Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

sosed ss nl

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

В Ялте космонавтов восстанавливали без таблеток


А ТОЛЬКО КЛИМАТОМ И ЗДОРОВЫМ ОБРАЗОМ ЖИЗНИ


Космонавт-легенда Георгий Гречко не хотел вставать в семь часов утра, а пригодность к полетам рекордсмена мира по продолжительности нахождения в космосе Владимира Ляхова пришлось проверять на водных лыжах. В рамках проекта Устава территориальной громады — новое интервью в старом цикле о том, какие уникальные люди живут в Ялте рядом с нами.
У Евгения Новоселова, который и в 81 год легок на подъем, есть железобетонный повод верить в то, что здоровый образ жизни и климат Южнобережья восстанавливают самое подорванное здоровье. И дело даже не в космонавтах, чьим здоровьем он занимался в качестве главврача санатория «Горный» — единственного Центра послеполетной медицинской реабилитации космонавтов СССР.

Несколько лет назад закончился срок действия последней подписки о неразглашении гостайны, и он может свободно рассказать, как проверил эту методику на себе и своих многочисленных пациентах, многие из них были засекречены похлеще покорителей космоса. В 60-х он служил начальником Челябинского центра по подготовке младших командиров загранвойск на случай ядерной войны. Задача – научить офицеров воевать в пораженных от ядерных ударов странах соцлагеря – Югославии, ГДР, Чехословакии и Польше.

В 1959 году старшему лейтенанту Новоселову представился случай обкатать теорию на практике. За два года до этого на химкомбинате «Маяк» в закрытом городе «Челябинск-40» (ныне Озерск) рванул отстойник ядерных отходов и группу офицеров отправили провести радиационную разведку одного из участков района поражения. В Алупке

«Сейчас ее проводят с самолета. А тогда все делалось ножками и зимой, когда радиационный фон снижался, — вспоминает Евгений Иванович. – Поэтому группу из 20 человек выбросили с вертолета в район, о котором мы ничего не знали. Приземлились, поставили палатку, перекусили, а когда замерили фон, то ахнули – 200 рентген в час: доза, которая за два часа превышает смертельную для человека!»

Дальше экспедиция превратилась в бег от радиации. Только куда бежать от смертельной опасности, не знал никто: карты с зонами поражения должны были составить именно они. Через час запросили вертолет. Через три-четыре недели в окружном госпитале Свердловска от лучевой болезни умерли все участники группы, кроме Новоселова. Он выжил. Уверен, что благодаря Богу и здоровому образу жизни, которому его научили еще в институте.

Солдаты ловили рыбу,
а ядерщики сидели на арбузной и виноградной диетах


— Профессию военно-полевого хирурга я получил после войны в Ижевском мединституте, в котором преподавала так называемая «западная» профессура, — рассказывает Евгений Иванович. — Сюда во время эвакуации переехали ученые из Львова, Ужгорода, Минска. Они и учили студентов тому, что мы должны заниматься устранением причин болезней, а не лечением симптомов, чем занимается современная медицина. Проще говоря, нужно учить людей соблюдать режим питания, движения и избегать того, что может навредить здоровью. Тогда организм сможет самостоятельно поддерживать себя в нормальном состоянии.

Практика Новоселова показала, что его учителя были сто раз правы: «Во время корейской войны 1951-53 годов я служил на одной из приграничных баз на берегу Японского моря и заметил, что всего два госпиталя заполнены ранеными, зато остальные четыре – больными. Причины были элементарными: авитаминоз из-за питания сухой пищей и изнуряющие 30-километровые кроссы для солдат, которые сидели неделями в окопах и были не готовы к серьезным физическим нагрузкам. А так как легкораненых было достаточно, то из них создали артели по ловле рыбы и охоте. Прекратили практику кроссов. Больные исчезли, а солдаты стали называть меня, 23-летнего старшего лейтенанта, «батей».

На аэродроме

Следующий раз Новоселов совершенствовал свою систему восстановления здоровья уже на женщинах. После выписки из свердловского окружного госпиталя 33-летнего военного пенсионера и инвалида Новоселова назначили руководителем медсанчасти Чебоксарского текстильного комбината. 7 тысяч сотрудниц обшивали четверть детского населения страны, но из-за вредного производства — сухости, постоянных вибраций и запыленного воздуха – сами не могли стать матерями. Когда же в цехах установили фильтры, увлажнители, а на пол постелили антивибрационные латексные дорожки, количество тех, кто начал уходить в декретный отпуск, выросло в геометрической прогрессии.

