Двое суток на ногах с осколком под сердцем: история героя спецоперации

О НЕБЕ МЕЧТАЛ С ПЕРВОГО КЛАССА

Майор Иван Редкокашин приехал в студию Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) в парадной форме. В той же, что надевал во время торжественного награждения в Кремле.

- Я до этого только на экскурсии там был, - улыбается майор. - А тут - Екатерининский зал, где вручают испокон веков все награды, президент, рукопожатие...

К этому рукопожатию Иван Редкокашин шел без преувеличения с детства. Хотя, казалось бы, отец - слесарь в сфере ЖКХ, мать - хозяйственный работник с большим стажем в горбольнице. Будущий Герой России вырос, как он говорит, в простой семье, в доме с удобствами на улице: «Для меня труд не пустой звук, я знаю, как в огороде работать. Пошел за мечтой, ставил перед собой задачи и выполнял их».

Дома до сих пор висят фото первоклассника Вани в кителе летчика. На пути к мечте он окончил Неклиновскую спецшколу с первоначальной летной подготовкой - 10 - 11-й классы. Получил опыт полетов на Як-52, прыгал с парашютом. Потом поступил в Краснодарское высшее авиаучилище. Зачитывался историями летчиков-полярников и асов Великой Отечественной. Среди профессиональных ориентиров - Чкалов, Покрышкин, Кожедуб, Маресьев.

- После выпуска сразу решил на Дальний Восток ехать служить - Сахалин, Приморье. И дальше по стране практически везде был.

- Где больше всего понравилось?

- Да хорошо-то дома, где ты родился. Но везде есть какая-то изюминка. В Приморье очень красиво.

СВО И СИРИЯ - БОЛЬШАЯ РАЗНИЦА

- А первый боевой опыт где приобрели?

- 2017 - 2018 годы, операция в Сирии. Командировки простыми не были, но интересные.

- Наши боевые потери там сказываются на отношении к полетам? В Сирии погибли летчики Олег Пешков, Роман Филипов...

- Это работа. Когда тяжело, начинаешь себе говорить: пошел в штурмовики, значит, тяни лямку. Этим себя приводишь в тонус. Я был с Романом Филиповым в той командировке. Но не летал с ним в тот день. Это для нас трагедия была в первую очередь. И одновременно гордость за товарища. Он перед этим вылетом говорил - если такая ситуация, у меня есть две гранаты. То есть все морально мы были готовы к такому исходу.

- СВО насколько отличается от сирийской специфики?

- Кардинально отличается. Совсем другие задачи, совсем другие условия.


- Сложнее?

- Конечно. Такого конфликта еще не было, где плотно работают авиация, РЭБ, артиллерия. ПВО в первую очередь. В Сирии ПЗРК и стрелковое оружие. Можно было работать с пикированием, выходить энергично, а здесь совсем другая история.

ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ РАКЕТА

Тот день майор Редкокашин помнит буквально по минутам. С утра слетали на задачу, в обед поступает еще одна. Иван должен был взлетать третьим, но на рулежке оказался четвертым в группе. Метеоусловия поганые - снег, низкая облачность, работали фактически в облаках. И тут удар...

- Вылетает слева стекло, летит в лицо, на руки, в колени, по кабине... Пожар двигателей и отказ управления. Осколок ракеты - чиркает мне по левой руке и прилетает под сердце, об этом позже скажут врачи. На глубину до семи сантиметров вошел и там остался. Я привел в действие систему катапультирования. Только вышел из облаков - сразу же деревья, упал на поле, сзади выстрелы. Думаю: ну интересно. Оглядываюсь: какие-то мужики бегут и палят. Хорошо далеко - метров 300 - 400. Схватил автомат и побежал в противоположную сторону. Добрался до лесопосадки, по пути снаряжение сбросил, остался с автоматом, разгрузка, пистолет, две гранаты…

- Про гранаты были мысли?

- Конечно, те же самые мысли. И перед началом спецоперации мы все это обсудили. Вариантов нет. У нас однополчанин - Роман Филипов - принял суровое и грамотное решение, и мы на его примере для себя так же единодушно решили.

Собственно, сдаваться не принято.

