Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Как Путин докторов к Мечелу вызывал: История наезда

Как Путин докторов к Мечелу вызывал: История наезда
В четверг 24 июля Путин еще раз напомнил, что собственников в стране нет.

Формально что-то кому-то принадлежит, но фактически все как было государственным, так и остается. Дали временно попользоваться — будьте благодарны. Пробьют часы — и все отдадите, а нет — доктора пришлем и зачистим ситуацию.

Государство в России все более прочно отождествляется с несколькими питерскими выходцами из спецслужб и мэрии, подчинившими своим интересам всю мощь государственной машины.

В жернова которой может попасть кто угодно. От ответственного квартиросъемщика до металлургического олигарха.

МечеЮКОС

Не стоит искать в деле «Мечела» черты начальной стадии дела «ЮКОСа». Да стартовые обвинения схожи, путинский наезд также заставляет обернуться назад, однако сегодня ситуация принципиально иная.

Все последние пять лет ЮКОС — это символ-пугало. Символ всесилия правоохранительных органов, бесхребетности судебной системы, трусости подавляющей части общества, в которой четко просматриваются и гнилые аналитики, и проституирующие «капитаны бизнеса». Пугало — как аналог возможной судьбы любого собственника российских материальных активов, грабительского пересмотра не менее грабительской приватизации, дубиноподобного использования системы в заурядных спорах «хозяйствующих субъектов».

Повтора ЮКОСа не будет хотя бы потому, что все вопросы ныне разрешатся без возбуждения персональных уголовных дел, скорее всего, через уплату доначисленных налогов, предъявленных штрафов, неформальных взносов в привилегированный фонд, а также изменения структуры собственности.

Западу, с которым мы очень хотим «дружить», новые миллиардные потери фондовых инвестиций также не нужны, еще не зализаны ЮКОСовские. Лекарство предназначено «для внутреннего употребления».

Вам нужен доктор? Тогда мы идем к вам!

Наивно думать, что Путина подставили, что использовали его «втемную», предоставили только одну часть информации, предусмотрительно забыв в приемной другую. За восемь лет президентства Путин превратился в виртуоза лавирования во всевозможных разборках и конфликтах, в будущем о его политическом искусстве будут писать трактаты, сродни макиавеллевским. Без привязки к результатам его пребывания у власти — и при условии, что Россия сохранится как единое государство.

Что же, восемь лет за редкими ЮКОСовскими исключениями стоять над схватками, а на девятом году внезапно пропить мастерство?

Так не бывает.

Значит, мечеловский наезд был проведен сознательно, и последствия в виде пятничной потери $5 млрд. капитализации «Мечелом» и $60 млрд. — российским фондовым рынком также просчитывались.

Более того, они ожидались. Как часть эффекта. Как секвестр личных состояний акционеров. Как показатель влияния нескольких путинских фраз на инвестиционный климат вокруг любой даже самой крупной фирмы.

Эффект налицо — обгадились все.

Молчит президент.

Проглотили языки «независимые» РСПП, ТПП и «Деловая Россия».

Разъехалась по фазендам оппозиция. Лишь «Единая Россия», чьим главным спонсором является «Мечел» (11 дочерних компаний «Мечела» только официально в 2006 году выделили «ЕР» более 80 млн. рублей), устами руководителя ЦИК Воробьева моментально «перестроилась«:

«Я думаю, что сотрудники «Мечела» сделают из выступления Владимира Путина правильные выводы».

«Мечел» вам, а не оттепель.

КТО ЕСТЬ WHO

«Мечел» — одна из ведущих компаний в горнодобывающей и металлургической отраслях, объединяет всю цепочку необходимых для производства металла предприятий — производителей угля, железорудного концентрата, никеля, стали, проката и метизной продукции.

В группе «Мечел» консолидированы контрольные пакеты акций ОАО «Челябинский металлургический комбинат», «Ижстали», Белорецкого металлургического комбината, «Уральской кузницы», Вяртсильского метизного завода, Коршуновского горно-обогатительного комбината, «Южуралникеля», румынских предприятий Mechel Targoviste и Mechel Campia Turzii, литовского завода Mechel Nemunas, угольной компании «Южный Кузбасс». 69,87% акций ОАО «Мечел» принадлежат генеральному директору Зюзину.

Основной производственный актив «Мечела» Челябинский металлургический комбинат строился для оборонных нужд — огромные производственные мощности завода создавались для максимального удовлетворения потребностей ВПК в спецстали.

Во времена СССР Челябинский меткомбинат выпускал до 300 тыс. тонн нержавеющей и броневой стали в год. После развала Союза выпуск спецсталей на комбинате сократился почти в четыре раза, а доминирующее положение в перечне выпускаемой продукции занял сортовой прокат.