Новоселова едва не обвинили в срыве производства. Зато госкомиссия признала медсанчасть лучшей в РСФСР по качеству обслуживания, ее превратили во вторую городскую больницу Чебоксар, а самого Новоселова пригласили работать в третье главное управление Минздрава, которое занималось восстановлением здоровья людей, пострадавших от радиации. Только свободного кресла для молодого специалиста в Москве не оказалось, отправили в 1964 году на Урал в город Глазов руководить медсанчастью №41 при Чипецком механическом заводе. Он был известен специалистам тем, что там выпускались ядерное оружие и топливо. Изоляция больных от излучения, здоровый режим питания и движения – рецепт Новоселова уже для ядерщиков почти не изменился со времен Корейской войны. Когда через восемь месяцев на заводе построили лыжню, ледовый дворец, ввели режим питания и запустили выпуск роботов для бесконтактной работы с ураном, количество болеющих уменьшилось в четыре раза.

Ради здоровья космонавтов разогнали толпу у музея

— А как же вы пересеклись с космонавтами? – интересуюсь у Евгения Новоселова.

— О моих наработках в Москве знали, начали приглашать к космонавтам в качестве наблюдателя за их восстановлением. А им-то как раз никто и не занимался. После полетов космонавтов везли по их желанию на Байкал, Иссык-Куль или Валдай. Сопровождали три военных медика и десяток гражданских докторов наук из Института медико-биологических проблем, чья работа сводилась к исследованиям функций организма и анализам крови. Рекомендаций, советов людям, которые пробыли достаточно долгое время в невесомости, никто не давал и даже не пытался. Космонавты были возмущены. А в 1975 году произошел переход к долгосрочным космическим экспедициям и после советско-американского международного проекта «Союз-Аполлон» в Москве было принято решение провести конкурс на создание стационарного центра по их реабилитации. Доктор Евгений Новоселов, космонавты Владимир Рюмин
и Валерий Ляхов напитываются ионами морского воздуха
во время катания на правительственном катере


— Почему вы — и Ялта?

— В 1963 году спецуправление здравницами Минздрава построило санаторий «Горный», и у меня появилась возможность возить в Ялту группы рабочих завода, к которым добавили пострадавших от аварий на других объектах. К примеру, на атомоходе «Ленин» или в Институте атомной энергии им. Курчатова. Поездок в Крым было несколько, но каких! Эффективность восстановления пострадавших в Ялте увеличивалась в разы. Я сам здесь полностью выздоровел. Приезжали обычно осенью. Утром сидели на арбузной диете, купались в море, после обеда переходили на виноград и шли в горы. Этот практический опыт с некоторыми поправками я и предложил использовать для реабилитации космонавтов. Директор проекта «Союз-Аполлон» академик Константин Бушуев, председатель Госкомиссии по космонавтике генерал Кирим Киримов согласились, отправили группу проверяющих на место, и в 1975 году я был назначен главврачом санатория «Горный». Сам санаторий стал Центром послеполетной медицинской реабилитации космонавтов.

— Космонавты в то время были популярны не меньше, чем звезды кино. В Крыму их встречали овациями?

— Когда они приезжали на отдых, но не на реабилитацию. В Крым космонавты прилетали на закрытые военные аэродромы тремя самолетами ТУ-134 – по одному на каждого члена экипажа для сохранения одного из них в случае катастрофы. Третьим доставляли спецтехнику для обследований. На полуострове космонавты получали иммунитет члена правительства. В их распоряжение выделялись автомобиль «Чайка», две машины охраны и сопровождающая машина ГАИ. В санатории им отводили отдельный двухэтажный корпус №4 с двумя кольцами охраны и постоянным патрулем.

— Сегодня так президентов охраняют.

