О СПРАВЕДЛИВОСТИ, ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ И ПАРТСТРОИТЕЛЬСТВЕ

Этот мой материал - последний, состоящий из ответов на вопросы читателей «Столетия». Можно считать его продолжением ранее опубликованной в ГП колонки «Мой долг перед читателями «Столетия».

 

Вопрос: «Прежде «Наш дом Россия» и затем «ЕР» являются структурными аналогами КПСС. Снеся КПСС, прикрывшись псевдо лозунгом борьбы с монополизмом одной партии и т. д., получили плохо управляемую экономику, …упорно наступаем на те же грабли».

Ответ: не могу согласиться. Главное отличие: КПСС, при всех недостатках, бюрократизации и т.п., приведших, в конечном счете, к «загниванию и предательству», тем не менее, все-таки была национально ориентированной силой. Массово у членов КПСС счетов за границей, в оффшорах, не было и быть не могло. Перечисленные же Вами современные «партии власти» - это да, структурные аналоги, но не КПСС, а, с моей точки зрения, скорее, некоей внешней оккупационной администрации.

 

Вопрос: «Необходимо Думе отдать один федеральный канал, с равным доступом к нему всех оппозиционных партий, а первый канал должен принадлежать Президенту и его партии… Такая же картина должна быть в регионах. Олигархи и естественные монополии не должны иметь телевизионных каналов. Свой телевизионный канал должна иметь РАН. Если этого не сделать, то в РФ всегда будет «ненаследственная монархия».

Ответ: стоит различать идеальную схему на отдаленное будущее и рецепт того, чего следует добиваться как некоего минимума в обозримой перспективе. В будущей идеальной схеме хотелось бы видеть не раздробленные, а единые общенациональные телеканалы, над которыми были бы не наблюдательные, а прямо управляющие советы из представителей всех реальных политических и общественных сил. Но сейчас их невозможно создать: общественное поле целенаправленно вытоптано и выжжено, а вместо реальных авторитетов и репутаций – авторитеты искусственно раздутые и репутации, наведенные пиаром. Авторитеты - псевдо-объективные, но в нужный момент, как это блестяще продемонстрировали нынешние выборы, дружно устремляющиеся к ноге хозяина. В этих условиях более реалистичная альтернатива (не в смысле согласия на нее власти, но в смысле хотя бы реальной возможности это создать в принципе, в случае, если власть будет вынужденно отступать) – разделение двух основных каналов (Первого и России-1) между властью, то есть, правящим большинством в Думе, и суммарно парламентской оппозицией. Здесь тоже возможны свои сложности и проблемы организации, например, связанные с неоднородностью оппозиции. Но это хотя бы реализуемо в принципе. При условии, разумеется, что финансирование должно осуществляться государством на равных. И главное, при всех прогнозируемых недостатках этого варианта, тем не менее: то, что есть ныне, безусловно, несопоставимо хуже, вульгарнее, губительнее.

 

Вопрос: «Есть мнение, что нынешняя Конституция была принята в 1993 году с нарушением закона и поэтому она нелегитимна. Интересно, что об этом думает Ю.Ю.».

Ответ: есть основания полагать, что это так, но из этого вовсе не следует, что этой Конституции сейчас не надо следовать. Даже и ее нарушает, прежде всего, сама же власть. И возможность такого безнаказанного нарушения – ключевой дефект этой Конституции. Соответственно, нужно скорее браться за подготовку и принятие новой Конституции - более демократической не по декларациям (например, права на референдум), но по реальным механизмам. И более однозначно в современных условиях защищающей суверенитет страны.

 

Вопрос: «Отказ от выборов в ГД по партийным спискам будет грубой ошибкой, так как это приведет к резкому уменьшению количества патриотически настроенных кандидатов в ГД. Совет Федерации в таком виде совсем необязателен, достаточно будет иметь выборного председателя, несколько заместителей и секретариат для связи с регионами. Все остальное решается электронной почтой через губернаторов, которые и будут как раньше членами СФ на добровольных началах…».

