Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

В списке самых богатых граждан Южной Кореи — сплошные уголовники

В списке самых богатых граждан Южной Кореи — сплошные уголовники

Жители Южной Кореи начали привыкать к скандалам, в центре которых оказываются крупнейшие компании страны. В позапрошлом году полиция арестовала бывшего босса Daewoo. В прошлом та же участь постигла председателя совета директоров автомобильного гиганта Hyundai Motor, в этом году угодил за решетку глава Hanwha. Теперь очередь дошла до самого Ли Кун Хи, председателя правления Samsung Group.

Samsung – больше чем просто компания. В Южной Корее ее влияние ощущается во всех сферах жизни. Корейцы живут в домах, построенных Samsung, каждый день достают продукты из холодильников Samsung, за которые заплатили кредиткой Samsung.
Samsung Group – гигантская империя, состоящая из 59 компаний. Samsung Heavy Industries Co. считается второй на планете судостроительной фирмой; Samsung SDI Co. занимает второе место по выпуску плазменных панелей. Нельзя, конечно, не упомянуть и сотовые телефоны с компьютерными микрочипами, по производству которых Samsung тоже на первых местах. Активы компании оцениваются в $280,8 млрд, ее экспорт в прошлом году достиг $66,3 млрд, что составляет 22% от торгового оборота всей страны. Она обеспечивает казне 8% всех налоговых поступлений. Неуди вительно, что журналисты то ли в шутку, то ли всерьез нередко называют Южную Корею «Республикой Самсунг».

Сенсей школы коррупции
Ро Му Хен, президент Южной Кореи, подписал принятый Национальным собранием указ, согласно которому в течение 50 дней к работе по делу Ли Кун Хи должен приступить независимый прокурор. Его президент выберет из трех кандидатов, предложенных Ассоциацией адвокатов Южной Кореи. Независимому прокурору будут помогать 33 следователя. Им отпущено 125 дней для того, чтобы проверить обвинения против Ли Кун Хи. Конечно, 65-летнему владельцу Samsung не привыкать попадать под следствие, но в этот раз все может закончиться для него печально. Тюрьмы ему не избежать.

Ро Му Хен пошел на этот шаг, скрепя сердце. Он не раз заявлял, что не подпишет указ о проведении независимого расследования деятельности Samsung, поскольку это может привести к непредсказуемым политическим последствиям. Дело в том, что 19 декабря нынешнего года в Южной Корее выборы президента. Глава государства не хотел ссориться с могущественным бизнесменом, однако после того, как парламент явным большинством (155 против 17 при 17 воздержавшихся и 110 отсутствующих) проголосовал за начало расследования, пошел на попятный.

Вопрос о назначении независимого прокурора был поднят в парламенте оппозицией. Парламентарии сочли, что результатам расследования обычной прокуратуры корейцы могут не поверить. Причина в том, что каждый житель страны уверен, будто прокуратура кормится из рук владельца Samsung. Местные газеты открыто заявляют, что Ли Кун Хи давал взятки генеральному прокурору Лим Чай Йину.
В числе других высокопоставленных взяточников фигурируют имена руководителя Независимой комиссии по борьбе с коррупцией Южной Кореи, назначенного Ро Му Хеном в августе; директора Национальной разведывательной службы, которая расследует обвинения против коррумпированных политиков. Все они, разумеется, обвинения во взяточничестве отрицают.

Еще один тревожный звонок для Ли Кун Хи прозвучал, когда его бывший сотрудник Ким Ен Чул дал против него показания. Сейчас Ким Ен Чул является партнером в одной из крупных адвокатских контор Сеула, а с 1997 по 2004 годы он работал главным юристом Samsung Group. Занимая эту позицию, он был в курсе всех дел руководителя компании. В том числе и незаконных.
Кроме прокуроров взятки по личным распоряжениям Ли регулярно давались судьям, политикам, правительственным чиновникам, налоговым инспекторам, журналистам и многим другим. Всем, кто мог быть хоть чем-то полезен для Ли Кун Хи и Samsung. При этом, утверждает Ким, глава Samsung Group еще и проводил со своими подчиненными тренинги по даче взяток. Нужным людям, которые отказываются брать деньги, он рекомендовал дарить дорогие вина или подарочные сертификаты.

