Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Латвия прикинула размер ущерба от \"советской оккупации\"

Латвия прикинула размер ущерба от \"советской оккупации\"

В правительство Латвии вчера был передан отчет комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации. Ни члены комиссии, ни министры пока не огласили итоговую цифру, однако, по данным "Ъ", она колеблется от $3,5 млрд до $4,5 млрд, то есть примерно в десять раз меньше, чем требует у России Литва. Уже в течение двух-трех недель отчет может быть передан президенту Валдису Затлерсу и депутатам сейма Латвии, а летом подсчеты латвийских ученых могут стать предметом разговора господина Затлерса и Дмитрия Медведева.

Материальные претензии
Как сообщили "Ъ" источники в правительстве Латвии, нынешний отчет комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации потребовался властям в связи с подготовкой предстоящих переговоров между президентом Латвии Валдисом Затлерсом и избранным президентом РФ Дмитрием Медведевым. Как сообщил высокопоставленный собеседник "Ъ" в латвийском МИДе, еще зимой этого года президенту Затлерсу было передано приглашение Владимира Путина посетить Москву. Однако оно не содержало конкретных дат, и в итоге до окончания полномочий Владимира Путина визит не состоялся. Теперь в Риге говорят, что российско-латвийская встреча на высшем уровне состоится не раньше июня.

Как сообщили "Ъ" в МИД Латвии, переданный вчера в правительство отчет носит лишь предварительный характер — его официальная версия будет готова только к концу этого или началу следующего года. Предварительный же доклад, очевидно, понадобился для того, чтобы более предметно разговаривать с российскими партнерами во время предстоящих переговоров. Между тем источник в правительстве сообщил "Ъ", что, скорее всего, уже через две-три недели станет известна сумма, в которую Латвия оценивает ущерб, причиненный ей советской оккупацией. Именно столько времени кабинет Ивара Годманиса может потратить на изучение предоставленных материалов.

Из документов, которые комиссия передала в правительство Латвии, следует, что за три года ее работы она создала базу данных по гражданам Латвии, которые 25 марта 1949 года подверглись массовой депортации — всего 55 580 пострадавших. Отдельно был изучен вопрос о том, какой ущерб нанес СССР экономике Латвии в 1935-1940 годах, когда страна оказалась в зоне советского влияния, а также ущерб в период с 1945 по 1990 год, когда в Латвии была внедрена командная экономика. Был также подсчитан демографический ущерб, который республика понесла в 1940-1959 годах. Однако эта часть отчета комиссии вызывает большие сомнения: эксперты полагают, что ее члены не до конца учли общеевропейские последствия второй мировой войны. Скорее всего, эта часть будет исключена из итогового документа.

Отдельно члены комиссии изучили урон, который был нанесен экологии за все время советской оккупации, а также людские потери вследствие войны в Афганистане и аварии на Чернобыльской АЭС. В Латвии полагают, что власти СССР скрыли истинный масштаб последствий от аварии в Чернобыле, а также не предоставили сведения о том, по какому маршруту прошло облако радиоактивных выбросов.

Примерная сумма ущерба от советской оккупации, по данным "Ъ", скорее всего, будет не очень большой — от $3,5 млрд до $4,5 млрд. Между тем источники в латвийском сейме полагают, что после изучения материалов в правительстве от всего отчета комиссии может остаться только требование возместить ущерб пострадавшим от депортации и их наследникам, а также выплатить компенсацию лицам, утратившим свое имущество в ходе советской оккупации. В этом случае размер требований к России не превысит $1,5 млрд.

Моральное удовлетворение
Комиссия по подсчету ущерба была создана решением парламента Латвии в августе 2005 года. Тогда ее создание было явным политическим шагом, так как российско-латвийские отношения находились в кризисе. Ему предшествовало празднование 60-летия Победы, в котором тогдашний президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, в отличие от своих коллег из Литвы и Эстонии, приняла участие. В Риге ожидали, что российское руководство в ответ также пойдет навстречу и признает факт советской оккупации Латвии. Однако позиция Кремля осталась неизменной. В Риге также болезненно восприняли тот факт, что на российском телевидении президента Вике-Фрейбергу, перепутав, назвали губернатором Новой Зеландии.

