Четырнадцать писем солдата Бориса Лылова

Более 7 тысяч патриотов – уроженцев Рыбно-Слободского района ТАССР отдали свои жизни за свободу и независимость нашей Родины.

Имена многих из них мы узнали в ходе операции «Солдатское письмо», проведенной недавно в районе в рамках проекта «Летопись родного края». Вот лишь некоторые из них: Бари Шавалеев, Леонид Брысанов, Павел Герасимов, Клавдия Макушева, Вячеслав Белоусов, Константин Савелкин, Антонина Писарева, Борис Лылов. У каждого из них была своя семья, свой отчий дом, и все они мечтали вернуться с войны живыми и невредимыми. Но гудки пароходов, увозивших новобранцев на сборные пункты, стали для них прощальными на родной земле. Сегодня прах наших героев покоится в братских могилах, разбросанных в разных местах нашей страны и за рубежом. И только письма, бережно сохраненные родными и близкими солдат, продолжают жить, рассказывая потомкам о том, как воевали и о чем мечтали в годы войны наши земляки, не вернувшиеся с войны.

В ходе поиска воспитанникам детского объединения «Память» при Центре детского творчества отдела образования исполкома Рыбно-Слободского района РТ, удалось найти 14 писем бойка Красной армии Бориса Лылова, которые он присылал в течение нескольких военных лет по адресу своей матери – Лыловой Павлы Максимовны, проживающей в селе Рыбная Слобода. Для юных поисковиков из первой гимназии эти письма стали настоящей книгой, в которой описан весь боевой путь озорного паренька с Камы, ушедшего в 1942 году бить фашистов. Все они начинались с добрых, милых слов в адрес любимой матери, отца, братишек и сестренок, а затем боец описывал свою непростую военную судьбу, в которой ему довелось хлебнуть немало солдатского горюшка.

4 июля 1942 года. «Окончил военные курсы, экзамены сдал успешно. Едем на фронт бить фашистских захватчиков».

27 июля 1942 года. «Служу в воинской части № 1997 в истребительном полку. Мы находимся в очень красивых местах. Здесь просто курорт. Немцы стоят недалеко от нас. Но пока боев не было. Скажу одно: воевать за Родину я готов!».

16 августа 1942 года. «Я жив и здоров. Мне часто снятся и наш дом, и все вы. Вспоминаю, как вечерами мы садились всей семьей за стол, ужинали, говорили о делах и планах на будущее. Сейчас у вас лето в разгаре, созревают чудесные яблоки в нашем саду. Хоть бы на миг очутиться дома! А у нас тут идут тяжелые бои, заваруха! Ох, как хочется быть решительным и стойким, чтобы пережить все это!».

19 сентября 1942 года. «Мои дорогие, мама, папа, Володя, Алеша! Очень рад, что получил от вас весточку: как будто поговорил с вами, побывал дома! Мы пока не выходим из боев. Когда идешь в атаку, кажется, что все пули врага летят в тебя. Но меня не испугаешь, я стараюсь бить немцев, как надо".

20 ноября 1942 года. «Воюю всего три месяца, а кажется, что прошла целая вечность. Сколько всего уже вынес, сколько испытал – жутко представить! Папа, зачем ты не увез меня в овраг, когда я болел малярией? Тогда бы мне не пришлось переживать такое. Бои очень тяжелые. С приветом, ваш солдат Лылов.»

Письма с фронта написаны на обрывках школьных тетрадей, некоторые написаны на трофейной бумаге, добытой у немецких солдат. А потом настало время, когда письма на улицу Некрасова, 2 перестали приходить. Родные были в большой тревоге, мать каждый вечер стояла перед иконой - молилась за своего сыночка, от которого уже больше года не было ни строчки. За это время ушел на войну другой сын – Александр, и его поминала она в своих молитвах. Саша хоть и редко, но писал, а вот от Бори   уже больше года не было ни строчки. При любом стуке в дверь мать вздрагивала – уж не «похоронку» ли принесли? И вдруг, как гром среди ясного неба – письмо!

19 мая 1944 года. «Здравствуйте, мои дорогие! Сообщаю, что я жив и здоров. Простите, что долго не писал – я просто не имел такой возможности. А рассказать вам о том, что мне пришлось за это время пережить, не хватит ни дня, ни ночи. В декабре 1942 года во время наступления в Калининской области я был контужен и попал в плен к немцам. В июле 1943 года пытался бежать, но меня поймали, били резиновыми палками до полусмерти. Думал, не выживу. Но пронесло. Потом снова бежал, вместе с другом выбрались к своим. А на сборном пункте нас определили … в штрафной батальон. Теперь искупаю вину перед Родиной. После плена у меня еще больше злости и ненависти к фашистам. Я их бил и буду бить до победы!».

15 декабря 1944 года. « Дорогие мои папа, мама, Володя! шлю вам сердечный красноармейский привет! Хочу поделиться радостью: меня теперь признали полноправным солдатом, я теперь снова воюю в истребительной роте. Мы теперь воюем в Польше. Недавно встретил солдата, который служил с нашим Шуркой, было много разговоров и о нем, и обо всех вас. Бог меня пока хранит. На Покров день заходил с одним другом в костел. На душе после этого стало легче, даже о войне забыл. Но она, проклятая, все еще продолжается. Мы идем на запад добивать врага».

6 января 1945 года. «Мы на земле Германии!! Продолжаем гнать фашистов дальше. Уверен, что совсем скоро война закончится, и я буду снова дома. Как я люблю нашу Каму, как мечтаю посидеть на берегу с удочкой! Ну, а пока пусть мой братишка Володя половит рыбку за меня. Всем привет, ваш сын и брат, п.п. № 29967».

Это было последнее письмо, пришедшее в отчий дом от солдата Великой Отечественной. В республиканской Книге памяти значится такая запись: «Лылов Борис Александрович, с. Рыбная Слобода, 1915 г.р., мобилизован Рыбно-Слободским РВК. Сержант, 1158 стрелковый полк 253 стрелковая дивизия. Погиб 26 января 1945 года, захоронен в Восточной Пруссии, г. Лейпулна".

Добавим, что средний брат Лыловых - Александр остался жив и вернулся домой с Победой. А младший брат героя – Владимир выполнил наказ старшего брата-солдата, став знаменитым на всю Каму рыбаком. Бригада, возглавляемая им, ежедневно отлавливала по 12-15 тонн отборной рыбы, его фотографии не сходили со страниц районной и республиканских газет.

М.ТРОФИМОВА,

методист Центра детского творчества.

п. г. т. Рыбная Слобода.

122
3418
20