Предчувствие катастрофы




Несмотря на то, что в зоне проведения боевых действий на территории Украины сложилась относительно благоприятная погода, вооруженные силы этой почти европейской державы не спешат начинать так широко разрекламированное «масштабное контрнаступление».

Разумеется, ситуация, в которой киевские политики и военачальники сказали «А», но не спешат говорить «Б», создает благоприятную почву для озвучивания различных гипотез, объясняющих нелогичное поведение украинского генералитета.

Кто-то заявляет о том, что Украина еще не готова, так как часть обещанных Западом вооружений до сих пор и не прибыла на территорию этой страны и не передана в войска. Об этом время от времени заявляет и сам Владимир Зеленский. Данные аргументы сложно назвать значимыми и объективными, так как на фоне информации о нехватке вооружения и боеприпасов все громче и громче звучат заявления о поставках военной техники с территории стран Европы. Если верить СМИ, прежде всего украинским СМИ, то за последнее время границу «страны победившей демократии» пересекли более 200 танков и 300 бронетранспортёров. Также на территорию Украины поступают артиллерийские системы, автомобили, беспилотные летательные аппараты, средства ПВО, а стоимость передаваемых ВСУ боеприпасов исчисляется миллиардами евро.

Более того, сегодня стало известно, что Великобритания передала Украине несколько крылатых ракет Storm Shadow, предоставив украинским вооруженным силам возможность нанесения ударов по удаленным объектам. Учитывая тот факт, что дальность полета данного боеприпаса превышает 500 км, можно с уверенностью сказать, что у Украины появилась возможность наносить удары не только по территории ДНР и ЛНР, но и по территории Крыма.

Конечно, есть некая логика и в заявлениях представителей командования ВСУ, которые в последнее время пытаются снизить градус накала и заявляют о том, что масштабы «неизбежного» украинского контрнаступления слегка преувеличены.

«Ожидания от нашей будущей контрнаступательной кампании в мире переоценены», – к примеру, на прошлой неделе заявил министр обороны Украины Алексей Резников.

Также он добавил, что «большинство людей ждут чего-то грандиозного», что, в свою очередь, может привести к «эмоциональному разочарованию», так как исход подобного мероприятия сегодня объективно не прогнозируем.

Нет, нельзя не сказать о том, что ВСУ действительно активизировались на некоторых участках фронта, в частности в Артёмовске и его окрестностях, но вряд ли эту возню можно назвать «масштабным контрнаступлением», о котором так громко трубили и представители киевского режима, и их западные союзники.

Союзники, инвестировавшие в Украину в целом и в предстоящее контрнаступление в частности огромные средства, ждали и продолжают ждать от ВСУ чего-то более масштабного, эпохального, скорее, даже невозможного.

Им крайне важно, чтобы Украина перевела этот конфликт в такую фазу, в ходе которой она сможет занять подконтрольные России территории, нанести нашим войскам ряд серьезных военных поражений и доказать, что эта страна действительно достойна постоянной американской и европейской поддержки.

Уверен, что западные союзники ждут, когда свежие формирования украинских националистов ударят по сухопутному коридору, соединяющему Крым с Ростовской областью, а английские ракеты Storm Shadow нанесут сокрушительный удар по крымскому мосту, фактически отрезав полуостров и от снабжения, и от возможности оперативной переброски подкрепления. Именно подобная ситуация, если и не критическая, то, как минимум, довольно непростая, должна убедить Россию сесть за стол переговоров и пойти на те условия, которые наше руководство в данный момент считает неприемлемыми.

Так в чем же проблема и почему Зеленский не просто оттягивает «последний и решительный бой», а откровенно его избегает, ограничиваясь локальными боестолкновениями на наиболее проблемных участках фронта?

Все очень просто. Зеленский, как и члены его ближнего окружения, очень сильно опасается, что результат предстоящего «контрнаступления», направленного на то, чтобы переломить ход военного конфликта с Россией, не оправдает связанного с ним ажиотажа. И эта неуверенность в конечном результате не позволяет представителям киевской верхушки принять решение, которое однозначно разделит их объективную реальность на «до» и «после». Что происходит «до», они очень четко понимают. А вот как изменится их жизнь «после» – вопрос открытый.

«Я считаю, что чем больше у нас побед на поле боя, тем больше людей поверят в нас, а значит, мы получим больше помощи», – заявил президент Владимир Зеленский в понедельник в ходе интервью The Washington Post, отдавая себе отчет в том, что захлебнувшееся контрнаступление приведет к диаметрально противоположному результату.

И осознавая, что, приняв непростое решение о начале масштабного наступления, он буквально поставит на кон все, что у него есть, все, чего он достиг за последние годы, Владимир Зеленский максимально оттягивает тот момент, момент истины, когда будет пройдена точка невозврата. Пока у него это получается, и западные партнеры отправляют Киеву деньги, веря в то, что наступление начнется «в ближайшее время». Но вряд ли это будет продолжаться бесконечно. По счетам рано или поздно придется платить. И платить за ошибки и преступления киевского режима в сложившейся ситуации придется именно украинскому народу. Тем его представителям, которые сейчас застыли в окопах и лесопосадках в ожидании четкого и короткого приказа идти на убой…

Источник: https://masterok.livejournal.com/9193738.html

1
51
0