Вскоре после скандального празднования 9 Мая Россия вышла из договора о границе с Латвией, заподозрив латвийский парламент в попытке выдвинуть территориальные претензии к России по поводу Пыталовского района Псковской области. Именно в середине мая 2005 года Владимир Путин заявил, что Латвия "получит от мертвого осла уши, а не Пыталовский район".

В разгар кризиса правительство Латвии приняло решение создать специальную комиссию, которая бы подсчитала ущерб от советской оккупации. Ожидалось, что она быстро закончит свою работу и к концу 2005 года представит отчет. Но работа комиссии затянулась, а в начале 2007 года даже была приостановлена на неопределенный срок. Вскоре после этого тогдашние премьер-министры России и Латвии Михаил Фрадков и Айгар Калвитис все же подписали договор о границе. Однако затем, в начале 2008 года, во многом под давлением общественного мнения комиссию реанимировали и поручили ее членам подготовить итоговый отчет о проделанной работе.

По мнению латвийского политолога Андиса Кудорса, директора рижского Центра восточноевропейских исследований, основная цель доклада — вовсе не заставить Россию выплатить компенсацию. "Теоретически России может быть выставлен счет. Мало кто хочет, чтобы Россия платила Латвии какие-то деньги. Но все хотят какого-то символического жеста. Нынешний Ватикан ведь не занимается инквизицией, однако папа почему-то решил извиниться. Раз Россия стала правопреемницей СССР — это значит, она не просто должна занять место СССР в Совбезе ООН. Она должна нести ответственность. Главное, что Россия не хочет критически относиться к своему прошлому, оттого и ее внешняя политика по отношению к соседям тенденциозна. Мы понимаем, что Россия сама пострадала от советского режима. Но почему сейчас она его защищает? Россия не открывает архивы. ФСБ прячет документы, не пускает наших историков. Нынешняя внешняя политика России очень похожа на советскую",— заявил "Ъ" господин Кудорс.

Стоит отметить, что соседи Латвии уже проводили подобные исследования и обнародовали их результаты. К примеру, в Эстонии изучение размеров ущерба, причиненного советской оккупацией, началось еще в 1992 году. В итоге была составлена так называемая Белая книга, согласно которой за годы советской и фашистской оккупаций Эстония потеряла около 180 тыс. человек. Компенсацию за каждого погибшего эстонские эксперты не рассчитывали, однако ущерб, причиненный советской армией эстонской экологии, был оценен ими в $4 млрд. Тем не менее нынешний премьер-министр Эстонии Андрус Ансип не раз заявлял, что Таллин не собирается требовать выплаты компенсаций. "Я не могу отвечать за будущее, но сегодня у нас нет никаких претензий. Ни один народ, ни одно государство не может жить прошлым, надо идти дальше быстрыми темпами, а не предъявлять счета",— говорил эстонский премьер.

Литовский сейм также еще в 2000 году принял закон, обязавший правительство добиваться возмещения ущерба от "советской оккупации", оцененный в $28 млрд. Однако позже президент Литвы Валдас Адамкус не раз заявлял, что "возмещение ущерба от оккупации — это не финансовое, а моральное признание".

Как сообщил "Ъ" высокопоставленный источник в латвийском МИДе, потребует ли Рига от Москвы денег, извинений или вообще не будет поднимать этот вопрос, зависит исключительно от политической воли руководства республики. Решение будет принято в зависимости от того, как будут развиваться двусторонние отношения в ближайшие месяцы.

У латвийских властей есть явные стимулы для того, чтобы отказаться от всех своих притязаний в отношении России. К примеру, латвийские власти, в отличие от эстонских и литовских, не протестуют против планов строительства газопровода Nord Stream. Напротив, в Риге предлагают построить ответвление от трубопровода в сторону латвийского побережья и крупное газохранилище на территории республики. Однако именно "Газпром", а также контролируемый им латвийский газовый монополист Latvijas Gaze заявляют, что этот проект экономически нецелесообразен.

Кроме того, с "Газпромом" связаны некоторые видные представители латвийской политической элиты. К примеру, экс-премьер Латвии Айгар Калвитис в прошлом месяце стал одним из соучредителей возрожденного хоккейного клуба — рижского "Динамо",— который наряду с российскими клубами будет выступать в континентальной хоккейной лиге. Спонсором возрождения знаменитого рижского хоккейного клуба советских времен будет именно "Газпром". Кстати, именно господину Калвитису удалось год назад добиться подписания и ратификации двустороннего договора о границе. Поэтому, скорее всего, далеко не все видные латвийские политики готовы настаивать, чтобы исследование величины ущерба, причиненного советской оккупацией, было доведено до конца.

