Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

73 года назад родился Жугдэрдэмидийн ГУРРАГЧА - первый космонавт Монголии

164 0 3

Первый монгольский космонавт

 

Жугдэрдэмидийн Гуррагча родился в селе Рашант в Булганском аймаке (области) Монголии, в многодетной семье монгольского пастуха, где из почти четырнадцати детей из-за суровых условий выжили только десять. Как самый старший из всех, Гуррагча присматривал за братьями и сестрами, помогал родителям по хозяйству, ухаживал за скотом.

В пять лет Гуррагча, как и все монголы, впервые сел на коня, о чем позднее вспоминала его мать: «От отца передалась Гуррагче страсть к быстрым, как ветер скакунам. Как он любил совсем маленьким смотреть скачки, а затем участвовать в них. Как радовался, когда семилетним привел первым к финишу на сомонных скачках нашего игреневого жеребца. А в средней школе он увлекся стальными конями: когда он учился в пятом классе, по его просьбе мы купили ему велосипед, затем моторный велосипед, а после окончания школы мотоцикл с изображением серебристой ракеты…».

Отец же будущего космонавта тогда предвидел его жизненный путь: «На горе Рашаант, у подножья которой мы живем, много лет высится бурый утес, подобный вздыбленной перед полетом ракете. И когда, бывало, поздно вечером поглядишь на него, кажется, что он отрывается от земли и плывет среди звезд. И Гуррагча не мог, бывало, оторваться от этого зрелища... Разумеется, мы тогда не придавали этому особого значения. Никто не думал, что наш Гуррагча полетит в звездную даль. Ведь в нашем роду не было знаменитых людей. Все были простые труженики-животноводы... В детстве он любил бегать, пытаясь перегнать тени движущихся туч. А когда гром гремел, всегда выбегал из юрты посмотреть, полюбоваться. Конечно, попадало ему за это, а он говорил: «Отец, если взобраться на гору Хогнохан, то, наверное, можно достать уургой (длинный гибкий шест с петлей на конце дли ловли лошадей) звезды на небе?»».

Точно так же вспоминал о своем детстве и сам Гуррагча: «Я сын пастуха и с малых лет приобщался к профессии скотовода. Верхом научился ездить уже в три-четыре года, а с семи лет начал участвовать в скачках, овладев искусством верховой езды. Скачки у нас, кстати говоря, – это не развлечение, а довольно нелегкий труд. Обычная дистанция – 30 километров, а подыскать в степи совершенно ровный участок такой протяженности не всегда удается. Приходится преодолевать небольшие горки и броды, причем средняя скорость составляет километров 30-40 в час, а сразу после старта, пока лошади еще бодры, достигает и 70-80. Так что я уже со школьного возраста полюбил быструю езду. Вообще, в Монголии все мальчики любят скорость».

В семь лет Гуррагча отдали в школу-интернат. Почти одиннадцать лет, с 1955 по 1966 годы, Гуррагча учился в школе-интернате, где получил начальное медицинское образование. Профессия врача в суровом степном климате Монголии считалась одной из престижных. Тогда же в космос впервые полетел человек, и Гуррагча хорошо запомнил тот день: «Мы, ученики пятого класса средней школы сомона Хишиг-Ундэр Булганского аймака, в тот весенний день не могли сдержать своего восхищения и радости… На верхушке телеграфного столба, расположенного перед юртами нашей школы, помню, висел громкоговоритель. Мы, мальчишки, гоняли мяч, когда голос диктора, сообщавшего, как всегда, последние новости, вдруг перешел на торжественно-приподнятую ноту: «Внимание! Внимание! Передаем последние известия, полученные из Москвы. Сегодня на космическом корабле «Восток» впервые в истории человечества в космос полетел человек – гражданин Советского Союза Юрий Алексеевич Гагарин…». Когда диктор закончил говорить, мы запрыгали от радости и пустились в пляс вокруг телеграфного столба, громко крича «Ура!»…».

После окончания школы Гуррагча уехал в Улан-Батор и поступил в сельскохозяйственную академию, но уже через полтора года был призван на военную службу в радиотехнические войска и три года прослужил радистом.

В 1972 году Гуррагча продолжил военную службу и был направлен на учебу в СССР. Сначала он проходил обучение в Военной школе младших авиационных специалистов на военном аэродроме Кант в Киргизской ССР, после чего был зачислен в Военно-воздушную инженерную академию (ВВИА) имени Н. Е. Жуковского. «После полета Ю. А. Гагарина я стал больше рисовать, запускать бумажные ракеты, как и все дети. Но потом получил специальность, и работа моя в какой-то степени была связана с космосом. Выйдя за рамки детской фантазии, я действительно захотел стать космонавтом, впрочем, как и многие другие мои сверстники», – вспоминал Гуррагча о жизненном выборе.

Окончив академию в 1977 году, Гуррагча в звании капитана ВВС, вернулся в Монголию и продолжил службу инженером по авиационному оборудованию на военном аэродроме в городе Налайха.

