Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Из Берлина домой через войну

Из Берлина домой через войну

То, что в черный день 22 июня 1941 г. началась война, знают все. То, что вся страна – от Балтийского до Черного моря – в одночасье оказалась в пожаре этой войны, знают все. Сотни тысяч советских людей оказались, затем миллионы, десятки миллионов. Во множестве городов, деревень, поселков. В большинстве союзных республик. Но всех их застиг этот страшный пожар ЗДЕСЬ, на территории СВОЕЙ страны, с нашей, советской стороны фронта.

Но какой-то, пусть и относительно небольшой, части наших граждан выпало встретить 22 июня ТАМ, с той стороны фронта, в Германии и порабощенной ею Европе.
Как это было? Какой оказалась судьба этих людей? Довелось ли вернуться домой? Об этом ниже.

То, что обстановка в Берлине в послед­ние перед войной дни была тяжелая, гнетущая, значит, ничего не сказать. Глухое молчание немецкой стороны; полная изоляция официальных лиц от каких-либо контактов с сотрудниками советского посольства; буквально висящая в воздухе и неумолимо давящая атмосфера приближения чего-то страшного. И каждодневно зло ползущие слухи, слухи… о скором нападении Германии на Советский Союз… 6 апреля, 20 апреля, 18 мая, наконец 22 июня.

На зондирующее Заявление ТАСС от 14 июня, что, «по данным СССР, в Германии также неуклонно соблюдают условия советско-германского пакта о ненападении...» Берлин ответил гробовым молчанием. Ни в одной немецкой газете не было даже упоминания о нем. Но наши посольство, торгпредство, другие советские уч­реж­дения продолжали работать в обычном режиме; жен и детей домой никто не отправлял.

В этой обстановке, буквально с часу на час грозящей разразиться войной, в субботу 21 июня, советское посольство получило из Москвы предписание сделать германскому правительству еще одно чрезвычайное заявление, в котором предлагалось немедленно обсудить состояние советско-германских отношений. Но связаться с германским МИДом, хотя весь день, до вечера, педантично, через каждые полчаса, звонили на Вильгельмштрассе, не удавалось никак. Риббентроп, другие ответственные лица отсутствовали. Секретарь МИДа иногда вяло отвечал, что рейхсминистр на важном совещании у Гитлера.

Аналогичную попытку как-то прояснить обстановку предпринял в Москве и Молотов, пригласив в 21 час к себе посла Шуленбурга. Но вразумительного ответа не было и там.

Внезапно, около 5 утра по московскому времени, в посольство позвонили из МИДа и пригласили приехать к Риббенропу. Там, у входа в здание министерства, уже толпилось множество журналистов.

Едва увидев Риббентропа, посол В.Деканозов попытался начать зачитывать ему советское заявление. Но министр отмахнулся и, путаясь в словах (он был изрядно подшофе), стал невнятно бубнить, что, поскольку советские военнослужащие якобы нарушали границу и не раз вторгались на германскую территорию, а германское правительство рассматривает это как угрозу, то терпение фюрера истощилось, и он решил принять меры для ограждения жизни и безопасности немецкой нации. Решение фюрера окончательное. Час тому назад германские войска перешли границу Советского Союза. И фюрер поручил ему, Риббентропу, официально объявить об этом.

Прежде чем уйти, Деканозов сказал: «Это наглая, ничем не спровоцированная агрессия. Вы еще пожалеете, что совершили разбойничье нападение на Советский Союз. Вы еще за это жестоко поплатитесь..»

И тут произошло неожиданное. Риббентроп, семеня, поспешил вслед. И стал скороговоркой, шепотом уверять, будто лично он был против этого решения фюрера, даже отговаривал его от нападения на Советский Союз. Что лично он, Риббентроп, считает это безумием. Но он сделать ничего не мог. «Передайте в Москве, что я был против», – были его последние слова.

В это время посольство уже окружали эсэсовцы, а связь с внешним миром была отрезана – ни один телефон не работал. Предприняли попытку дать в Москву телеграмму, но ее не передали. Оставался только радиоприемник, он работал. Но с утра, как всегда, по нему передавали зарядку, пионерскую зорьку, вести с полей и о достижениях передовиков. И только в 12 часов услышали глуховатый голос Молотова: «Сегодня, в 4 часа утра... Без объявления войны... Напали на нашу страну… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами...» Но до победы было еще долгих 1418 дней.

А в первый из этих дней в посольстве сразу же были приняты меры к немедленному уничтожению секретной документации. Пока не ворвались эсэсовцы и не захватили архивы. Консульские работники занялись уточнением списков советских граждан, находившихся как в самой Германии, так и на оккупированных ею территориях.