Кстати, глава международного комитета Госдумы Константин Косачев заявил вчера, что "реакция России на эту затею будет зависеть от того, как на нее среагируют официальные власти Латвии". По мнению господина Косачева, появление доклада комиссии является попыткой латвийских национал-радикалов не допустить улучшения отношений между Москвой и Ригой. При этом депутат Госдумы предположил, что "кое-кто в Латвии испытывает определенные комплексы в связи с тем, что сначала эта республика в конце 30-х годов не смогла отстоять свою независимость от Советского Союза в отличие от той же Финляндии, а затем как нация ничем особым себя не проявила в борьбе с нацизмом в годы второй мировой войны".

Источник: www.kommersant.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (9)

ветеран

комментирует материал 29.04.2008 #

Начинают прибалты понемногу прижимать хвосты: соображают, что наши историки тоже не почивают на лаврах! После нескольких публикаций в СМИ о том, сколько Россия вложила сил и средств в развитие их \"хуторных\" экономик, выяснилось, что реальный экономический баланс не в их пользу - они ещё и должны остались.

А на счет моральных компенсаций было несколько фильмов о пособничестве прибалтов большевикам, в том числе и контрабанда оружия, о зверствах латышских стрелков, которые по сути своей были наемными убийцами, и т.д и т.п.

Все их компании носят не только антироссийский, но и ярко выраженный антирусский смыл. А ведь русские меньше всего причастны к большевистской революции (среди вождей русских практически нет!), русские больше всех пострадали и больше всех помогали \"братьям\".

Так что насчет моральной компенсации - в Грузию, пожалте!

user avatar
Oberst

отвечает ветеран на комментарий 29.04.2008 #

Ну насчет Гражданской войны можно вспомнить, как Эстония сдала Северо-Западную армию Юденича в обмен на признание большевиками своей независимости. Остатки армии эстонцами были разоружены, 5 тысяч офицеров и нижних чинов закатаны в концлагеря (эстонские), сам Юденич был освобожден только после того, как стоявшая на ревельском рейде аглицкая эскадра стала пошевеливать орудиями и ненавязчиво намекать эстонцам, что как-то нехорошо получается.

user avatar
ветеран

отвечает Oberst на комментарий 29.04.2008 #

Приветствую, Oberst! Вы, как всегда, точны! Я просто не полез в исторические дебри, там таких примеров великое множество.

А может и России закатать претензии прибалтам, полякам, шведам, грузинам, Штатам и Японии (за Дальний Восток)... Ох, боюсь список будет слишком длинным!

user avatar
ветеран

комментирует материал 29.04.2008 #

Фины находились на более высоком уровне развития как экономически, так и политически! А сейчас их внутренняя жизнь и внешняя политика организованы образцово! Если бы прибалты брали с них пример, а не ностальгировали бы по своему эсэсовскому прошлому, то и жили бы лучше и спокойнее.

Кстати, никто и не утверждает, что если бы прибалтийские государства сохранили свою независимость, пропали бы \"без братской помощи\". История не знает сослагательного наклонения, а факт в том, что находясь в составе СССР, они не разорялись, а развивались, причем ускоренными темпами и за счет ресурсов всего Союза.

user avatar
Spiderman

отвечает ветеран на комментарий 29.04.2008 #

Финны должны низкий поклон отбить генерал-майору русского Генштаба Карлу Густаву Маннергейму. И за быстрое разбольшевичиванье, и за малое участие во Второй Мировой.
Не был Маннергейм президентом Финляндии в 1939-м - и чем кончилось? Зимней войной.

А вот экономика у финнов не очень...

user avatar
ветеран

комментирует материал 29.04.2008 #

\"За что боролись, на то и напоролись!\" - это абсолютно и про них, но и не только: пошли на сделку с большевиками, как англичане в свое время с Гитлером (\"Мюнхенский сговор\")! Что ж потом жаловаться?

user avatar
Oberst

комментирует материал 29.04.2008 #

Не совсем так. Вернее - совсем не так.

Изначально армия Родзянко (две тыс. штыков) входила в оперативное подчинение Лайдонера - эстонского главнокомандующего, и вместе с эстонцами чистила Эстонию от большевиков. К маю этот белогвардейско-эстонский тандем вышел на границы Эстонии - то есть пока надо было освобождать Эстонию от красных, белые были нужны, белые были друзья. А вот потом...