Тем не менее, и в наши дни Челябинский комбинат остается основным российским производителем нержавейки, ежегодно выпуская до 80 тыс. тонн спецсталей.

Вот некоторые приобретения «Мечела» в 2007 году. В марте «Мечел» приобрел 93,35% акций Южно-Кузбасской ГРЭС, в августе — 100% акций Братского завода ферросплавов, в октябре — 75% минус 1 акция «Якутугля» и почти 70% «Эльгаугля».

Любопытна биография Зюзина. Он родился в 1960 году в Тульской области. В 1982 году окончил Тульский политехнический институт по специальности «горный инженер», в 1986 году там же защитил кандидатскую по угледобыче. Защитить кандидатскую в 26 лет — это даже по нынешним временам круто, а тогда и подавно.

После защиты кандидатской Зюзин отправился в Кузбасс, где с 1987 по 1993 годы он работал на шахте «Распадская», сначала горным мастером, потом начальником участка, а в последние годы — заместителем директора по коммерции и внешнеэкономической деятельности. В 1992 году Зюзин получил еще одно высшее образование по специальности «горный инженер-экономист» на этот раз в Кузбасском политехническом институте.

Как видно, Зюзин не был заметен ни в комсомольских органах, ни в спецслужбах, ни в криминале. Нетипичная для современного российского олигарха биография.

Начальный бизнес Зюзина после ухода с «Распадской» заключался в продаже добытого в Кузбассе угля, что вполне логично, если учесть, чем Зюзин занимался до ухода в коммерцию. Как пишут биографы,

«стартовой чертой для Зюзина вместе с его партнером Владимиром Иорихом стали угольные пласты Кузбасса, позволившие углетрейдерам накопить к 2001 г. денег на покупку Челябинского меткомбината».

Оставим без предположений генезис прецедента, когда два простых угольных компаньона смогли «накопить денег» для приобретения одного из крупнейших в России металлургических комбинатов.

Отметим другое — к концу 2006 года «Мечелом» стал интересоваться «Рособоронэкспорт», что опять же по официальной версии стало причиной раздела бизнеса между друзьями. В результате развода основным собственником «Мечела» стал Зюзин, личное состояние которого в 2007 году оценивалось в $2,1 млрд.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, «РУССПЕЦСТАЛЬ»!

В начале 2007 года «Рособоронэкспорт» начал создавать холдинг «Русспецсталь», миссия которого заключалась в возвращении государству всех производителей спецсталей, по сути — воссоздания еще одной государственной монополии.

Еще летом 2006 года Чемезов направил письмо в ряд федеральных ведомств с предложением создать такой холдинг, ссылаясь на то, что «Рособоронэкспорт» как спецэкспортер российских вооружений столкнулся с серьезной проблемой — низким качеством спецсталей, используемых при производстве военной техники.

Как и ожидалось, добро на создание холдинга было получено на самом высоком, президентском уровне, и ровно два года назад 28 июля 2006 года ЗАО «Русспецсталь» было зарегистрировано. С днем рождения!

Точных данных о составе участников ЗАО «Русспецсталь» нет, известно только, что в итоге 51% акций будет принадлежать «Рособоронэкспорту». По разным данным доли в холдинге имеют Midland Group (в составе ее активов — «Запорожсталь»), частью продавшая, а частью обменявшая 100% акций волгоградского металлургического комбината «Красный Октябрь», выпускающего до 70% броневой стали в стране, ИК «Тройка Диалог», являвшаяся одним из организаторов сделки с «Красным Октябрем» и получившая долю взамен оплаты услуг по оформлению сделки и под будущее привлечение инвестиций, а также небезызвестный ВТБ, который просто «правильный» банк.

Основными видами деятельности «Русспецстали» заявлены управление финансово-промышленными группами и холдинг–компаниями, оптовая торговля металлами и металлическими рудами, оптовая торговля машинами и оборудованием, обработка металлических и неметаллических отходов и лома. Гендиректором ЗАО является бывший глава и совладелец Нижнетагильского металлургического комбината (Evraz Group) Носов, председателем Совета директоров — бывший одно время заместителем президента-председателя правления ВТБ Завьялов. Кроме него в Совете директоров числятся Чемезов, его заместитель Алешин, глава «Тройки Диалог» Варданян и бывший совладелец «Красного Октября» Шифрин.

Излишне напоминать, что «Рособоронэкспорт» — стержневая структура госкорпорации «Ростехнологии», представляющей интересы «силовиков» в стратегических отраслях экономики, которой не так давно были переданы пакеты акций и права на управление 426 российскими предприятиями.

Отметим другое — все объекты, к которым «Русспецсталь» проявляла интерес, в конечном итоге переходили под ее контроль. Так было и со Ступинской металлургической компанией, и с волгоградским заводом «Красный Октябрь», и с подмосковным заводом «Электросталь», и многими другими активами. Формирование холдинга должно быть завершено в 2008 году.

