МОЯ ШУБКА...

Далёкие-далёкие годы и сам край – тоже ("ДВК" – дальневосточный). Посёлок "Красная Речка" теперь район Хабаровска. А раньше там был военный городок с домами из красного кирпича. А на отшибе, пройдя овраг с лесочком, увидишь на взгорочке двухэтажный двухподъездный бревенчатый дом с высоким (у нас) крыльцом. Дом для семей военно-морских лётчиков. Кажется, рядом ещё такой же дом стоял. Но он не наш.

1-й этаж, 3-комнатная квартира, в каждой из комнат по семье. В двух из них по двое детей. В первой комнате шепелявый и вечно сопливый малец Генка со старшей сестрой Альбиной. Она старше нас всех. И меня, и тем более моей младшей сестрёнки (мне тогда, когда случилось то, о чём хочу рассказать, было 5 с половиной лет, а Валечке не было еще 2-х годков).

Со всеми соседями, и дети и взрослые, были в дружбе… Взрослые нас иногда даже передоверяли друг другу.

А зима там ранняя, холодная, ветреная. Бывало, нас дома укутают, на улице велят взяться за руки (чтоб ветер не сбил с ног). А кто-то из взрослых – в середине "шеренги" и тащит всех за собой – всю ватагу. Бывало и так, что лётчицкие шарфы натягивали нам на лицо (чтоб не обморозились), а то и велели идти… спиной вперёд (чтоб не продуло).

Очень было холодно. В квартире ведро с водой за ночь могло покрыться тоненькой прозрачной корочкой льда… Было так интересно карандашиком ломать его, топить льдинки и наблюдать, как они истаивают… А ещё запомнилось, как зимой пожилой кореец приносил к дому молоко… в мешке из рогожи. Поставит его на снег, откроет, а там разного размера "круги" замороженного молока – величиной с большую или малую миску. Мама растопит и вскипятит на примусе. Помню, "этим дядей с мешком" даже пугали: - "А ну, как  отдадим тебя ему!"   

И вот произошло событие: мне, чтоб меньше мёрзла, купили шубку. Из густого тёплого и разноцветного меха. Очень  похожа была на папины унты! Видимо, тоже из такого же меха… Событие было действительно из ряда вон. Вот дома и одели на меня эту шубку, валенки, шапку, варежки, застегнули воротник и поставили на стул, стоявший у стены. Я и сама к стене прислонилась. Такая вот композиция. Видимо, так им захотелось, да и удобно было меня в новой шубке сфотографировать. Сфотографировали! На память. В то мгновенье я была как модель – на подиуме? 

Или – как манекен? Короче, шубка тёплая и красивая, а главное она моя! А в ней и зима не страшна!  И повесили её на гвоздик в комнате - справа от двери.

И вот однажды зимой в квартире началась суета: знатная подготовка к празднику. А после того, как маму наградили в Кремле орденом, золотыми именными часами от Наркомата Обороны СССР и премией (аж 500 рублей) многое у нас изменилось!

Мама вернулась ещё более красивая: с завитушками (сделала в Москве завивку), в платье-костюме цвета вялой вишни, отороченном бежевым букле, и с ослепительной улыбкой! И с красивым платьем для меня (тёмносинее с малиновым воротничком). А главное - с патефоном и кучей пластинок к нему! И отныне все праздники - и весёлые, и многолюдные, и - именно у нас!

Стол в комнате раздвинут, накрыт скатертью, стулья расставлены, женщины хлопочут на кухне. Я с сестрёнкой в комнате.

Уже смеркалось. Была зажжена керосиновая "лампа-десятилинейка" и поставлена посередине стола. Лампа не наша, видимо, кто-то из соседей дал "по случаю". Мне очень нравилась эта лампа: на высокой ножке, как фруктовая ваза, стеклянная, был виден сам красивого цвета керосин и плавающие в нём изогнутые фитили. Загадочно и очень интересно! Я сидела на стуле и любовалась. А рядом с лампой стояла настоящая ваза, но не с фруктами (какие фрукты тогда на Дальнем Востоке, да зимой?!), а с конфетами. С какими?  Тогда были "в ходу" подушечки, карамель. А что главное для сладкоежек? Правильно, то, что они сладкие!  И вот тут мы с сестрёнкой кардинально расходимся: она с детства обожает всё сладкое, а я его не терпела! О, про это, про себя я могу много чего рассказать... 

И вот она, шустрик, влезает на стул рядом со мной и быстро потянулась ручёнкой к вазе с конфетами. Но… при этом задевает лампу! Та валится на бок, керосин разливается и вспыхивает! Огонь вмиг взметнулся до потолка! Хорошо, что скатерть была, а то керосин сразу пролился бы и на пол. Мгновение – и огонь объял почти весь стол. Я схватила сестрёнку. Обе мы заорали от ужаса. На крик вбегает мама. Ой, что делать? Ей сразу стало плохо, - падает на кровать. Вбегает папа. Мгновенно хватает то, что попадает под руку. А что именно "под рукой"? Да моя шубка, висящая на гвоздике рядом с дверью!

Он, раскрыв её, кинул на огонь. Но площадь шубки меньше, чем надо бы. Огонь вырывается из-под неё и разгорается с новой силой. Тогда папа выдернул из-под мамы ватное одеяло и накинул его на весь стол.

Всё. Пожар в комнате, в нашем деревянном доме потушен. Это позже я поняла (видимо, мне объяснили): потушен огонь потому, что отрезали его от воздуха, от кислорода…  Вбежавшие соседи тоже вздохнули с облегчением. И мама, и сестрёнка успокоились и даже улыбнулись. 

Но шубка моя… Только в памяти да на фотографии и сохранилась…

03.10.14.

95
1467
37