Впрочем, позволю себе удариться в обильное цитирование. Я опущу историю освобождения Прибалтики и перейду к сути. Итак:

Вместо двух направлений осталось одно, базирующееся на Эстонию, куда выехала часть собранных Юденичем офицеров. Сам он со штабом перебрался в Нарву. Положение армии Родзянко было неважным. В боях она выдохлась. На первый взгляд казалось — освобождена значительная территория с городами Псковом, Гдовом, Ямбургом. Появилась своя база, независимая от прибалтов. Население встретило радостно, как освободителей. Можно формировать крупную армию и идти к новым победам... Но это было только на первый взгляд. Здесь были не богатые станицы Дона и Кубани, а нищие псковские деревушки. Вдобавок ограбленные продразверсткой и реквизициями дважды прокатившегося фронта. Голодный край, не только не пригодный для формирования новой армии, но и не способный прокормить существующую.

Снабжение, полученное от Эстонии при ее освобождении, иссякло. Каких-то средств для закупки продовольствия не было. Жалованье не выдавалось. Единственное, что получали белогвардейцы, — по 800 г хлеба и 200 г сала, через американскую миссию по «беженской норме». Горячей пищи не видели по два месяца. Естественно, кое-где войска, перешедшие к позиционной войне, начали баловаться грабежами. Снабжения, обещанного англичанами в июне, не получили и к августу. С завистью смотрели на эстонцев, щеголявших в английском обмундировании и обуви, а сами ходили в рванье. Не хватало вооружения и боеприпасов. Они пополнялись лишь за счет трофеев, но и трофеи-то здесь набирались нищие — не было на Псковщине таких складов, как на Украине и Северном Кавказе. Генерал Гоф на запросы Юденича о помощи отвечал примерно так, как гонят со двора нищего попрошайку. Он писал, что

«эстонцы уже купили и заплатили за то снаряжение, которое сейчас получили».

Писал:

«До моего прибытия вам не было обещано никакой помощи. Вы тогда наступали и забирали припасы у большевиков, сердца ваших людей были верны и их лица были обращены в сторону врага. Наше обещание помочь вам, по-видимому, развело мягкость среди людей» . Писал: «За помощь великой России в дни войны союзники будут навсегда благодарны. Но мы уже более чем возвратили наш долг натурой»

— так оценивалась помощь армиям Колчака и Деникина. Интересно, что в сношениях с каждым главнокомандующим союзники имели обыкновение преувеличивать свою помощь другим, не его фронтам.

Прошло всего две недели после разгрома большевиков под Ригой, а в Латвии уже началась новая война. Преследуя отряды красных, бегущих на север, Балтийский ландсвер около г. Вендена (ныне Цесис) наткнулся на передовые части эстонской армии, тоже преследующей красных, наступающей на юг и занявшей северные уезды Латвии. Ландсвер полагал, что встретил союзников, но эстонцы оказались настроены весьма агрессивно. После нескольких случайных выстрелов между передовыми постами выдвинули бронепоезд и открыли артиллерийский огонь. Ландсвер принял бой и прогнал эстонцев из Вендена. Начались переговоры через посредничество иностранных миссий. Пришли к соглашению, что Эстония отведет войска на свои этнографические границы. Протокол послали в Ревель на утверждение ген. Гофу. Но вместо утверждения он вдруг прислал 15.06 ультиматум: Балтийскому ландсверу отойти на рижские позиции и восстановить вместо правительства Недриса свергнутое балтийскими немцами правительство Ульманиса. Это стало результатом все той же «антигерманской» политики Лондона, ставящей во главу угла послевоенный передел сфер влияния на Балтике, а антибольшевистскую борьбу отодвинувшей далеко на задний план. И полунемецкий ландсвер, созданный при поддержке Германии и воюющий в союзе с германскими добровольцами, в эту политику явно не вписывался. Другое дело эстонцы, чья государственность начиналась на волне национального, в том числе антинемецкого, шовинизма, а армия создавалась самими англичанами под прикрытием орудий их крейсеров.

