Глиняные катышки или пять лет судьбы одного человека.

Саша был в чеченском плену 5 лет. Два года его не кормили. На нем испытывали приемы рукопашного боя. Несколько раз его расстреливали, стреляли почти в упор, но так и не смогли расстрелять!!!

…1995 год. Первая чеченская война. Подполковник Антоний Маньшин был командиром штурмовой группы, а соседняя, вторая штурмовая группа была названа именем героя России Артура - его друга, который погиб в Грозненских боях, накрыв собой раненого солдата. Солдат выжил, а Артур погиб от 25 пулевых ранений. В марте 1995 года Артур с 30 бойцами на трех БРДМ выполняли штабной рейд по блокированию групп боевиков во Введенском ущелье. Есть там такое место – Ханчелак – в переводе с чеченского означает «мертвое ущелье». Именно там группу поджидала засада.
Засада - это верная смерть: головная и замыкающая машины подбиваются, и тебя методически расстреливают с высоток. Группа, попавшая в засаду, живет максимум 20-25 минут – потом остаётся братская могила. По радиостанции запросили помощь с воздуха вертолетов огненной поддержки, подняли штурмовую группу Маньшина, которая прибыла на место через 15 минут. Управляемыми ракетами воздух-земля уничтожили огневые позиции на высотках. К всеобщему удивлению группа уцелела. Не нашли только Сашу Воронцова. Он был снайпером и сидел на головной машине, на БРДМ. Взрывной волной его сбросило в ущелье метров 40-50 глубиной. Стали его искать - не нашли. Уже в полумраке нашли кровь на камнях, а его не было. Случилось худшее – он, контуженный, попал в плен к чеченцам.
Поисково-спасательная группа по горячим следам трое суток лазила по горам. Даже в контролируемые населенные пункты боевиков ночью входили. Саши нигде не было. Так снайпера зачислили в списки без вести пропавших, а потом представили к Ордену мужества.
Прошло 5 лет. Начало 2000 года. Штурм Шатоя. Населенный пункт Итум-Кале. И тут неожиданно мирные жители сообщают, что у них в зиндане (в яме) сидит спецназовец. Уже 5 лет! Считается, что 1 день в плену у чеченских бандитов - это ад. А тут - 5 лет! Бойцы побежали к яме. Фарами от БМП осветили местность. В яму 3 на 3 шириной и 7 метров глубиной спустили лесенку.
- Поднимаем, - а там живые мощи. Человек шатается, падает на колени и я по глазам узнал Сашу Воронцова. 5 лет его не видел и узнал, - вспоминает очевидец событий Антоний Маньшин. - Он весь в бороде, камуфляж на нем разложился, он в мешковине был, прогрыз дырку для рук, и так в ней грелся. В этой яме он испражнялся и там жил, спал, его вытаскивали раз в два-три дня на работу, он огневые позиции чеченцам оборудовал. На нем вживую чеченцы тренировались, испытывали приемы рукопашного боя. Это когда ножом тебя в сердце бьют, а ты должен удар отбить. У нас в спецназе подготовка у ребят хорошая, но он изможденный, никаких сил у него не было, он, конечно, промахивался - все руки у него были изрезаны. Он перед нами на колени падает, говорить не может, плачет и смеется. «Ребята, я вас 5 лет ждал, родненькие мои!» Мы его в охапку, баньку ему истопили, одели. И вот он нам рассказал, что с ним было за эти 5 лет.
Когда Саша садился с бойцами за трапезу, он кусочек хлеба мусолил часами и тихонечко ел - все вкусовые качества за 5 лет у него атрофировались. 2 года его вообще не кормили. Расспрашивают: «Как ты жил-то?» А он: «Брал глину, скатывал в катышки и ел. Зимой снег ел. Эти катышки глиняные были для меня вкуснее, чем домашний пирог».
Несколько раз Сашу пытались расстрелять. Чтобы он не убежал, ему перерезали сухожилия на ногах – стоять он не мог. Вот ставят его к скалам, он на коленях стоит, а в 15-20 метров от него, несколько человек с автоматами, которые должны его расстрелять. Говорят: «Молись своему Богу, если Бог есть, то пусть он тебя спасет». И он молился…. Бандиты спусковой крючок снимают - осечка. И так дважды подряд. Нет выстрела. Меняют спарки магазинов, выстрела нет. Меняют автоматы - выстрела все равно нет. Тогда боевики подходят и говорят: «крест сними». А он говорит: «Не я этот крест надел, а священник. Я снимать не буду». Пытались сорвать – тоже не вышло. Тогда Сашу избили прикладами и бросили в яму…
В Сашу влюбилась девушка чеченка. Ассель была его намного моложе - ей было 16. Она на третий год в яму по ночам носила ему козье молоко. Ее ловили и наказывали. Но она не отступила и помогла ему выжить.
После освобождения Саша забрал с собой Ассель. Теперь ее зовут Анна, и у них подрастают двое детей.

Источник: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=544987098906876&set=a.413436215395299.95963.413431692062418&type=1

9
1237
16