмотря на снующих повсюду туристов, казалось настоящим средоточием истории и духовности, которое выходит за границы собственно католической веры. Даже глубоко светский человек не мог бы остаться равнодушным при виде этой картины и не порадоваться тому, что светское государство позволило развиваться всем, кто стремится к свободе совести.

Церковь — это то, что соединяет современных мужчин и женщин с прошлыми поколениями.

Что бы вы ни думали о религии, церкви заслуживают уважения, потому что представляют собой хранилище общей истории, связь людей с их предками, прошлым.

Тот, кто может прийти в аббатство Везле и не восхититься излучаемым этим местом светом, заслуживает реинкарнации в рядах Femen.

Церкви — это воплощение Франции, наследие, которое способно преодолеть любые расколы. Именно поэтому в законе об отделении церкви от государства 1905 года все храмы были немедленно отнесены к национальному достоянию.

В этом-то и заключается заблуждение или даже ошибка Femen.

Глупый и ребяческий поступок заслуживает осуждения

В Соборе Парижской Богоматери они выставили напоказ свою несчастную и жалкую вульгарность, печальную и агрессивную наготу, оскорбительную и ужасающую грубость, невероятную и катастрофическую бескультурность. Тем самым они оскорбили не только Папу и католическую церковь, но и французскую духовность, некие незримые силы, обитающие в старинных камнях, которые обтесали и сложили неизвестные мастера десять веков тому назад.

Франция — это страна, где можно ненавидеть священников, но совершенно недопустимо оскорблять все, что воплощает духовные силы. В этом и заключается одно из тех противоречий, на которых держится очарование страны. В Femen явно этого не понимали.

Эти феминистки вели себя подобно ничтожным потомкам санкюлотов и активистов Парижской коммуны, которые в 1793 году устраивали жуткие дебоши (с этой точки зрения Femen просто жалкие любительницы по сравнению с Шометтом или Эбером, потому что слишком уж зациклены на сексуальной стороне вопроса) в переименованном в «Храм разума» Нотр-Даме. Робеспьер, кстати говоря, (нужно отдать ему должное) не одобрял такое поведение, потому что ему был чужд дикий и беспорядочный атеизм в духовных местах.

В этой связи нужно не удивляться, а радоваться единогласному осуждению этого глупого и незрелого поступка, который совершенно безумен с политической точки зрения и полностью лишен смысла с интеллектуальной стороны.

Активисткам Femen и всем тем, кого восхитила их жалкая провокация, стоит почитать (а может и не раз) Марка Блока (Marc Bloch):

«Существует две категории французов, которые никогда не поймут историю Франции: те, чью душу не трогают воспоминания о коронации в Реймсе, и те, кто совершенно равнодушно читает о взятии Бастилии».

Мотайте на ус, дорогие Femen, и потихоньку уходите отсюда, чтобы о вас поскорее забыли.

Источник: http://inosmi.ru/europe/20130214/205899032.html

20
1950
0