Отказавшись выполнить ультиматум, командир ландсвера майор Флетчер решил воевать, и в день окончания перемирия, 20.06 перешел в наступление на эстонцев, в свою очередь готовившихся к атаке. Русский отряд Ливена формировался только для борьбы с большевиками и вступал в подчинение ландсвера с обязательством не вмешиваться во внутренние дела прибалтов, что было оговорено и в соглашении между ними. Поэтому он объявил себя нейтральным и поступил в распоряжение союзных миссий для поддержания порядка, вроде «голубых касок». Один батальон остался в Риге, два разместились в Либаве.

Ландсвер терпел поражение. Он выдохся в Рижской операции, новая война свалилась неожиданно. Положение усугублялось тем, что в составе эстонских войск действовали латышские части полковника Замитана, созданные эстонцами на севере Латвии. Такая война была совершенно непонятной и непопулярной для большинства добровольцев — не только латышей, но и немцев. Они-то шли бороться с красными! Боеспособность резко упала. Да и противником эстонцы оказались серьезным. В отличие от добровольческого ландсвера, у них была регулярная армия, отлично экипированная и вооруженная. Их мощный бронепоезд, оснащенный корабельной артиллерией, оказался настоящей крепостью, неуязвимой для полевых пушек, он легко прорывал пехотно-артиллерийские боевые порядки противника. Эстонские войска создавались и вскармливались на национально-шовинистических лозунгах и воевали под ними. Просто и понятно — «бей немцев!». И от этого шовинизма рядовые [298] эстонцы имели реальную выгоду, им досталась земля изгнанных немецких и разъехавшихся русских землевладельцев. А что мог противопоставить этому ландсвер? Сменить идею освобождения от большевизма на «бей эстонцев!»? Войска начали отступать.

Эстонцы и латыши Замитана подошли к Риге, обстреливая предместья. Снарядом разрушило водопровод, и город остался без воды. Возникли конфликты внутри ландсвера. Между латышами полковника Баллода и немцами дошло до драк с применением ручных гранат. Их разнимали командиры и русские соратники — уже в качестве международной нейтральной силы. Население было в панике — только что пережив одно нашествие, ожидали второго, эстонского. При вмешательстве иностранных миссий снова заключили перемирие. Германские добровольческие части отводились в Митаву, отряды ландсвера — в Туккум, латыши Баллода остались в Риге. После чего в город вступили эстонские войска.

Западный корпус распался. Штаб и ливенский отряд отправились в Нарву, где батальоны были переименованы в полки, а сам отряд — в 5-ю Ливенскую дивизию. По ранению кн. Ливена ее возглавил полковник Дыдеров, один из первых командиров Балтийского ландсвера. Юденич впоследствии лично ездил в Ригу, пытаясь вызвать к себе для переговоров Бермонда, но тот даже не пожелал явиться. Юденич объявил его изменником русского дела, войска Бермонда и Вырголича исключили из состава Северо-Западной армии. Правда, они об этом не очень-то и печалились. Бермонд произвел себя в генералы и присвоил княжеский титул, став генерал-майором князем Бермонтом-Аваловым. Под его командованием «отряд им. графа Келлера» и силы Вырголича объединились в самостоятельную Западную добровольческую армию, не желавшую никому подчиняться.

Прибытие в Нарву частей Ливена положило начало целому ряду событий. Увидев великолепно одетых и вооруженных ливенцев, по-немецки пунктуально получающих жалованье, Северо-Западная армия, нищая, полуголодная и оборванная, зароптала на англичан. Наглядное сравнение заботы разных стран о своих союзниках получалось явно в пользу Германии. Она четко выполняла все обещания, а «демократы» от слов к делу не переходили. Дошло до разговоров о необходимости союза с немцами. Или даже о том, чтобы бросить ко всем чертям проклятую Эстонию и пробиваться в Курляндию на соединение с фон дер Гольцем. Тут уж англичане встревожились усилением «прогерманских настроений». Гоф писал Юденичу о ропщущих:

«Желают ли они союза с ничтожной кучкой юнкеров, которых не признает германский народ и которые несколько лет назад потопили весь мир в море крови? Это та самая ничтожная кучка, которая, когда ее заставили принять бой, ею же вызванный, стала пользоваться большевизмом и подводной войной...»

Быстренько последовали и практические шаги. 5 августа прибыл первый пароход с оружием и снабжением, обещанным еще в июне. Но даже при обычной передаче доставленного имущества Гоф не смог обойтись без очередной интриги.