В том же году Монголия, в числе других государств «социалистического лагеря» приняла участие во втором отборе космонавтов по международной программе «Интеркосмос». Отличительной особенностью отбора монгольских космонавтов было то, что к участию были допущены не только военнослужащие, но и гражданские специалисты. Подобная ситуация повторилась и в Румынии.

Монгольские военные летчики имели, пожалуй, наименьший военно-летный опыт. Даже личных медицинских книг у монгольских пилотов не было, что позже осложнило работу для врачей, но также облегчало конкуренцию для гражданских специалистов.

Отбор кандидатов проводился в полном соответствии с советскими методиками и рекомендациями. В мае 1977 года из тридцати человек, прошедших первичные испытания, было отобрано четверо военных летчиков ВВС, но только один был одобрен советскими специалистами – летчик-инженер Даржаагийн Сурэнхорлоо, обучавшийся военному делу в Советском Союзе. Трое других не имели высшего образования и их кандидатуры были отклонены.

В октябре был проведен второй дополнительный отбор кандидатов. Принял в нем участие и Гуррагча: «В 1976 году, обучаясь в Академии имени Жуковского, я прочитал в газете «Правда» статью о программе «Интеркосмос». Потом как-то пошутил в беседе с друзьями, что от Монголии я и полечу. Сказал в шутку, а в глубине души вспыхнула искорка надежды – может, моя профессия действительно и подойдет. Кроме того, ведь многие из космонавтов были выпускниками нашей академии».

 

Финалисты отбора монгольских космонавтов.
Стоят: М.Ганзориг и Ж.Гуррагча, сидят С.Сайнцог и Д.Сурэнхорлоо.

К концу 1977 года из тринадцати человек еще трое кандидатов были допущены к окончательному отбору. Ими стали, помимо Сурэнхорлоо, инженер ВВС Жугдэрдэмидийн Гуррагча, инженер-теплотехник Майдарджавын Ганзориг и военный инженер-артиллерист Санжаадамбын Сайнцог.

В январе 1978 года все четверо были направлены для заключительных обследований в Москву, в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале (ЦВНИАГ) и НИИ ЦПК ВВС имени Ю. А. Гагарина. «Сито» советской медицины не смог преодолеть только Сайнцог, оставшиеся трое получили допуск к космической подготовке. Окончательный выбор, по устоявшейся традиции, был доверен правительству Монголии. 1 марта 1978 года соответствующее решение было объявлено, двумя кандидатами стали Гуррагча и Ганзориг. Через месяц они приступили к тренировкам в Звездном городке, о чем Гуррагча позднее вспоминал: «Мы долго и старательно готовились к встрече со всем, что могло нас ожидать на орбите. Даже невесомость воспроизводилась в специальных самолетах-лабораториях. В условиях кратковременного полета по параболе нас научили координировать свои движения, управлять своим телом. В результате я вполне нормально воспринял настоящую орбитальную невесомость, никаких профилактических средств не понадобилось».

 

«Памиры» — экипаж корабля «Союз-39».

С октября 1978 года монголы продолжили подготовку в экипажах. Командиром Гуррагча был назначен Владимир Джанибеков, а с Ганзоригом начал готовиться Владимир Ляхов. «Для меня, человека военного, Владимир Александрович не только командир корабля. Он старше меня по возрасту, выше по званию – он полковник, уже известный космонавт, Герой Советского Союза. Поэтому я не мог не гордиться им, не уважать его. Кроме того, за время совместных тренировок мы так привыкли друг к другу, что, без преувеличения скажу, он стал как бы моим старшим братом. Из десяти детей в семье я был самым старшим. Поэтому найти старшего брата – для меня само по себе было уже событием. Владимир Александрович – прекрасный человек. Всегда спокоен, уравновешен. А из глубин его души постоянно исходят, как бы озаряя все и вся, теплые лучи дружелюбия. Когда он рядом, дело спорится и на душе спокойно», – так отзывался Гуррагча о своем командире.

По итогам подготовки экипаж Джанибекова и Гуррагча был утвержден основным, Ляхов и Ганзориг стали дублерами.

 

«Памиры» на старте

В первый и единственный космический полет Жугдэрдэмидийн Гуррагча отправился 22 марта 1981 года, в качестве космонавта-исследователя на корабле «Союз-39», вместе с командиром Владимиром Джанибековым. «Через 530 секунд после того, как мы оторвались от Земли, наш «Союз-39» вышел на орбиту. Какое необыкновенное ощущение испытываешь, вдруг потеряв под ногами привычную земную опору и очутившись в мире невесомости! В земных измерениях мир казался мне тогда безбрежным и громадным. А теперь? С этой космической высоты он предстал передо мной как небольшой разноцветный шарик», – так описывал Гуррагча свои ощущения после старта.

После выхода на околоземную орбиту корабль в течение суток находился в автономном полете, после чего состыковался с орбитальной станцией «Салют-6», где работал экипаж 5-й основной экспедиции: космонавты Владимир Коваленок и Виктор Савиных. «Весь полет Джанибеков мне замечания делал: дескать, хватит пялиться в иллюминатор! Я не мог насмотреться. Все время искал Монголию. Ее же легко найти: сначала нужно обнаружить Байкал, а от него – на юг, к Атамбулаку и Халхин-Голу», – вспоминал Гуррагча о полете к станции. С собой в космос Гуррагча взял с собой отцовскую табакерку, монгольский флаг, текст монгольской конституции, вручную вышитый коврик, капсулу с письмом для будущих поколений, а также карту звездного неба, которую составили монгольские ученые в XVI веке.