Ответ: повторю то, о чем говорил неоднократно – единой универсальной и идеальной модели госустройства еще не придумали, но есть ряд более или менее логичных и эффективных схем и принципов их организации. У выборов по спискам и по округам свои достоинства и недостатки. Важно обратить внимание на общие проблемы: зависимость от организации финансирования и системы управления СМИ. Возвращаясь же к заданному вопросу, нынешняя ситуация, когда депутатами массово становятся люди, двух слов перед избирателями связать не способные, да и в каком-либо общественно полезном деле не замеченные, - это разве дело? Иллюзии же, что это почему-то вдруг компенсируется их повышенной «патриотичностью», насаждаются целенаправленно, но к истинной ситуации эти иллюзии никакого отношения не имеют. А хотите сохранить и укрепить партийную систему? Так пусть партии имеют преимущественное право выдвигать кандидатов. Голосовать же граждане должны иметь право за конкретных своих представителей, пусть и окрашенных в цвета той или иной партии.

Что же касается Совета Федерации, то либо это палата парламента, и тогда там не должно быть места никаким губернаторам, а должны быть избранные депутаты – как это и было в первом выборном СФ (декабрь 1993- декабрь 1995 гг.). Либо это некий отдельный от парламента, условно скажем, «госсовет». Но тогда его уместно вписывать в систему исполнительной власти – например, как коллегиальный совещательный орган при президенте и правительстве.

 

Вопрос: «Вечно будем помнить подвиг Ленинграда, ленинградцев, защитников города и не позволим стереть из памяти эти 900 дней и ночей. Это ужасно, но у нас в Петербурге на Серафимовском кладбище производят новые захоронения прямо на братских могилах».

Ответ: что здесь сказать – кощунство. Могу лишь процитировать это обращение здесь - не для того, чтобы на него самому как-то ответить, но чтобы больше людей могли обратить на эту информацию внимание.

 

Вопрос: «Уж лучше не тратить народные деньги на то, чтобы для Запада выставить себя демократией (все равно вранье), да ликвидировать обе палаты парламента к чертям собачьим! Надо дать вымереть всем предателям, а уж потом строить демократию, по-иному все равно не будет».

Ответ: правда, не вполне понятно, кто должен это «дать», и плюс на смену вымирающим предателям тоже почему-то не рождаются сплошь одни лишь герои. Проблема предательства – главная проблема любого государственного устройства, особенно, демократического. И чем больше людей осознает это как главную (если не основную и единственную) проблему, тем меньше на очередных выборах будет, действительно, в этих условиях уже пустых и бессмысленных требований вновь и вновь «рассказать о программе». Какая программа, если вопрос к кандидату один: не предатель ли и не пособник ли предателей? А чтобы это понять, нужна не столько программа кандидата на будущее, сколько достоверная информация о его прошлом, о фактических действиях.

 

Был вопрос о программе безопасности продуктов питания.

Ответ: такой вопрос как совершенно отдельный и самостоятельный может стоять для тех, кто признает власть в своем государстве в целом национально ориентированной и добросовестной, имеющей отдельные недоработки и недостатки. У меня видение иное, скорее, противоположное. Соответственно, жизненно важный вопрос о безопасности продуктов питания я не исключаю из вопроса более общего – о механизмах гарантирования служения власти интересам нашего народа и государства, а не силам каким-либо иным, включая силы внешние.

 

Вопрос: «Оранжевая угроза и проч.  – выдумка?».