Торгпредство гестаповцы уже захватили, и на улицу выбрасывались папки с документами. Из верхнего окна валил черный дым. Там четверо сотрудников торгпредства, забаррикадировав дверь от ломившихся к ним эсэсовцев, сжигали документы. Когда тем все же с ревом удалось ворваться, они увидели груду пепла. Всех четверых наших немцы схватили, повезли в гестапо и бросили в одиночные камеры. Били, пытаясь выведать секретную информацию. Десять дней.

В 14 часов в посольство позвонили из МИДа и потребовали выделить советского дипломатического представителя для связи с ними, пока какая-либо страна не возьмет на себя защиту интересов Советского Союза. Всем остальным категорически запретили покидать территорию посольства. Телефонная связь стала работать, но односторонне, только с немецкой стороны.

К вечеру 22 июня двор посольства стал походить на цыганский табор. С узлами и чемоданами сюда съехались работники посольства, торгпредства и других советских учреждений, их семьи. Было много детей – от грудных до школьников. Мест всем не хватало. Размещались кто где мог. Но это те, кто смог.

К тем же, кто не смог, не успел, в ночь на 22-е в квартиры врывались гестаповцы,
вытаскивали прямо из постелей и, не разрешая брать с собой ничего из вещей, под конвоем сразу же отправляли в концентрационный лагерь.

Всего, вместе с членами семей, в Германии и на оккупированных ею территориях Европы находилось около тысячи советских граждан. Все они были интернированы.
Кроме того, немцы захватили все советские суда, оказавшиеся в германских портах. В портах же советских не было к тому времени ни одного немецкого судна. Последние из них, даже не закончив погрузки, 20 и 21 июня ушли из советских портов Балтийского и Черного морей.

С первого же дня войны советское руководство стало предпринимать все возможное, чтобы ВСЕ советские граждане, оказавшиеся в Германии и оккупированной Европе, были возвращены на Родину. Все они находились там в служебных командировках и в соответствии с прежними советско-германскими соглашениями.

К тому времени была достигнута договоренность, что Швеция берет на себя обязанность защиты советских интересов в Германии, а Болгария – интересов нем­цев в СССР. Но тех оказалось в СССР всего 120 человек. Естественно, что гитлеровские власти сначала настаивали, чтобы и советская сторона отобрала только 120 наших, угрожая, что иначе отберут сами. Но благодаря жесткой позиции СССР пришлось немцам менять «всех на всех».

В их МИДе наконец согласились с составленными советским посольством списками ВСЕХ советских работников и членов их семей. Немцы обязались в течение двух дней доставить ВСЕХ наших соотечественников в Берлин. Их стали сюда свозить из оккупированных Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии, Финляндии, пока, наконец, не определили всех интернированных в концентрационный лагерь на окраине Берлина.

Здесь их заставляли выполнять бессмысленные работы – таскать доски из конца в конец лагеря, но к ним был допущен советский консул в сопровождении шведского представителя. Некоторые советские люди все еще содержались в берлинской тюрьме.

Но вот настал день 2 июля, когда ВСЕХ поместили в 2 поезда. В первый – наших дипломатов и работников других берлинских учреждений, укрывшихся на территории советского посольства. Это был специальный поезд из спальных вагонов с мягкими двухместными купе. Во второй – в тесные сидячие вагоны – погрузили интернированных из концлагеря, в тяжелейшие условия, со скудным питанием, без теплой одежды.

И стали перегонять оба состава к пункту передачи: через Прагу, Вену, Белград в Софию. Благодаря посредничеству Швеции и Болгарии договорились с германской стороной, что ВСЕ советские граждане должны быть доставлены немцами на турецко-болгарскую границу близ города Свиленград, а немецкие – на советско-турецкую близ города Ленинакан. Чтобы транспортировать тех и других на родину через Турцию. ОДНОВРЕМЕННО и под наблюдением посредников.

Но уже в пути, на территории Югославии, немцы передумали и приняли решение произвести наш обмен на югославо-болгарской границе, а Болгария – союзник Германии. А поскольку состав с немецкими гражданами еще не прибыл на советско-турецкую границу, то оба состава с советскими людьми возвратили обратно, в югославский город Ниш. Там первый состав загнали на запасной путь и всем запретили выходить из вагонов, а тех, кто был во втором, переправили в концентрационный лагерь.

Здесь полуголодные люди еще больше похудели, многие простудились, у некоторых появились желудочные заболевания. Причем в Нише не было шведских представителей и нельзя было рассчитывать на их посредничество.

Однако через пять дней все же удалось обязать немцев вернуться к первоначальному варианту обмена на болгаро-турецкой границе. Советские граждане попали к своим в турецком городе Эдирне, где их встретили представители советского посольства в Турции и консульства в Стамбуле. Всех пересадили в новые железнодорожные составы. Советскую колонию приветствовал местный губернатор. Вечером он устроил прием в честь советских дипломатов. А на следующий день поезда выехали в Анкару, затем их ждал специальный военный самолет – и Москва.

Путь ДОМОЙ ЧЕРЕЗ ВОЙНУ закончился!

Источник: www.sovross.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com