— Боялись не покушения — необходима была изоляция. Космонавты приезжали на реабилитацию сразу после полета, побывав до Крыма только на награждении в Кремле. Поэтому их необходимо было оградить от посторонних, так как в космосе они находились в совершенно стерильных условиях, и любое общение во время реабилитации могло закончиться заражением вирусами. Из-за этого к ним допускалось минимальное количество людей. В Ялту они приезжали с семьями, военными врачами и учеными, а в санатории при них постоянно находились я, личный повар, санитарка, официант, которые на все 30 дней реабилитации переходили на казарменное положение.

— Кроме изоляции, чем отличалась реабилитация космонавтов от отдыха рядового туриста?

— По сути, ничем. Они ничего сверхъестественного не получали и не делали. Разве что соблюдали режим рационального питания из гарантированно экологически чистых продуктов, которые мы получали с ливадийской спецбазы ЦК КПСС. А так… Каждый день ходили в горы по одному из 60 щадящих туристических маршрутов. Плавали в море, когда было тепло. Ходили на лыжах и посещали бассейн зимой. Смотрели достопримечательности. В этом и заключается уникальность Ялты, что они восстанавливались благодаря здоровому образу жизни, который при нашем климате, ландшафтах, воздуху давал потрясающие результаты.

— А как же они посещали достопримечательности летом, если там от туристов отбоя не было?

— Выбирали выходной день. Хотя случались и накладки. Валерий Рюмин и Владимир Ляхов приехали в «Горный» после первого в мире полугодового полета и были на пике популярности. В один из дней я сопровождал их в панораму «Оборона Севастополя 1854-1855 г.» и, когда экскурсия закончилась, мы пошли на выход к машинам, то увидели, что площадь у музея заполнена горожанами и отдыхающими. Очевидно, кто-то из музейщиков проболтался. Пришлось вызывать милицию, которая очистила территорию.

— И в винподвалах, очевидно, бывали?

— Космонавты на время реабилитации отказывались от алкоголя или пили его минимум. Но в винподвалах бывали. Им было интересно, как производится вино. Помню, Георгий Гречко часто предлагал мне рассказать, как делаются коньяки или шампанское, и обижался, когда я ему отвечал: «Так мы же с вами вместе на экскурсии были!» Каждый из космонавтов был действительно любопытной и разносторонней личностью, а не только бравым офицером-гулякой, как их иногда представляют. Александр Иванченков увлекался картинами, покупал творения ялтинских художников. Владимир Аксенов любил историю. У него в московской квартире вся мебель была сделана в хохломе. Владимир Джанибеков рисовал картины. Единственная вредная привычка – они почти все курили. Но руководство разрешало.

— Космонавты не нарушали режим?

— Нет, реабилитация была частью их работы, и они подписывали реабилитационные карты, в которых соглашались выполнять все условия. Случалось непонимание. Если космонавты-военные привыкли жить по распорядку, то гражданские роптали. До открытия центра в Ялте они восстанавливались, кто и как хотел, и новый порядок (отсутствие алкоголя или подъем в 7.00) некоторые из них воспринимали в штыки. Они – герои СССР, народные кумиры - хотели отдохнуть после действительно совершенного подвига, а кто я для них со своими запретами? Никто. А вот московское руководство могло снять их с полетов. Его слушались, и взаимопонимание между нами наступало очень быстро.

Иванченков обматывался поролоном,
а Иванов попросил есть во время аварии


— Своими впечатлениями от полетов или какими-то космическими секретами космонавты делились с вами?

— У них была подписка о неразглашении и, если космонавты сами заводили разговоры, то крутились они вокруг бытовых тем. Какие физические нагрузки испытывает космонавт, я хорошо знал, пройдя полный курс тренировок в Звездном. А вот психологию «бытовухи» на борту космического корабля можно понять, побывав только в реальных условиях. Виталий Севастьянов, к примеру, очень хотел услышать шум дождя. Александр Иванченков не мог заснуть в спальнике, так как выплывал из него. Обкладывал голову поролоном и залезал между аппаратурой, чтобы зафиксироваться. Надоедало питаться из тюбиков, а мыться… Душ принимали в полиэтиленовых пакетах с 1,5-2 литрами воды, для нагрева которой требовалось полдня работы солнечных батарей. Как-то на второй день приезда в «Горный» Александр Иванченков даже попросил: «Никого не хочу видеть сутки!» Он настолько устал вначале от постоянного шума на космическом корабле, а потом от внимания по возвращению, что не хотел видеть даже семью. Мы с ним закрылись в сауне, в полной тишине он варил глинтвейн, я жарил замаринованное мясо…

— Ну не все же так было грустно?