Ответ: нет, в целом это – не выдумка, а реальность современного мира. Применительно же к нашему случаю это, скорее, двойная или даже тройная игра. Во-первых, возможность, при определенном стечении обстоятельств, периодически менять … одних своих марионеток на других, делая их все более и более сговорчивыми. Во-вторых, при ином раскладе, тем не менее, оказывать давление и склонять полумарионеточные власти к чему-то, что по каким-либо причинам тормозится или делается недостаточно решительно. И, в-третьих, это может быть и инструментом обратного – симулирования опасности и подыгрывания своим марионеткам с целью их сохранения при власти (не конкретного лица, но, скажем мягко, лояльного к интересам заокеанских стратегов режима). Вы спросите, с чем же именно мы имели дело в данном случае? Ответ: да, скорее всего, здесь нет одного единственного правильного ответа – разыгрываются всегда одновременно несколько сценариев, а уж какой сыграет – как получится. Сейчас мы, очевидно, получили вариант третий и плюс, весьма вероятно, вариант второй, то есть, какие-то дополнительные уступки за признание этих выборов «международным сообществом». О последнем нам точно знать пока не дано, но со временем в мемуарах американских политиков, скорее всего, это будет описано как очередная «блестящая операция»…

 

Вопрос: «Финансовые эксперты назвали стоимость предвыборных обещаний кандидатов в президенты России, пишет "Московский комсомолец". По просьбе издания эти подсчеты провела аудиторская компания "Финансовые и бухгалтерские консультанты". В результате наиболее масштабной оказалась программа Сергея Миронова, обещания которого оценили в 124,5 триллиона рублей. На втором месте Геннадий Зюганов (110,6 триллиона), на третьем - Владимир Жириновский (80,9 триллиона). Стоимость обещаний двух других кандидатов оказалась в разы меньше: Владимира Путина - 9,9 триллиона, Михаила Прохорова - 7,3 триллиона. При расчете этих сумм учитывались обещания кандидатов, касающиеся только социальных затрат, таких как зарплаты, пенсии и так далее. Затраты оценивались на срок до 2018 года (то есть на один шестилетний президентский срок)».

Ответ: этих расчетов не видел и с их методикой не знаком, относиться к ним как к более или менее достоверным у меня оснований нет.

И по существу: если программы кандидатов отличаются лишь тем, что кто-то обещает поднять зарплаты и пенсии в полтора раза, а кто-то в два, то горе такой стране. В нашем же случае, несмотря на то, что по результатам выборов нам, конечно же, горе, тем не менее, в этом смысле ситуация была значительно лучше – у избирателей был содержательный выбор.

Программы отличались, прежде всего, не величиной обещанных зарплат и пенсий, а целью и сутью экономической и социальной политики. Достаточно напомнить, что одни («победители») были за ВТО на нынешних условиях, то есть, фактически, несмотря на все иные декларации, за продолжение включения России в мировую экономику как сырьевого придатка, другие – за отказ от ВТО, суверенную внутреннюю экономическую, финансовую и внешнеторговую политику. Одни – за нынешний режим подпитывания нашими ресурсами рушащейся мировой долларовой пирамиды (не по декларациям, но по всем прежним действиям), другие – за радикальный поворот всех ресурсов на действительную реиндустриализацию нашего хозяйства. Разница столь принципиальна, что прогнозируемые последствия никоим образом не исчерпываются формальными величинами обещанных зарплат и пенсий. Достаточно напомнить, что при продолжении первого варианта развития мы во вполне обозримой перспективе окажемся настолько отставшими в высокотехнологичных вооружениях, что фактически попросту будем безоружными. И тогда так ли важна для жителей Афганистана, Ирака или Ливии, попавших под практически безнаказанную натовскую бомбардировку, их прежняя зарплата или пенсия?

 

Был ряд вопросов по внутренним проблемам КПРФ.

Ответ: членом КПРФ не являюсь, был привлечен в коалиционную команду. Пытаться вмешиваться во внутренние дела партии, членом которой не являюсь, со своими советами, наверное, не должен.

 

Вопрос: «Вы писали, что если Россия не сможет обеспечить свою обороноспособность, то Запад не даст нам возможности развивать даже отдельные высокотехнологичные отрасли. Но как Вы тогда объясните, что США дают возможность превращаться в промышленно развитую страну Бразилии, у которой никакого военного паритета с США нет и близко? Почему Запад не намерен срывать военным путём промышленное и научно-техническое развитие Индии?