И все же главным вожделенным активом «Русспецстали» ее основатели считают Челябинский металлургический комбинат.

ЦЕРЕМОНИЯ ПРОЩАНИЯ

Атака на ОАО «Мечел» началась летом прошлого года, когда руководство холдинга «Русспецсталь» предложило договориться с государством, а точнее, с теми, кто с ним ассоциируется, по-хорошему. Либо о продаже, либо о создании совместного предприятия в формате частно-государственного партнерства.

Не получилось.

Более того, в самом «Мечеле» факт переговоров отрицали начисто. Там прекрасно понимали, что продавать придется по демпинговым ценам, фактически за копейки, а финал создания СП проиллюстрирован в поговорке «дай ему палец — всю руку откусит».

Надежды связывались с предстоящими изменениями в высших эшелонах власти, а также с лобби в правительственных структурах, и не в последнюю очередь, с челябинцем Христенко, ныне возглавляющим Минпромторг.

На первый взгляд, тонких мест в ОАО «Мечел» немного. Там действует профессиональная команда управленцев, разносторонне поддерживаются, в том числе материально, инсайдерские связи во всех ветвях власти и регионах присутствия, внедряются принципы корпоративной социальной ответственности, финансируются спортивные и культурные проекты.

Но это, если говорить о компании. Судя по всему, главной мишенью становится фигура владельца комбината — то есть самого Зюзина.

Вспомним путинские слова:

«Конечно, болезнь есть болезнь, но я думаю, что Игорь Владимирович должен как можно быстрее поправиться. Иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы».

Слушаем внимательно. Не в сам «Мечел» посылать докторов, а лично к Зюзину, у которого вместе с супругой, собиравшей его по лоскутам после одной из аварий на «Распадской», есть двое детей. Сын, родившийся в 1985 году, который работает вместе с отцом, и дочь 1989 года рождения, получающая образование в Высшей школе экономики.

Все нюансы личной жизни Зюзина прекрасно известны тем, кто сегодня проводит завершающую стадию перехвата Челябинского меткомбината. Не зря же ценообразование по экспортным контрактам, доставшимся «Мечелу» в октябре прошлого года в наследство вместе с угольными активами «Якутугля», отслеживала ФСБ.

И пусть те годичные заключенные за полгода до приобретения «Якутугля» контракты по фиксированным (на тот момент рыночным) ценам уже выполнены, а новые подписаны по ценам, соответствующим мировой конъюнктуре, факт есть факт — в начале этого года «Мечел» был вынужден поставлять уголь на экспорт по ценам ниже мировых. И не в ущерб внутренним потребителям — доля экспортных поставок составляет около 50% объема добычи «Якутугля».

Снова послушаем Путина:

«А между тем известно, что в первом квартале текущего года компания продавала сырье за границу по ценам в два раза ниже рыночных, а значит, и мировых. А маржа где, в виде налогов для государства?»

Не будем иронизировать по поводу трактовки маржи, предложенной Путиным (строго говоря, маржа — это торговая наценка, устанавливаемая промышленными предприятиями, а налоги «для государства» — часть этой маржи, причем, налогов может и не быть, если, например, затраты съедают всю маржу), покажем итог. Команда «фас» дана ФАС РФ, Следственному комитету при прокуратуре, Федеральной налоговой службе, Росприроднадзору, Роструду и еще многим организациям, которые возжелают проявить карающую прыть.

Так ли уж важно, что винтиками в завершающей стадии комбинации поглощения «Мечела» «Русспецсталью» стали хозяин Новолипецкого металлургического комбината Лисин и владелец Магнитогорского комбината Рашников?

Да, они обратились в ФАС с жалобами, что структуры «Мечела» прекратили поставлять угольный концентрат и отказались заключать новые договора поставки. ФАС, в свою очередь, обвинила структуры «Мечела» в использовании доминирующего положения на рынке коксующегося угля с целью завышения цен и, как водится, начала расследование.

Но разговоров о старых контрактах «Якутугля», заключенных прежними владельцами и истекшими в апреле, не было. Как оказалось, не ФАСовское это было дело.

Копаться во внутренних взаимоотношениях металлургических олигархов — все равно, что засунуть нос в банку с пауками. Кроме самих пауков мало кто знает, каким был торг при определении поставок угля конкурентам. Ясно, что Зюзин давил на собратьев природным ресурсом, а взамен требовал от них… не денег, нет, но использования административного, неформального и прочих ресурсов для решения своих проблем.

Не исключено, что он искал поддержки в конфликте с «Русспецсталью». Как теперь выясняется, не нашел.

К тому же пауки сами не ожидали, что окажутся в центре внимания: их надежды, что Путин, в крайнем случае, Сечин, выступят единоличными застрельщиками, не оправдались.