— Владимир Аксенов подарил мне копии сделанных им в космосе снимков, благодаря которым ученые обнаружили кимберлитовые трубки (месторождение алмазов) в Сибири. Рассказал историю, как в течение нескольких дней космонавты наблюдали некий неопознанный объект, сопровождавший их космический корабль. Заволновались. А на запрос с Земли им ответили: «Это ваш бак с мусором летит!» По мере наполнения их отстреливали в космос и они исчезали из поля видимости. Но не в этот раз.

— О ЧП не рассказывали?

— Скорее, о чувстве ответственности людей в таких ситуациях. Полет космического корабля «Союз-33» в 1979 году прошел в аварийном режиме из-за возникшего на борту пожара. Как рассказывал мне командир экипажа Николай Рукавишников, для экстренного приземления ему пришлось вручную отстыковывать посадочную ступень, и в этот момент, когда решалась их судьба, его напарник болгарский космонавт-исследователь Георгий Иванов невозмутимо спросил: «А что есть покушать?»

— Восстанавливались космонавты в Ялте по плану?

— Тот же Николай Рукавишников, который пережил 12-13-кратную перегрузку при аварийной посадке, восстановился ровно через 30 дней. Кто-то приходил в норму раньше. В 1979 году мы проводили и реабилитацию экипажа космического корабля «Союз-32», и орбитальной станции «Салют-6» после шестимесячного полета. Так, Владимир Ляхов уже через три недели был признан годным, а Валерий Рюмин через восемь месяцев совершил еще один полугодовой полет.

Космонавты были суперздоровыми людьми, у которых необходимо было погасить негативные последствия нахождения в космосе. Это потеря мышечной массы силы и нарушение координации движения из-за пребывания в невесомости. Также у них происходило механическое сгущение крови из-за недостатка воды. Плюс требовалась психокоррекция. Все это замечательно восстанавливалось климатом, пешими прогулками по горам, плаванием, культурным досугом. В «Горном» создали кабинет по психокоррекции: на стене художник нарисовал морской берег, установили удобные кресла, а благодаря стереоаппаратуре пациенты еще и слышали шум морского прибоя, перекатывание гальки. И, подчеркну, делалось это для всех гостей санатория. В «Горном» восстанавливались сотрудники атомных электростанций, заводов, экипажи подводных лодок… Просто космонавты были у всех на устах.

— А как они отдыхали после реабилитации?

— Среди них была популярна поездка на черноморское побережье Кавказа, куда их приглашали отдохнуть на свои дачи высокопоставленные чиновники и военные. Первопроходцем стал Владимир Ляхов. Его пригласил в Сочи командующий ВВС, а срок реабилитации еще не вышел. Но он действительно восстановился, и я предложил госкомиссии провести тест – пусть прокатится на водных лыжах три больших круга перед пляжем. Проверку он прошел и попросил долететь до Сочи на личном самолете Королева Ан-24, который стоял без дела в Москве после смерти Сергей Павловича. Так он мог лететь на высоте всего полторы тысячи метров и любоваться черноморскими бухтами. Позже его примеру последовало еще несколько космонавтов.

— Вы были главным врачом санатория «Горный» почти до 2000 года, а реабилитацией космонавтов прекратили заниматься еще в 1982 году. Что случилось?

— В сентябре 1982 года меня неожиданно отправили в санаторий «Южное взморье» в Адлере, где я должен был обеспечить послеполетную реабилитацию членам экипажа космического корабля «Союз Т-7» и орбитальной станции «Салют-7» Леониду Попову, Александру Сереброву и Светлане Савицкой. Я думал, что это их прихоть, но они сами встретили меня не очень радушно. Оказалось, что постановлением Совета министров СССР санаторий «Горный» был передан в подчинение ЦК профсоюза работников предприятий Министерства среднего машиностроения, которое отказалось от реабилитации космонавтов. Теперь их собирались восстанавливать, где придется, что не нравилось ни им, ни мне. В Адлере климат был неподходящим, а в Ялте я полностью восстановился после лучевой болезни. Санаторная база не соответствовала необходимым требованиям для стационарного центра. Поэтому от дальнейшей работы с космонавтами я отказался и через 3-4 недели вернулся в «Горный».

