Потеряли четыре Находки

В прошлом году из Приморья уехали 20 тыс. россиян. Треть тех, кто пока остается, планируют перебраться в центр и на запад страны в ближайшее время. Хуже ситуация только на Чукотке и в Магадане.

Уезжают в основном молодые – от 15 до 45 лет, кто учиться, кто работать. Их доля среди уехавших – порядка 65%. За 30 лет население региона сократилось почти на треть. Было 2,3 млн – осталось меньше 1,8. Казалось бы, места благодатные. Соседи японцы на вдвое большей территории расплодились до 125,5 миллиона. Что же не так с Приморьем, почему люди оттуда разбегаются, а переселенцев не заманишь ни длинным рублем, ни дармовым дальневосточным гектаром?

Массовому бегству есть несколько объяснений, и мы их приведем ниже, но для начала злопамятно припомню мероприятие, которое в марте 2021 года проводил Российско-Китайский аналитический центр для журналистов медиагруппы «Патриот» и ФАН. Руководитель центра Сергей Санакоев рьяно доказывал, что китайцы на Дальнем Востоке вообще не проблема. «Могу сказать точно, разговоры о том, что китайцы пытаются захватить Дальний Восток, – вранье». Но…

Китайцы, как правило, довольствуются вдвое меньшей зарплатой, чем в среднем по Приморью. Они неприхотливы, не качают права и приучены подчиняться. Не население – золото.

За 30 лет Дальним Востоком руководили пять губернаторов. Двое из них – Дарькин и Наздратенко – гремели на всю страну. А нынешний руководитель края Олег Кожемяко известен тем, что возглавлял поочередно четыре российских региона. Казалось бы, такой опыт! А люди всё едут и едут прочь, можно сказать, бегут из Приморья. Поневоле задашься вопросом: уж не расчищают ли приморские губернаторы место для китайских партнеров? Если так, то слухи о том, что якобы в краевом руководстве наотрез отказались принимать трудовых мигрантов из Северной Кореи, обрастают мясом достоверности – Пекин уже пометил территорию и делиться ею с корейскими товарищами не настроен? Определенно Владивосток пополняется не только за счет киргизских и узбекских мигрантов, а местные власти двусмысленно рапортуют в Москву: «В последние годы сложилась положительная тенденция к постепенному росту населения, как за счет миграционных процессов, так и за счет роста рождаемости». Хочется уточнить: чьей рождаемости? Узбеков с киргизами? Или китайцев?

Говорят, что китайцев в Приморье завозят не от хорошей жизни – некому, мол, работать, а отток населения якобы приобрел необратимый характер. Шесть лет назад правительство утвердило Концепцию демографической политики Дальнего Востока до 2025 года. Из нее следовало, что население ДФО должно было увеличиться на несколько миллионов. Каким образом? Дальневосточный гектар! От греха подальше в ДФО решили подстраховаться – в 2018-м подтянули из Сибирского федерального округа Бурятию и Забайкалье. Но демографического чуда не вышло – население еще и уменьшилось, свидетельствует приморский экономист и демограф Юрий Авдеев. Его цитирует издание «Владивосток онлайн»: «Москвичи утверждали, что они смогут к 2025 году вернуть убыль в 2 млн человек. В конце концов было принято, что население увеличится к 2025 году на 300 тыс. человек». А не увеличится само по себе – завезут из Китая?

В середине 10-х годов приняли федеральные законы о территориях опережающего развития, о свободном порте Владивосток и о дальневосточном гектаре.

Предполагалось, что потекут инвестиции. Они и потекли – почему-то только в добычу природных ресурсов. Местные чиновники объясняют феномен так: из-за нехватки рабочих рук инвестор вынужден вкладывать в добычу, где можно использовать неквалифицированную (читай: завозную) рабочую силу. То есть законы, принятые в 2014–2015 годах, так и не заработали. Гектар оказался заманухой, с портом не задалось из-за санкций. А без опережающего развития демографический кризис можно решить одним-единственным способом – тем, которым вовсю пользуются застройщики.

Казалось бы, при чем здесь губернатор? Люди уезжают из-за того, что в Приморье нет работы, а если есть, то копеечная. Почему не растут зарплаты – не бином Ньютона. Потому что китайцы, как уже отмечалось, довольствуются вдвое меньшими деньгами, чем предлагает местный бизнес. И не капризничают. Киргизы с узбеками, кстати, осваиваются в Приморье неохотно – маленькие зарплаты! Даже по их меркам. Ожидалось, что в регион «опережающего развития» хлынут китайские инвесторы. Они и хлынули. Но выяснилось, что с собой они тащат работников из Китая. Предлагать работу местным даже не пытаются. И что толку от такого «опережающего развития»? Краевое правительство вполне могло бы определить квоты для инвесторов из Поднебесной – треть китайцев на производстве, две трети местных. Между прочим, так можно было бы трудоустроить до 100 тыс. жителей Приморья. Но нет. Поневоле заподозришь власть то ли в некомпетентности, то ли в безразличии.

На портале «Владивосток онлайн» попытались проанализировать причины бегства местного населения. Плохи дела с медициной: люди «полгода стоят в очереди, чтобы сделать операцию на пальце». Скорой помощи не дождешься. Врачи, в свою очередь, кивают на плохие дороги – ни пройти, ни проехать. В Приморье крайне лояльная, казалось бы, программа ипотечного кредитования, позволяющая заемщикам оформлять кредиты по ставке не более 2%. Но как ни парадоксально, программа не направлена на благо людей, отмечает приморский политолог Виктор Бурлаков. Она стимулирует строительный бизнес, чтобы больше строили, а не чтобы дальневосточники получали больше жилья. «Строительство и обеспечение жильем – проблемы разного порядка». Выходит, жители Приморья не уверены в завтрашнем дне? «Люди уезжают оттуда, где им плохо, – туда, где им хорошо. Территории, откуда происходит отток населения, находятся в состоянии кризиса. Чем быстрее и больше люди уезжают, тем сильнее и глубже этот самый кризис. И пока кризис не преодолен, люди будут уезжать». Но если людям плохо жить в своем регионе, это ли не повод поменять что-то в консерватории?

                                                    Цифры

Проштудировав статистику Росстата, можно многое понять о реальном положении дел в Приморье. Вот прошлогодние данные о естественной убыли населения: родились 14 845 человек, умерли – 25 535. А вот другая графа – «миграция». В прошлом году (по данным за 11 месяцев) покинули регион 69 129 человек (не бьется, кстати, с приморской статистикой, согласно которой уехали всего 20 тыс. человек). А «приехали в регион» 59 921 человек. Кто эти приехавшие? Мигранты – киргизы с узбеками и китайцы.

 

Георгий ФИЛИН, «Накануне.ру»

Источник: https://sovross.ru/2023/10/13/poteryali-chetyre-nahodki/

11
1189
4