Ответ: Бразилией плотно я не занимался, но какой-то логичный ответ и на этот вопрос должен быть, включая и Ваше же примечание, что ни о каком военном паритете на обозримый период речи здесь нет. Что же касается Индии, то принцип «разделяй и властвуй» никуда не делся. Казалось бы, парадокс, но до самого последнего времени отношение США к Индии – «крупнейшей демократии в мире» - было весьма негативным. Во всяком случае, значительно хуже, нежели к тогдашней диктатуре в Пакистане. Относительное же потепление отношений в последнее время, несмотря на действительно весьма самостоятельный курс Индии на собственное технологическое развитие, специалисты связывают исключительно с тем, что Индия давно и традиционно находится в весьма холодных отношениях с Китаем, а «сдерживание Китая» сейчас – главная задача США. Притом, что провоцирование военного конфликта между Индией и Пакистаном также не снято с повестки.

 

Вопрос: «Вынужденно запоздал на 20 минут, и - увы… Кроме того, м.б., где-то и зал размером чуть большим найти, а то с каждой следующей встречей количество публики увеличивается раза в полтора от предыдущей» (это о встрече с читателями в Доме книги на Невском в Петербурге).

Ответ: с издателем мы уже договорились запускать четвертую (последнюю) книгу этой серии. Надеюсь, успеем до лета. И тогда, если, конечно, ничто не помешает, тоже будем проводить презентации – встречи с читателями. Когда-то раньше, когда я был депутатом, и еще не все было так коммерциализировано, периодические встречи можно было проводить не в книжных магазинах (где у магазина свой интерес – продать книгу со своей наценкой), а в общедоступных больших залах и клубах, например, в музыкальной школе на Варшавской улице. Теперь же это возможно только в случае, если какая-то группа граждан сама сорганизуется и пригласит на такую встречу. Что ж, если сорганизуетесь и пригасите, то обязательно постараюсь прийти.

 

Вопрос: «Как Вы относитесь к прозвучавшим за последние 2 недели идеям о том, что делать с итогами приватизации 90-х (высказывались Путин, Делягин, Глазьев и т.д.)? Особенно интересна Ваша оценка высказываний Степашина, который об этом говорил и по ТВ и в Российской газете: что все можно посчитать, доплатить и этим урегулировать. И ссылался на свой доклад, который он делал на юбилее Гайдара, и никто из крупного капитала ему не возразил».

Ответ: смотрите мою вчерашнюю колонку здесь в ГП «Участвовать ли в симуляции дискуссии на ТВЦ?» - о подмене проблемы ложной постановкой вопроса и манипулировании участниками псевдо-дискуссий. Там я сделал и отсылку к своей книге «О бочках меда и ложках дегтя», в которой, кроме прочего, специально рассмотрен вопрос о том, что делать с незаконно отнятым у государства и присвоенным. Применительно же к докладу Счетной палаты, году, кажется, в 2005-м я специально посвятил статью для «ЛГ» этому докладу и ситуации вокруг него. Эту статью недавно кто-то нашел и вывесил на одном из форумов – все, оказывается, и теперь актуально. Наверное, мне стоит ее продублировать здесь, в ГП. В целом же: вопрос остается актуальным, чему свидетельством то, что непосредственно сейчас у меня есть заказ на два материала именно по этой тематике. Значит, придется вернуться к этому вопросу. Оба издания, заказавшие материалы, имеют сайты в сети, так что интересующимся найти эти мои материалы, когда они появятся, будет не трудно.

 

Было несколько просьб дать адрес для электронного письма.