Члены политического совещания при Юдениче, группа промышленников из Комитета по делам русских в Финляндии, общественные деятели, были вдруг срочно вызваны в Ревель. Здесь помощник Гофа генерал Марш поставил им ультиматум: немедленно, не выходя из комнаты, образовать «демократическое русское правительство». Это правительство должно было немедленно признать независимость Эстонии и заключить с ней союзный договор. На все про все собранным деятелям давалось... 40 минут. В противном случае, как сказал Марш, «мы будем вас бросать», и ничего из привезенных грузов армия не получит. Тут же прилагался готовый список правительства, вплоть до распределения портфелей, и текст договора, согласно которому русская сторона признавала «абсолютную независимость Эстонии», а эстонская обещала оказать русским немедленную поддержку вооруженной силой.

Это был пистолет, приставленный к виску. Об отказе не могло [301] быть и речи. С одной стороны — только что привезенное оружие, одежда, сапоги, еще два ожидающихся парохода с грузами, с другой — полное расстройство армии и перспектива ее окончательной гибели. Промышленники и общественные деятели, за исключением нескольких человек, согласились, сумев оговорить лишь право изменять предложенный список, оставить на волю самого правительства распределение портфелей и до консультации с Юденичем (отсутствующим!) не принимать окончательных решений о конструкции власти. Марша это устроило, но он потребовал выделить трех уполномоченных для подписания договора с Эстонией. И это выполнили. Зато приехавшие эстонские представители заявили, что не имеют полномочий от Государственного совета. Подписание договора отложилось на следующий вечер.

Из-за порчи путей сообщения Юденич и к этому сроку не успевал. Прислал телеграмму, требуя у Марша, чтобы до его приезда не принималось решений. Но решения принимались. Вечером 11.08, когда собрались снова, о двухстороннем договоре уже не было речи, зато новому правительству во главе с Лианозовым, опять в ультимативной форме, было предложено подписать одностороннее заявление. Причем Марш даже предлагал подписать его, не читая. Все же настояли, чтобы прочесть. В заявлении, уже без всяких обязательств со стороны Эстонии, признавалась ее независимость, содержалась просьба к правительствам Англии, США и Франции о ее признании и просьба к Юденичу о переговорах с эстонским командованием о взаимопомощи. Опять удалось добиться изменений лишь в деталях — назвав заявление «предварительным» и исключив явную чушь, вроде созыва Учредительного Собрания «временно во Пскове». На сомнения, подпишет ли такое заявление Юденич, Марш нагло ответил, что на этот случай «у нас готов другой главнокомандующий». О переданной ему накануне телеграмме Юденича отозвался, что она

«слишком автократична, она пришлась нам не по вкусу» .

Вот так осуществился первый акт международного признания Эстонской республики, а в России возникло еще одно «правительство». На доклад о событиях в Ревеле Колчак телеграфировал, что принял это к сведению, окажет всемерное содействие для противобольшевистской войны. Подчеркивалось, что адмирал по-прежнему будет считать высшим представителем местной власти, как военной, так и гражданской, лично Юденича. Да и само насильно организованное правительство не в свои дела не лезло, ограничившись ролью совещательного и административного органа при главнокомандующем.

Ничего хорошего авантюра Гофа и Марша не дала. Из-за их интриг еще больше затянулось получение войсками необходимого вооружения и обмундирования. Пока договаривались, пока разгрузили, пока доставили на место. А большевики не ждали. Терпеть белый плацдарм в 60 км от Петрограда им было не очень приятно. Неурядицы в стане противника дали красным полную возможность оправиться от майско-июньского шока, разобраться в истинном соотношении сил. Репрессиями подтянули дисциплину, перебросили войска, освободившиеся после побед над Колчаком, и перешли в наступление. Малочисленная и упавшая духом Северо-Западная армия, плохо [302] вооруженная и без боеприпасов, отступала, едва сдерживая вражеский натиск. В августе был оставлен Ямбург. Белые отошли за реку Лугу, взорвав за собой мосты.

Признание независимости совсем не улучшило отношений с эстонцами. Наоборот, увидев такую слабость, они совершенно обнаглели. Где могли, устраивали неприятности. Доходило до того, что вагон Юденича, ехавшего в Ревель на совещание с англичанами, в Нарве отцепили от поезда по распоряжению местного коменданта. Эстонская армия, за исключением нескольких фронтовых полков, смотрела на русских косо, даже враждебно. Правда, главное командование во главе с ген. Лайдонером понимало, что допусти сейчас большевиков к границам, они полезут на Эстонию снова. Доступна ему была и простая истина, что воевать с врагом лучше на чужой территории. А тут еще предоставлялась возможность воевать чужими руками! Поэтому Лайдонер охотно шел на военно-технические соглашения с Юденичем. Предоставлял то небольшую помощь оружием, то деньгами. Эстонские части выдвигались в Россию, прикрывая тылы и второстепенные участки Северо-Западной армии, что давало возможность белогвардейцам сосредоточивать свои малочисленные силы на активных участках фронта.

