Не такие?

С Ритой мы учились в старших классах школы. Тогда и подружились. После школы общались еще несколько лет. Потом, как это нередко бывает, просто разошлись как-то пути… Знала, что Рита где-то училась, но не закончила. Где-то работала. Вышла замуж и родила, одного за другим, троих детей. Виделись, когда дети были еще маленькие. Потом много лет ничего друг о друге не знали. А лет через …надцать нашли друг друга в интернете. Встретились.

Рита стала привлекательной, уверенной в себе женщиной. Дети почти взрослые уже. Общий бизнес с родителями. Много увлечений – собаки, искусство, спорт. Только с мужем вот разошлась. Я удивилась – казалось, и человек хороший, и вроде любовь была… Но Рита обнаружила в себе то, в чем, наверное, во времена нашей юности было страшно признаться даже себе. Что жить ей лучше с женщиной…

И я порадовалась за нее. Порадовалась тому, что она не захотела обманывать себя и других. Что прислушалась к себе и делает то, что необходимо ей самой, даже несмотря на отношение общества к некоторым вещам. Не стала прятаться за внешним лоском. И мне кажется, у нее все гармонично. Есть подруга. У детей есть и отец – он никуда не делся, проводит с ними отпуска и т.д. Есть ее любимые занятия, работа. И есть она сама. Но все же они с подругой ходят к психологу… Не для того ли, чтобы научиться выстоять, противостоять давлению, не усомниться в том, что они такие же люди, как и окружающие?..  

Анюту я встретила на презентации альманаха, где напечатали мой рассказ. Там же, оказалось, были и ее стихи. С Анютой мы тоже не виделись с молодости. Мы не учились вместе, не были очень большими подругами, а, что называется «тусовались». Встречались в любимом кафе, в компаниях, в общем, общались. И вот – встретились, обрадовались, разговорились…

Оказалось, Анюта живет недалеко от меня, работает учительницей в сельской школе. Там ее ценят: она создала школьный театр, участвует в разных мероприятиях. Есть у нее уже взрослый сын, а недавно она второй раз вышла замуж. Опекает двух детей. По-прежнему пишет стихи. Но, оказывается, за те годы, пока мы не виделись, с ней произошло страшное. Наркотики. Зависимость. Дно. Мысли о суициде. Попытки лечиться. И – все сначала. Уж и не знаю, что ее окончательно толкнуло – но вот она, высокая, красивая, живая. Творческая и деятельная. И думающая. Не думаю, конечно, что все у нее легко и просто, ведь наркомания, как известно, не лечится. Но уже много лет она живет не в дурмане, находит в себе силы, находит, ради чего жить…

Роза не умеет ни читать, ни писать. Странно в наше время, но так уж сложилось. И кажется, что это не главное в ее жизни – счастье ее в другом. И этого счастья у нее полный дом – и счастья, и забот, разумеется. Семеро детей и муж.

Живет семья Розы в аварийном доме, который давно пора было сносить. Крыша уже несколько лет грозит упасть на головы, зимой топить печку надо круглосуточно, места явно не хватает для такого семейства, потому и мебели там почти нет, кроме самой необходимой. Уже много лет Роза и ее муж Тимур стоят в очереди на социальное жилье. Так много, что за это время перешли из простой очереди в очередь для многодетных. Но жилье давать никто не торопится. Почему-то перед ними то и дело проскакивают другие малоимущие. Да и кому давать-то? Цыганам? Это что, люди? Ах, хотят жить как люди? А пусть тогда сами на жилье заработают. А пусть столько детей не плодят. А пусть… Мы-то знаем, как надо, как правильно.

Роза постоянно в движении: скребет, метет, варит, стирает, то на колонку за водой, то у печки с поварешкой. Только детей переоденет – а уже какой-нибудь снова куда-то влез. Только соберется кофе попить – самый маленький проснется. Такая круговерть: куда уж там читать-писать! Но Роза никогда не жалуется.

У Тимура то есть работа, то нет. Когда есть – он весь там, и его ценят. Но с этим трудно. Брать на работу? Цыгана? Это смелость нужна. Во-первых, что люди подумают. Во-вторых, они же все воры. А, ничего Тимур ни разу не украл? Ну, все еще впереди. Но и он не унывает. Красивый, сильный мужчина. Еще и поет – в местном ансамбле.

Дети все ходят в школу – кроме младших пока. Старший уже закончил, пошел в ремесленное училище. Роза, хоть неграмотная, понимает – надо учить. Может, тогда они будут жить лучше? Может, и отношение изменится к ним? И хочется верить – так и будет…                            

П.С. Все истории реальны. Изменены только имена.

Статья возникла как ответ на опубликованный здесь недавно опрос «Как вы относитесь к сексуальным меньшинствам?» Подумала, что точно также можно опросить людей, как они относятся к цыганам, китайцам, страдающим ожирением или зависимостью, шизофреникам – то есть, к тем, кто живет, по представлению некоторых, «неправильно» или же родился «неправильным». А действительно ли надо людей оценивать по этим критериям?    

204
3777
45