Когда бизнесмены выходят из тени

Социальный контракт, который 37 предпринимателей заключили с Алексеем Навальным, с полным правом можно назвать прорывом. Потом что уже долгие годы, с 2003 года точно (после посадки Ходорковского), российский бизнес держал, употребляя английское выражение, «низкий профиль». То бишь, не поднимал головы и прядал ушами, боясь слова молвить супротив власти. Любая политическая активность - не только идущая в разрез с интересами власти, а вообще любая, не получившая прямого одобрения власти, - была исключена. Грозила потерей бизнеса, а то и потерей физической свободы. И по этой причине бизнес в России, начиная с первых лет XXIвека, потерял свободу политическую – он стал абсолютно ангажированным и рептильным, фактически действуя против собственных классовых и социальных интересов. Ведь именно предпринимательство – тот слой, который в первую очередь нуждается в общественных свободах. Бизнес заинтересован в независимом суде, потому что в обратном случае он обречен. Фактически так у нас и произошло. Уже долгие годы наблюдается деградация мелкого и среднего бизнеса. Остается лишь крупный, причем аффилированный с конкретным и государственными структурами и чиновниками. Поэтому у нас ни одна другая социальная прослойка не запугана так, как бизнесмены. Их просто загнали в угол.

И вдруг теперь мы видим, как несколько предпринимателей открыто, не где-то под столом тайком и черным налом, а подчеркнуто и демонстративно связывают себя взаимными договорными обязательствами с ярым политическим оппозиционером. С человеком, который сегодня позиционируется как реальный лидер несистемной оппозиции. Мало того, он еще и находится под дамокловым мечом уже присужденного ему срока. Тем не менее, эти люди не испугались засветиться и поставили свои подписи под социальным контрактом.

Сейчас я не собираюсь обсуждать, правильно или неправильно, хорошо или нехорошо. Оставим личное отношение к Навальному и его политическим перспективам за скобками нашей темы. Но такое происходит впервые в нашей новейшей истории (имею ввиду, конечно, эру Путина).

Риски огромные, их никто не отменял. Но бизнесмены мыслят системно. Это обычный гражданин может пойти на выборы и уже на участке решать, за кого бы отдать свой голос. Бизнесмены так не голосуют – у них есть интерес. Они голосуют не сердцем, а разумом - это рациональный выбор. Значит, в данном случае можно говорить о том, что они взвесили две группы рисков - связанных с сохранением нынешнего режима и связанных с тем наказанием, которое их ждет за поддержку Навального.

И, по-видимому, сочли, что риски, связанные продолжением нынешнего курса, для них более страшны. Поэтому решили инвестировать в Навального. Другого объяснения у меня нет.

А наказание может быть любым. Дела Навального, Фарбера или Пуси Райт – это только наиболее резонансные, но не единственные уголовные дела. Есть масса других. Сотни и тысячи дел. Сколько бизнесменов сидит только потому, что стали жертвами рейдерских захватов. По сути это политические заключенные. Все знают, что посадить можно сейчас любого человека. И вашего покорного слугу, и любого читающего этот текст. Дело нехитрое. Еще проще посадить человека, который занимается бизнесом. Как показывает дело того же Навального, у нас фактически любой акт купли-продажи может стать объектом уголовного преследования. Вопрос трактовки, даже доказательств особых не придется подбирать. Но даже в такой ситуации эти люди считают, что риск дальнейшего развития в заданном сегодня направлении гораздо страшнее возможного тюремного заключения.

Разумеется, всем нормальным людям, находящимся в здравом уме, ясно, что шансы Навального стать в сентябре мэром Москвы – мягко говоря, минимум в периоде. Но на самом деле эти московские выборы больше, чем просто выборы мэра. И Алексей Навальный в первую очередь борется не с Сергеем Семеновичем Собяниным (вполне, кстати, уважаемым человеком и далеко не худшим московским руководителем). Навальный сегодня воспринимается как человек, бросивший вызов Системе - потенциальный оппонент Владимира Владимировича Путина. В такую оппозиционную перспективу и вкладываются предприниматели – в перспективу законной смены власти. Ведь Навальный, несмотря на свою несистемность, вполне легальный оппозиционер. Он не зовет на баррикады, не совершает покушений на государственных деятелей, не изготавливает взрывчатку и не тренирует в лагерях боевиков. Но по своим целям он радикальный. Открыто вкладываясь в жесткую легальную оппозицию, бизнесмены ставят на карту свою свободу, свой бизнес, только чтобы сменить вектор развития нашей страны. Шансы защитить себя у них минимальны. Значит, они не видят для себя никаких перспектив в нынешней ситуации.

Холодный расчет, как бы странно не прозвучало. В принципе, конечно, бросаться на медведя с перочинным ножиком – самоубийство. Но если в альтернативном варианте вы становитесь для хищника еще одним блюдом в его меню, то перочинный ножик – это уже рациональный выбор.

354
3147
89