Вот что после того совещания говорил растерянный Лисин:

«В случае правильной политики на рынке у «Мечела» все будет в порядке».

А что еще он мог сказать? И что означает «правильная» политика? Отказ от прав на Челябинский металлургический комбинат в обмен на сохранение других активов и личного благополучия? Сколько процентов акций стоит «правильная» политика?

У Ходорковского и Зюзина есть общая черта. Оба надеялись на помощь коллег-пауков, и оба ее не дождались.

Ходорковский это давно осознал, Зюзин находится в процессе понимания.

Однако судьба оставшихся пауков также не завидна. Владельцы банки рано или поздно вытащат всех. И в зависимости от настроения и собственных интересов либо прихлопнут их сапогом, либо оставят для будущих утех.

СЛЕДУЮЩИЙ!

В сфере интересов «Рособоронэкспорта» и «Русспецстали» находится еще один металлургический комбинат — Магнитка (ММК), который по несчастью также выпускает спецстали.

И пусть объем выпуска броневой стали меньше, чем на «Красном Октябре», всего 30% от суммарного российского выпуска (правда, Магнитка — единственный в стране комбинат, который может выпускать броню толщиной 100-150 мм), руководство «Ростехнологий» не скрывает своего интереса к комбинату.

Магнитку с «Мечелом» роднит несколько обстоятельств.

Во-первых, предварительные переговоры с ММК о «дружеском» захвате велись приблизительно в одно и то же время, что и с «Мечелом» — весной-летом прошлого года, но договориться с официальным собственником также не удалось.

Во-вторых, контроль над комбинатом и здесь сосредоточен в одних руках — 87% акций контролирует председатель Совета директоров Рашников.

В-третьих, бизнес-окружение Рашникова похоже на зюзинское: в роли коллег выступают Усманов («Газметалл») и Абрамов (EvrazGroup), неоднократно предлагавшие Рашникову слиться в деловом экстазе, а в роли главного лоббиста — министр Христенко, положение которого в последнее время явно незавидное.

Суть предложений «Русспецстали» проста как звезда на погоне: мы организуем гособоронзаказ, вы начинаете катать сталь.Еще неделю назад многим было непонятно, почему Рашников не может это делать без «Русспецстали», но теперь после «Мечела» становится очевидным, что без «помощи» государства Рашников не сможет катать ничего.

Поэтому скорее всего «Ростехнологии» в лице «Русспецстали» получат значительный пакет акций Магнитки. Чего в прошлом году безуспешно добивался «Рособоронэкспорт».

ДОКТОРА ВЫЗЫВАЛИ?

Можно по-разному относиться к тому, что происходит на наших глазах.

Судьба Зюзина безусловно достойна сожаления. «Мечел» для него — это многие годы жизни, построение эффективно работающей бизнес-структуры, почет и уважение в обществе. Как говорила, правда, по другому поводу одна «независимая» журналистка (хотя словосочетание «независимая журналистка» звучит нонсенсом), «Мечел» для Зюзина — «это как дитя, детей не продают».

Но абстрагируемся от личностей.

С одной стороны, при приватизации 15% Челябинского металлургического комбината в результате аукциона, состоявшегося 17 ноября 1995 года, государство получило всего $13,3 млн., что позволяет говорить о совокупной оценке комбината на тот период всего в $88,7 млн. В то же время суммарная капитализация активов «Мечела» перед обвалом в конце прошлой недели достигала $15,2 млрд. Не будем забывать, что и угольный, и металлургический бизнес весьма и весьма криминализированы, и вряд ли найдутся те, кто всерьез верит, что в 2001 году два простых угольных спекулянта наскребли несколько сотен миллионов долларов для приобретения Челябинского металлургического комбината вместе с крепостными.

Что это, как не исправление несправедливых итогов приватизации и последующего полукриминального беспредела?

С другой стороны, неотъемлемой частью схем, используемых при консолидации государственными структурами производственных активов, является значительное завышение стоимости покупок с последующим перечислением продавцами «маржи» по указанным покупателями счетам. Практика последних лет говорит и о том, что после консолидации в руках государства цены на продукцию ренационализированных предприятий не снижаются, зато непрофильные издержки многократно возрастают.

«Мечел», а за ним и другие металлургические и угольные гиганты станут бриллиантами в коллективной короне питерских силовиков. Причем, бриллиантами в полном смысле коллективными — контрольные пакеты акций вместе с кураторством финансовых потоков перейдут в руки «Ростехнологий», а остальные акции будут обращаться на ведущих мировых биржах. Капитализация что — надуть ее снова способов предостаточно.

Что скорее всего и станет итогом всей операции.

Вот такое получается раздвоение.

Может, доктора?

Источник: www.apn.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com