Ответ: теперь, когда я вынужденно перенес свои публикации из «ЛГ» и «Столетия» в «Гайдпарк», все просто – пишите мне в «личку», то есть как личное письмо. Единственная просьба – не обижаться, если не отвечаю. Буду стараться отвечать, но вопросов и обращений очень много, плюс вопросы к статьям – просто физически не успеваю. Это ведь для меня, как можно догадаться, не работа, а занятие в свободное от работы время. А последнего у меня, как и у всякого работающего и потому занятого человека, мало. Могу отделываться дежурным, вроде «Ваше письмо получено, внимательно прочитаю, когда будет время». Но много ли вам от того пользы? Поэтому повторю: буду стараться читать и на то, что представляет интерес, по возможности, отвечать.

 

Был целый ряд предложений о создании партии.

Ответ: благодарю за доверие и готовность к сотрудничеству. Не отказываюсь на будущее, но обращаю внимание на то, что такой опыт у меня уже был, и закончился он печально. В том числе, по причинам, которые я считаю объективными. И они, к сожалению, пока никуда не делись. В том числе, см. выше вопрос и ответ о предательстве как системном явлении нашей нынешней жизни.

Применительно к вопросу о предлагаемом лидерстве, готов согласиться с тезисом о не последней роли в истории конкретных личностей, но, прежде всего, в части генерирования идей (включая и идеи организационные). В партстроительстве, да еще и в условиях отсутствия какой-либо централизованной финансовой подпитки (то есть, если речь о партии не провластной и проолигархической) и жесткой ограниченности ресурсов, мне представляется, чисто верхушечный процесс не жизнеспособен. Жизнеспособно то, что начинает строиться снизу одновременно во многих местах и растет вверх как объединение сравнительно самостоятельных местных и региональных организаций. При этом ничто не мешает этим организациям ориентироваться на того или иного лидера, взаимодействовать с ним, но для этого надо сначала становиться субъектами этого взаимодействия. И кстати, идейно ориентируясь на того или иного потенциального лидера, тем не менее, ни в коем случае не замыкаться только на нем, а сразу выращивать и готовить своих потенциальных лидеров – не создавать единственную критическую точку, устранив которую ваши противники легко разрушат и весь процесс.

 

И еще один близкий вопрос: «В первую очередь, необходимо сформировать действующий штаб, чтобы, уже далее он организовывал и продвигал всё то, что требуется в ситуации, сложившейся на данном этапе. Исходя из разработанной программы и поставленных целей и задач…».

Ответ: повторю – ни в коем случае не пытайтесь сразу складывать все яйца в одну корзину, создавать единый централизованный штаб и вести из него всеобщее руководство. Если, конечно, вы – не специалист по изготовлению мишеней.

Напротив, воспитывайте собственных детей, создавайте широкое патриотическое движение и тысячи маленьких местных штабиков, не требующих никакого централизованного руководства. Если получится, то можно через какое-то время попытаться объединить это в некую на первых этапах ни в коем случае не централизованную, но сетевую партию – как инструмент свободной координации усилий, взаимной поддержки и возможности регистрации на местных и региональных выборах. И лишь по мере успеха, можно думать о чем-то большем.

Кажется, что это слишком долго? Нет, не так долго, но существенно более серьезно и надежно. Весь этот путь можно пройти за четыре-пять лет. Если, конечно, найдется достаточное количество желающих этим заниматься, видящих в этом смыслы. А если не найдется, значит, время не пришло, и тогда не надо провоцировать других на верхушечное симулирование партийного строительства без первичной базы хотя бы минимальной общественно-политической активности заинтересованных людей на местах.

 

На этом вопросы комментаторов к моим статьям в «Столетии» исчерпаны. Пользуясь случаем, благодарю своих читателей и комментаторов в «Столетии» за многолетнее внимание и поддержку. Надеюсь, большинство из них узнает из разных источников о моем вынужденном уходе со «Столетия» и переходе в «ГП». И мы, таким образом, не потеряемся.

А я далее, как и обещал, готовлю ответы на вопросы гайдпарковцев.

54
3263
70