Книга – лучший подарок
Кроме обвинений в подкупе Ли Кун Хи придется отвечать и за создание так называемого slush fund – тайного фонда, не проходящего, естественно, ни по каким бухгалтерским книгам, откуда он брал деньги на подкуп чиновников и махинации с акциями.
Здесь следует пояснить, что Ли, как и все главы крупных южнокорейских корпораций, немного помешан на том, чтобы передать власть сыну. Руководитель Samsung даже представить себе не может, что его корпорация попадет в руки не Ли Чжэ Йонга, а человека со стороны.

Конечно, в желании передать имущество наследнику нет ничего предосудительного. Сомнения вызывают лишь методы Ли Кун Хи. Он хочет, чтобы Ли Чжэ Йонг стал владельцем самого крупного пакета акций корпорации и, следовательно, ее собственником, но акции покупает не по биржевой цене, а по ценам, заниженным при помощи хитроумных комбинаций вдвое, а то и втрое.
В Samsung, конечно, все обвинения в адрес руководителя отвергают. Пресс-служба корпорации заявляет, что Ким Ен Чул клевещет на бывшего босса и что им движет личная обида. Ким же утверждает, что уволили его не за допущенные в работе ошибки, а за то, что он отказался передавать судье, занимавшемуся делом Samsung Group, взятку в размере 3 млрд вон ($3,3 млн).

Этим оправданиям, наверно, можно было бы поверить, если бы через неделю после пресс-конференции Кима не последовали новые разоблачения. Причем из источника, обвинить который в предвзятом отношении к Ли язык не поворачивается даже у самых рьяных его сторонников. Очередной удар по репутации Samsung и его главы нанес Ли Ён Чул, бывший старший советник президента Ро Му Хена по борьбе с коррупцией.
Ли рассказал журналистам, что однажды сам оказался объектом нездорового внимания людей из Samsung. В январе 2004 года на него вышел один из сотрудников Samsung Electronics и поинтересовался, не может ли компания сделать ему маленький подарок к отпуску.
Президентский советник согласился, думая, что речь идет о какой-нибудь безделице. После этого ему прислали книгу, между страниц которой лежали 5 млн вон ($5,5 тыс.). Книгу с деньгами он немедленно вернул вместе с гневным письмом. Взяткодатель извинился и сказал, что тоже не знал о деньгах.

Не замочив ног
Тучи над головой главного южнокорейского магната сгущаются не первый раз, но раньше ему всегда удавалось выйти почти сухим из воды. В 1996 году он вместе с семью другими южнокорейскими бизнесменами был признан виновным в даче взяток бывшему президенту Ро Де У и получил за это два года условно. Он открыто признал на суде: «Деньги правительству у нас все дают давно. Samsung – не исключение».
Прежде вину на себя всегда брали подчиненные Ли Кун Хи. Два года назад Гур Те Хак, бывший глава холдинга Samsung Everland Inc., и Пак Ро Бин, нынешний президент этой компании, пострадали за то, что помогали семье Ли скупать акции по очень низким ценам. Они получили по три и два года заключения соответственно (с отсрочкой исполнения приговора) и были приговорены к штрафу в 3 млрд вон. Сейчас они подали в суд на Кима Ен Чула, которого обвиняют в клевете.