***

Система оздоровления Новоселова не «закисла», а оказалась востребованной рядовыми отдыхающими санатория — работниками атомной промышленности СССР, потом Украины. Его уроки здоровья посещали не только туристы, ялтинцы отправляли к нему своих детей. Сейчас он – консультант ОАО «Атомпрофздравница», чаще работает дома, там находится его лаборатория.

В 81 год курортолог-физиотерапевт высшей категории, заслуженный врач Украины, Почетный работник атомной энергетики Украины, обладатель ордена «Знак Почета» за успешное выполнение космических программ СССР продолжает заниматься научной деятельностью, выпустил серию книг «Учись, а не лечись» и увлекся непризнанными наукой направлениями, из-за чего вошел в полный клинч с официальной медициной. «Врачи должны лечить целостного человека с его троичной структурой духа, души и тела, а не пичкать лекарствами, которые в своем большинстве устраняют симптомы, но не восстанавливают здоровье», — уверен он теперь.

Если для тела система Новоселова осталась прежней – активационная терапия, которая благодаря дозированной физической нагрузке, климатолечению и физиотерапии искусственно вызывает у организма реакции по собственному оздоровлению, то для духа и души он предлагает пользоваться торсионными полями: «Все в этом мире находится в эфире и несет в себе информацию, которая бывает положительной и отрицательной». Дома у него стоит генератор торсионных полей, который, по его словам, может менять эту информацию на любом объекте.

Сам Новоселов каждый день пьет воду с подправленной информацией-кодом. «Это та же живая вода, которую я получаю, наполняя ее положительной информацией», — делится он своими знаниями: «Ведь суть информации-кода, заложенной в объекте, элементарна: правое вращение торсионного поля – это Бог и здоровье, левое – дьявол и болезни. У людей она может меняться, что можно подправить коррекцией».

Соглашаются с Новоселовым далеко не все. Чаще всего вообще не понимают. Но доктор не унывает. Он продолжает искать универсальный рецепт здорового человека, который не может болеть в принципе. Как и искал его много лет до этого. И если двум ингредиентам – здоровому образу жизни и устранению причин болезней – его научили, то третий он нашел сам. И это уже много. Поэтому счастлив: «Я благодарю Бога, что живу в Ялте!»

КстатиЦентр реабилитации космонавтов раскрыли советские журналисты

Все время размещения в «Горном» Центра по реабилитации космонавтов информация о его местонахождении замалчивалась. Так бы оно и продолжалось, если бы не один из пронырливых корреспондентов телепрограммы «Время», очутившийся в 1979 году по соседству со здравницей. Рано утром Евгений Новоселов с космонавтами Валерием Рюминым и Владимиром Ляховым спускались на пляж. Здесь их с подпорной стенки и поймал в кадр советский папарацци. Охрана его задержала и все успокоились. Как оказалось, зря. Вечером в программе «Время» показали снимки из «Горного» со словами, что местонахождение героев-космонавтов определено, ими занимаются врачи – в кадре Новоселов шел в белом халате. А на следующий день он стоял «на ковре» перед первым заместителем министра здравоохранения Аветиком Бурназяном в Москве. «Славы захотел?», — метал гром и молнии замминистра. Но врача, с которым был знаком еще по ядерному заводу, простил – тот был не виноват. После этого Новоселов перестал носить белый халат. От греха подальше.

Звезда хоккея не подошел космонавтам как… массажист

10-кратного чемпиона мира по хоккею, многократного чемпиона Олимпийских игр, Европы Александра Рагулина прислали в санаторий «Горный» делать массаж космонавтам. Думали, как профессиональный спортсмен, он хорошенько помнет покорителей космоса ради их здоровья. «После длительного пребывания в невесомости космонавтам нужен был мягкий поглаживающий массаж, — Евгений Новоселов первым лег на стол к Рагулину для теста. – А те, кто прислал Александра, этого не учли. Его спортивный стимулирующий массаж мне лично раздавил нервные окончания на руке, предплечьях и ногах и к космонавтам я его, конечно, не подпустил». Поэтому через несколько дней звезду хоккея отозвали из командировки обратно в Москву, Новоселов две недели не мог нормально вставать, а космонавтов долгие годы успешно массажировала местный специалист Елизавета Филипповна.