Экипаж советско-монгольской экспедиции на станции «Салют-6»: Владимир Джанибеков, Виктор Савиных, Владимир Коваленок и Жугдэрдэмидийн Гуррагча.

В последующие дни советско-монгольский экипаж выполнил научную программу из 25 экспериментов – самую обширную в истории программы «Интеркосмос». Проводились исследования по медицине («Биоритм», «Опрос», «Работоспособность», «Восприятие», «Время»). В эксперименте «Кровообращение-спринт» изучалось влияние перераспределения крови в организме на состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем, эксперимент «Нептун» был посвящен изучению изменений остроты и глубины зрения. В эксперименте «Воротник» было опробовано одно из возможных средств борьбы с нежелательными явлениями при привыкании к невесомости: на шею надевались профилактические амортизаторы, создававшие давление на верхнюю часть позвоночника, что могло бы способствовать уменьшению и ликвидации неприятных ощущений во время острого периода адаптации.

26 марта на борту «Салюта-6» был объявлен днем Монголии. Гуррагча и его коллеги провели фотосъемки территории страны из космоса: «Отчетливо видны хребет монгольского Алтая, впадины больших озер. Сверкая солнечными бликами среди коричневатых гор, озера Хара-Ус и Хяргас-Нур кажутся размером с ладошку… Земля из космоса выглядит географической картой, раскрашенной краской…Облачность мешает наблюдению, и все же я не отрываюсь от иллюминатора, и мне кажется, что вижу горы и реки родных мест…Через просветы в облаках видны огни Улан-Батора». В течение всего полета Гуррагча и Джанибеков продолжали фотографирование Монголии, изучая геологические объекты, состояние пастбищ, водных ресурсов и мест возможного залегания полезных ископаемых. Проводились и другие исследования в области геофизики («Биосфера-Мон», «Эрдэм»). Аналогичные наблюдения проводились и над территорией Восточной Германии. Наконец, в эксперименте «Улан-Батор», космонавты исследовали загрязненность атмосферы над столицей Монголии.

Были проведены также эксперименты по физике («Голограмма», «Излучение») и материаловедению («Алтай-1», «Алтай-2», «Эрдэнэт»). Кроме того, Гуррагча, Джанибеков, Коваленок и Савиных продолжали исследования, начатые предыдущими экипажами: «Атмосфера», «Горизонт», «Терминатор» (изучение передаточных функций и оптических характеристик атмосферы), «Иллюминатор» (количественная оценка изменения оптических характеристик иллюминаторов станции, вызванного длительным воздействием космической среды), «Поляризация» (исследование поляризации солнечного света, рассеянного атмосферой и отраженного Землей в космическое пространство).

«Памиры» после приземления

30 марта Джанибеков и Гуррагча, выполнив программу 10-й международной экспедиции на «Салют-6», успешно приземлились на корабле «Союз-39».

За мужество и героизм, проявленные при выполнении космического полета, Жугдэрдэмидийн Гуррагча был удостоен звания Героя Советского Союза, на родине он стал летчиком-космонавтом Монгольской Народной Республики. Он стал первым космонавтом Монголии и 101-м человеком в космосе, продолжительность его космического полета составила 7 суток и 20 часов.

После возвращения в Монголию Гуррагча был направлен на работу в Центральном Комитете Монгольской народно-революционной партии (МНРП), на должность заместителя заведующего административным отделом. В партийном руководстве он проработал до 1983 года.

В последующие восемь лет Гуррагча возглавлял Общество содействия обороне. В 1988 году, когда в Монголии состоялись первые многопартийные выборы, Гуррагча руководил работой Центральной избирательной комиссии. Одновременно Гуррагча оставался на действительной военной службе и последовательно занимал ряд командных постов и должностей. Еще в 1984 году ему присвоили звание генерал-майора. Одновременно Гуррагча занимался и общественной работой – возглавлял Общество советско-монгольской дружбы и национальную федерацию хоккея с мячом.

В 1996 году в рамках программы по восстановлению родовых фамилий Гуррагча взял себе в качестве новой родовой фамилии слово «Сансар»: «Сансар, это слово означает «Космос». У нас до недавнего времени не было фамилий. Гуррагча – это имя, а Жугдэрдэмидийн – это не фамилия, а родовое имя».

 

В 2003 – 2004 годах Гуррагча занимал должность министра обороны Монголии. После этого он вышел на пенсию, но продолжил заниматься общественно-политической работой. С 2005 по 2008 годы Гуррагча был депутатом Великого народного хурала Монголии, стал председателем Ассоциации монголо-российской дружбы. За заслуги в укреплении связей между двумя странами Жугдэрдэмидийн Гуррагча награжден российскими орденами Дружбы и Почета.

© Арсений Котовский для сообщества «Твой сектор космоса», 2020

Источник: vk.com
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com