Однажды во время очередного разбирательства незаконной деятельности Ли Кун Хи на всякий случай пришлось уехать в Америку. Якобы на лечение, а на самом деле – чтобы переждать следствие. Сейчас спрятаться за границей Ли, видимо, не удастся. Несмотря на то что Samsung обещала оказывать следствию всестороннюю помощь, прокуратура уже запретила высокопоставленным сотрудникам компании во главе с председателем правления покидать страну.
Неприятности никогда не приходят в удачное время, но для Ли времена сейчас действительно не самые лучшие. Два года назад в Америке покончила с собой его дочь. Причины самоубийства до сих пор неизвестны. Многие считают, что девушка повесилась из-за депрессии, в которую она впала после того, как отец запретил ей выходить замуж за любимого.

Samsung оправилась после экономического кризиса 1997 года, но это не значит, что дела у компании идут блестяще. Неприятности отражаются и на личном состоянии Ли Кун Хи. За последние пять лет оно уменьшилось более чем вдвое и сейчас, по оценкам журнала Forbes, составляет $2,9 млрд. Конечно, Ли Кун Хи пытается вернуть доверие общества, пошатнувшееся после многочисленных скандалов. В прошлом году Samsung пожертвовала на благотворительные цели более $800 млн. Однако расследования сводят все усилия на нет.

… плюс чеболизация всей страны
Samsung Group – типичный пример так называемого чебола. В Южной Корее несколько десятков таких же крупных корпораций, состоящих из множества компаний и находящихся под контролем одной семьи. Они сыграли решающую роль в стремительном развитии южнокорейской экономики во второй половине прошлого века. Названия ряда чеболов известны во всем мире. Достаточно вспомнить такие компании, как Hyundai, Lotte, LG, Daewoo, Kia и др.

Отличительной чертой чеболов является их активное участие и в политической жизни страны. В 1988 году, к примеру, Чон Мон Юн, президент Hyundai Heavy Industries, прошел в парламент.
В августе прошлого года корейская газета JoongAng Ilbo и независимый Восточно-Азиатский институт исследований в политологии опубликовали список наиболее влиятельных организаций на юге Корейского полуострова. В пятерку были включены четыре чебола, которые обошли правительство и политические партии. Достаточно сказать, что эта четверка – Samsung, Hyundai, SK и LG – обеспечивает половину экспорта и 42% всего валового продукта Южной Кореи.
Заслуги и влияние чеболов в жизни Южной Кореи переоценить трудно, но это не значит, что они стоят над законом. В Южной Корее медленно, но верно проходят демократические преобразования. О прежних тесных связях с властями владельцам чеболов теперь приходится только мечтать.
Указ о проведении независимого расследования в деле Samsung Group стал очередным шагом южнокорейских властей в борьбе с коррупцией в высших эшелонах бизнеса. Неприятности возникли у многих промышленных гигантов.

Старческая немочь
Вернувшегося рано утром в Южную Корею из Вьетнама пожилого промышленника встречали сотрудники прокуратуры. В международном аэропорту Инчеон на него надели наручники и увезли в тюрьму. Такой «теплый» прием объясняется тем, что на родине Кима Ву Чунга, бывшего босса корпорации Daewoo, ждали долгих шесть лет. В августе 1999 года вторая по величине корейская компания объявила себя банкротом. После того как аудиторы насчитали долгов на $80 млрд, страна погрузилась в депрессию. Заводы концерна прекратили работу, по стране прокатилась волна массовых беспорядков.