Примерный летний распорядок дня космонавта
в Центре послеполетной медицинской реабилитации
космонавтов санатория «Горный»


7.00 – подъем.
7.00-9.00 – зарядка или плавание, тренажерные процедуры, обследование.
9.00-10.00 – завтрак из овощных, фруктовых закусок, двух горячих блюд (мясные, пудинги, запеканки) и десерта.
10.00-13.00 – общий часовой легкий поглаживающий массаж, прогулка с инструктором по парку, подвижные игры.
13.00-14.00 – отдых.
14.00-15.00 – обед (к меню завтрака добавлялись супы).
15.00-19.00 – горные прогулки (Штангеевская, Боткинская тропы, подъем на зубцы Ай-Петри…).
19.00-20.00 – ужин.
20.00-22.00 – просмотр кинофильмов или вечера музыки.
22.00-23.00 – отбой.
Экскурсии занимали целый день и их устраивали 1-2 раза в неделю.

Чем полезен ЮБК

Цари, генеральные секретари ЦК КПСС, президенты, звезды театра и кино и миллионы рядовых отдыхающих должны быть благодарны Сергею Петровичу Боткину – основателю российской клинической медицины, профессору. Еще в XIX веке Боткин высказал мнение, что ЮБК — лучшая климатическая станция России для больных туберкулезом. Основные лечебные факторы ялтинского климата — солнце, воздух и море. По сочетанию всех метеорологических элементов Южный Берег Крыма — один из лучших климатических курортов мира. Благоприятный температурный режим сочетается с оптимальной влажностью воздуха. Поэтому здесь всегда легко дышится, что особенно важно для лечения легочных заболеваний.

Аэротерапия. В воздушном «коктейле» Ялты содержатся огромные запасы кислорода, морских ионов, ароматов растений. Морской воздух благоприятен для нервной, сердечнососудистой и дыхательной систем. Значительно улучшается вентиляция легких, насыщение тканей кислородом, активируются обменные процессы. Воздух хвойных лесов, насыщенный фитонцидами сосны и пихты, губителен для микробов. Воздух парков богат ароматами роз, розмарина, лавра, лаванды.

Гелиотерапия. Солнечные ванны – мощное средство профилактики и лечения. Повышается общая работоспособность, сопротивляемость к инфекциям и внешним неблагоприятным факторам.

Талассотерапия. Морские купания стимулируют обмен веществ, терморегуляцию, повышают жизненный тонус, адаптационные возможности, оказывают выраженное закаливающее действие. Растворенные в море ионы благотворно влияют на эластичность кожи, повышается ее тонус, уменьшается отечность. Плавание в море действует на все системы организма. По затратам энергии 100 метров плавания равно километру бега.

Ландшафтотерапия. Метод лечения, использующий влияние красивого пейзажа на человека. Силуэты деревьев оказывают различное влияние на нервную систему. Массивы елей, колонновидные кипарисы стимулируют настроение с оттенком торжественности. Деревья с широкими зонтиковидными кронами — веерные пальмы, ленкоранские акации, итальянские пинии создают впечатление уюта, защищенности. Непрерывное чередование садов и виноградников, дубово-можжевеловых лесов и парков способствует постоянной смене впечатлений, улучшает настроение и деятельность всего организма.

Кинезотерапия – лечение движением. Это мощное тренирующее воздействие на сердечнососудистую, дыхательную и двигательную системы организма. К кинезотерапии относятся гимнастика, плавание и спортивные игры, занятия на тренажерах, дозированная ходьба. Прогулки по маршрутным терренкурам, проводимые на открытом воздухе, являются идеальным сочетанием воздействия на организм климатических факторов и движения.

Рефлексотерапия на галечных пляжах Ялты. С помощью массажа стоп излечивают сложные заболевания, даже такие, как бронхиальная астма и эпилепсия.

Автор: Андрей КОНОВАЛОВИсточник: http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2812
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

Мария В

комментирует материал 17.06.2010 #

Ялта-Жемчужина Крыма! Моя несбыточная мечта! Как я Вам завидую, что Вы можете видеть её , практически каждый день!

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com