Но доступных военному командованию вещей совершенно не хотели понимать доморощенные политики из скороспелого эстонского правительства. Освобождение своей территории и победы в Латвии вскружили им головы, создав наполеоновские представления о мощи своей «державы». Красная опасность казалась обладателям такого «могущества» уже мелочью. Зато велась кампания против «пан-русских правительств Колчака и Деникина и Северо-Западной армии, сражающейся под их знаменами». Шла травля «реакционеров, дружественно расположенных к немцам и провозглашающих по отношению окраинных государств и их народов восстановление Великой России» — эта безграмотная фраза взята из официального правительственного меморандума. Постоянно говорилось об угрозах белых офицеров после взятия Петрограда двинуться на Ревель (по-моему, нормальная человеческая реакция на хамство). «Враждебное отношение русского империализма по отношению к независимой Эстонии всегда освещалось эстонской прессой» — еще одна красноречивая фраза из меморандума. Надо ли удивляться, что армия и народ, обрабатываемые такой пропагандой, волками смотрели на русских?

В результате войска, выдвигаемые в русские пределы, очень быстро теряли боеспособность. Зачем воевать за русских? И становились легкой мишенью большевистской пропаганды. Она ведь четко перекликалась с правительственной.

«Вы своих, немецких помещиков прогнали, зачем же за наших воюете?» «Возвращайтесь к себе домой и замиримся».

Атакуемые пропагандой с двух сторон, части разлагались. Росли большевистские и квазибольшевистские настроения. В августе в ряде полков произошли волнения. А потом на спокойном южном фланге эстонские части под ничтожным нажимом противника бросили фронт. Отошли, не принимая боя, и красные войска заняли Псков. Северо-Западная армия оказалась стиснутой на узеньком клочке земли с городишком Гдовом в качестве «столицы». С угрозой на правом фланге от Пскова, с Чудским озером в тылу, морем [303] на левом фланге и Эстонией за рекой Нарвой. Штаб армии в Нарве, правительство в Ревеле сидели уже на чужой, совсем не дружественной территории.

Выходка Гофа и Марша с созданием Северо-Западного правительства вызвала серьезный международный скандал, когда в прессе всплыли подробности этого действа. Вот тут-то и выяснилось, что миссия имела полномочия лишь состоять «при» Юдениче, а не перестраивать жизнь Прибалтики по своему усмотрению. Возник дипломатический конфликт между Англией и Францией. Надо отметить, что если Франция наломала дров на юге, то здесь, наоборот, пыталась выступать защитницей русских интересов. В основном из-за той же «германской опасности», на Черном море почти неощутимой, а в Прибалтике очень отчетливой. В перспективе Франции требовался сильный союзник на континенте, чтобы не оказаться один на один с немцами. В результате скандала в Верховном Совете держав-победительниц общее руководство союзными силами в западном регионе было от Англии передано Франции. Гофа и Марша отозвали. Франция решила послать сюда ген. Манжена, но он отказался. Руководство миссиями поручили ген. Нисселю. Пока шли эти утряски, к октябрю Ниссель еще не доехал до Ревеля. И во время решающих боев союзные миссии, от которых так сильно зависела Северо-Западная армия, остались без руководства.

Ну а чем все кончилось, я уже говорил. Надеюсь, что на вопрос \"А с какой стати Эстония должна была поддерживать Юденича? Они хотели независимости, большевики им ее дали. Они и сдали русских русским.\" я ответил?

user avatar
ветеран

отвечает Oberst на комментарий 29.04.2008 #

Ну, уважаемый Oberst, на чтение такого \"обильного цитирования\" мало кто отважится на форуме: формат не тот!
Я, из уважения к Вам, скопировал всё в Word и внимательно прочитал. Интересно лишний раз окунуться в историю, которая богата примерами, когда от великого до низменного - один шаг! Как, впрочем, и в обратном направлении.

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com