Так же, как Daewoo долгие годы являлась символом экономического процветания Южной Кореи, так и Ким Ву Чунг был образцом удачливого бизнесмена. В конце 1960-х он купил маленькую ткацкую фабрику и за три десятилетия построил одну из крупнейших корпораций на планете. Самое известное из пяти подразделений компании – Daewoo Motors, выпускающее около двух миллионов автомобилей в год, – сейчас принадлежит американскому гиганту General Motors.
Причиной банкротства стал финансовый кризис в Азии. Руководство Daewoo пыталось удержать компанию на плаву, скрывая огромные долги, подделывая финансовые документы и переводя крупные суммы на тайные банковские счета.
Банкротство Daewoo нанесло экономике Южной Кореи страшный удар, от которого страна долго приходила в себя. Семерым высокопоставленным сотрудникам промышленного гиганта были предъявлены обвинения в финансовых злоупотреблениях. Они отправились за решетку на разные сроки и были приговорены к крупнейшим за всю историю Кореи штрафам. Суд обязал их выплатить 25 трлн вон ($19 млрд).
Ким Ву Чунг, основатель и бессменный руководитель Daewoo, не стал дожидаться ареста. Вскоре после объявления банкротства он отправился в деловую поездку в Китай и назад не вернулся.

Уголовная эпидемия
Незадолго до вынесения приговора Ким Ву Чунгу по требованию прокуратуры суд Сеула выписал ордер на арест Чуна Мон Ку, председателя совета директоров автомобильного гиганта Hyundai Motor. Ему вменялось в вину утаивание доходов, которые он при помощи подставных фирм переводил своему сыну, а также создание тайного фонда для подкупа должностных лиц, в котором порой собиралось до $140 млн. Они пошли на финансирование президентской кампании 2002 года, подкуп чиновников и другие неблаговидные дела. Всего же ущерб, нанесенный фирме деятельностью ее председателя, оценивается в $400 млн. Состояние самого Чуна и его семьи журнал Forbes оценил в прошлом году в $3,3 млрд.

Скандал отрицательно сказался на положении Hyundai. Буквально на следующий день после ареста Чуна акции компании подешевели на 4,7%. Южнокорейский автогигант занимал тогда седьмое место среди мировых производителей машин, но развивался настолько динамично, что через два-три года должен был обогнать двух ближайших конкурентов – Volkswagen и DaimlerChrysler и войти в пятерку лидеров. Увы, из-за махинаций босса с этими надеждами пришлось распрощаться. Так же, как ему самому пришлось распрощаться с местом в списке Forbes за 2007 год.
Судья разрешил арестовать 68-летнего магната, опасаясь, что оставаясь на свободе, он может повлиять на ход следствия и уничтожить доказательства своей вины, которую, естественно, на первых порах категорически отрицал.
Чуна обвиняли в том, что он путем манипуляций с акциями хотел передать бразды правления в корпорации своему единственному сыну, 34-летнему Чун Юй Суну, президенту Kia Motors. Этого автопроизводителя компания Hyundai поглотила еще в 1998 году, в самый разгар азиатского кризиса.

За эти проступки суд приговорил главу Hyundai к трем годам лишения свободы. Адвокаты подали апелляцию, и в феврале Чуна Мон Ку выпустили на свободу под залог в $1 млн, а в сентябре Верховный суд отменил решение суда Сеула и на основании того, что Чун Мон Ку «очень много сделал и продолжает делать для Южной Кореи», заменил тюремное заключение условным наказанием. Кстати, примерно по такой же схеме, считают эксперты по Южной Корее, скорее всего будут развиваться события и в деле Ли Кун Хи.
Семья Чунов постоянно попадает на первые полосы «желтых» газет. В 2003 году, например, младший брат Чуна Мон Ку, 54-летний Чун Мон Хун, директор дочерней компании Hyundai Asan, выпрыгнул из окна своего кабинета, расположенного на 12 этаже.
Перед тем как шагнуть в вечность, он торопливо написал предсмертную записку, в которой извинялся перед родными и своим заместителем за «глупый» поступок и просил, чтобы его кремировали, а пепел развеяли над Алмазными горами, живописным северокорейским курортом, в развитие которого он вложил огромные деньги.
Ни для кого в Южной Корее не секрет, что причиной самоубийства Чуна стал скандал, связанный со встречей лидеров двух Корей в 2000 году. Hyundai Asan перечислил северокорейским партнерам полмиллиарда долларов. Эта фирма не первый год финансирует совместные с соседями промышленные и транспортные проекты и развивает туристический бизнес.