ДОРОГА К СВОИМ

Противник за летчиком в посадку не сунулся - вокруг бои идут, где свои, где чужие - не очень понятно. Иван прикинул по карте, до границы - около сотни километров. Дырке в одежде (где вошел осколок) большого значения не придал. Единственное, горло болело, кровью плевался. Удар пришелся по ребрам. Плюс шею заклинило. Офицер, как смог, оказал себе медпомощь, дождался сумерек и пошел. Характер боевых действий на этом направлении - очаговый. Сплошной линии фронта не было, поэтому майор решает днем идти по лесу, а ночью - по дороге. Пусть даже через населенные пункты, но лучше не сдаться, чем просто не дойти от усталости. Просто пер внаглую.

- Где-то собака ко мне привязалась, вокруг бегала, гавкала. Я так втихаря ей: иди, иди отсюда... А она бегает вокруг меня, брешет. И тут за калиткой голос: «Ну чего ты там разгавкался, иди сюда». Хозяин покурить вышел. В один населенный пункт зашел - какая-то движуха: машина ездит, свет горит, крики какие-то. Я под 90 градусов по окраине обхожу. Если бы я задумался, что есть у кого-то тепловизор, ночник, может, у меня другая была бы стратегия. Но я об этом тогда не думал.

- Что ели, пили?

- В первый день есть не хотелось. Пить - да. У меня была фляжка, питательные батончики с карамелью. На второй день я один съел - утром и вечером. И еще два в запасе осталось.

- А спали где?

- Первую ночь в лесу, бревна там были, прислонился, часа три поспал, глаза открыл и дальше пошел. Ноги намочил, идешь - тепло. Остановился - холодно.

НЕ КАК В КИНО

- Как вышли к нашим?

- Когда понял, что уже близко, решил, что пойду под утро к нашему блокпосту. Фонарик зажигается: стой, кто идет. Пароль спросил. Я говорю - свои. В пять утра-то, конечно, свои. Объясняю, кто я, документов нет. Те, естественно, на слово не верят. Забрали оружие, отвели к старшим.

- Там устроили допрос с пристрастием?

- Нет, ну не как в фильме «В бой идут одни «старики», по морде никто не бил. Я им сказал, что служу там-то. Один: «Я к тебе заезжаю в населенный пункт, поворачиваю налево, и какой первый населенный пункт, где большая воинская часть?» Земляки оказались. Я им по географии все четко рассказал, тогда уже поняли, что свой.

ПУТИН СПРАШИВАЛ О ПРОБЛЕМАХ

После восстановления Иван Редкокашин какое-то время занимался инструкторской работой. Прямо перед учебно-тренировочным полетом и узнал о грядущем награждении. Позвонил командующий армией и так и сказал: «Поздравляю, вам присвоено звание Герой России».

- После награждения в Кремле всегда есть неформальная часть, где награжденные собираются в отдельном зале, к ним выходит президент, выносят бокалы. Что говорил Путин?

- Он еще раз поздравил нас, пожелал всяческих благ, успехов. Больше по-человечески уделял время женскому составу. Это и награжденные, и жены павших товарищей. Верховный главнокомандующий так по-отечески к каждой подошел, выяснил проблемы, тут же дал какие-то указания. Очень тепло, с заботой не показной всем уделил время. Каждый хотел, конечно, что-то спросить, но, если человек занят, по нему сразу видно. По пустякам не хотелось беспокоить, а вот именно забота о тех, за кого жены получали награду, его вот забота о таких людях - она не напускная. Это видно со стороны очень четко.

«ВАЛЕРА, ДАВАЙ, ДЕРЖИСЬ!»

- Родные удивились вашему награждению? Вы им рассказывали про те двое суток?

- Конечно, сильно удивились, все гордятся. А в деталях... Я вам, наверное, впервые и рассказал. Вот почитают это все родные - еще больше удивятся. Пользуясь случаем, передаю большой привет своим родителям, спасибо за то, что вырастили человеком. Супруге привет, детям, которые без меня сейчас подрастают, в школу ходят. Большой привет всем летчикам, особенно штурмовой авиации. Ну и, по многочисленным просьбам, Валерий Игоревич, тебе привет, я обещал, я тебе передал привет. Валера, давай, держись!

Источник: https://www.kp.ru/daily/27590/4861809/

10
1738
7