С юридической точки зрения в переводе денег северным партнерам не было бы ничего криминального, если бы это были деньги частных инвесторов, а не государства. Однако, как выяснили аудиторы, из $500 млн лишь $400 млн являлись собственностью Hyundai, да и те были получены в виде правительственного кредита, а остальные принадлежали казне.
Чун Мон Хун утверждал, что миллионы пошли на развитие туризма, промышленных предприятий и строительство железных дорог, связывающих Север с Югом, однако его противники уверены, что они попали в карманы Ким Чен Ира и его помощников.

Сын за отца
Корпорация Hanwha Group считается девятой по величине компанией Южной Кореи. В фирме, активы которой оцениваются в $20 млрд, работают 25 000 человек. Hanwha занимается химией, строительством, торговлей, страхованием, гостиничным бизнесом, а также владеет бейсбольной командой.
Начинала же эта фирма полвека назад с того, что первой в Южной Корее стала производить взрывчатые вещества. Не случайно ее название является сокращением от слов «корейская взрывчатка». За это основатель компании даже получил прозвище «Динамит Ким». Его сына и нынешнего владельца концерна, 55-летнего Ким Сын Ёна, «Динамитом» не называют. А зря, потому что характер у него по-настоящему взрывной.

Сейчас этот бизнесмен, занимающий в списке самых богатых корейцев 16 место с $800 млн и всегда считавшийся эталоном элегантности и вкуса, ходит в полосатой робе. В тюрьму он попал за целый букет преступлений: нападение, похищение, ограничение свободы, нанесение побоев и еще ряд менее серьезных правонарушений.
История, о которой несколько месяцев говорила вся Южная Корея, началась вечером 8 марта этого года, когда 22-летнему наследнику Hanwha Ким Дон Вону крепко досталось в драке с работниками караоке-бара «Бункчан-дон». После того как Вону наложили 13 швов, Ким-старший, захватив с собой нескольких телохранителей, вызвал знакомого главаря бандитской шайки с 11 гангстерами и отправился на поиски обидчиков. Он похитил шестерых вышибал и барменов, побивших сына, отвез их на стройплощадку и приступил к «выбиванию извинений». Чтобы не повредить пальцы, мультимиллионер надел черные перчатки. Кулаками он работал вполне профессионально, потому что с боксом знаком не понаслышке. Несмотря на солидный возраст, Ким находится в прекрасной физической форме. Он более двадцати лет возглавляет Федерацию бокса Южной Кореи, а также является президентом Международной федерации любительского бокса Азии и активно работает в Олимпийском комитете страны. Кроме кулаков Ким использовал электрошокер и кусок стальной трубы. «Надеюсь, то, что со мной произошло, – сказал Ким Сын Ён накануне своего ареста, – станет для остальных отцов примером, как не следует поступать».

За эти «художества» Ким получил полтора года тюрьмы. Он стал последним в длинном списке богатых корейцев, пострадавших из-за чрезмерной любви к детям. Отцовская любовь сыграла злую шутку также с двумя президентами Южной Кореи. Сын Ким Ён Сама попался на взятках, а у Ким Дэ Чжуна преступниками оказались трое отпрысков.
От своих коллег не отстает и Чей Те Вон, глава третьей по величине корейской компании, SK Corp., занимающейся переработкой нефти. Четыре года назад он вместе с девятью подчиненными провел несколько месяцев в тюрьме за манипуляции с акциями. Его сначала приговорили к трем годам тюрьмы, после чего заменили наказание на условное. Скандал и пребывание за решеткой, похоже, только закалили характер босса SK Corp. Выйдя на свободу, он отразил попытку недружественного поглощения компанией Sovereign Asset Management, штаб-квартира которой находится в Дубае, и еще больше упрочил свою власть над SK.

Источник: www.ko.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com