Американцы выступили против "конфискации" российских активов

Заморозить — но не захватывать — российские активы

FP: конфискация замороженных российских активов поставит под угрозу западные компании

посольство России в Таллине

Конфискация замороженных российских активов поставит под угрозу западные компании по всему миру, лишив их правовой защиты за рубежом, пишет обозреватель FP Элизабет Броу. Читатели издания выступают против этого шага и называют его "воровством".

Полная конфискация российских активов выглядит, конечно, заманчиво, но их экспроприация без доказательств криминального происхождения может поставить под угрозу сам западный бизнес.

Элизабет Броу (Elizabeth Braw)

Правительство Эстонии заявило, что представит "схему" законной конфискации замороженных российских активов. Многие политики в других странах выразили аналогичные амбиции. Их цель состоит в том, чтобы использовать эти средства для покрытия расходов по восстановлению Украины. Но ведь арест любого актива – жесткий правовой акт – требует предварительного тщательного расследования на предмет наличия связи между владельцем данного актива с каким-то конкретным преступлением. Скажем, Италии удалось осуществить такую юридическую процедуру в отношении некоторых из выявленных ею "криминальных" российских активов.  И хотя богатые россияне, безусловно, виновны во многих других грехах, большинство из них не совершало коллективного преступления в юридическом смысле.

Наверное, некоторые из них даже участвуют в финансировании спецоперации, но те страны, которые стремятся конфисковать их активы, должны будут в каждом случае доказывать наличие состава преступления. Конфискация активов россиян без привязки их к конкретным преступлениям могла бы стать возможной в рамках вновь принятых норм, но это создало бы огромные риски для западных компаний, работающих в других странах по всему миру. Планы тотальной конфискации российских активов принципиально отличаются от тех отдельных акций, которые осуществлялись в Италии и ряде других стран, поскольку использование указанных активом преступным образом было доказано. А вот конфискация российских активов без надежного доказательства их криминальности лишила бы западные компании и частных лиц за рубежом правовой защиты, которой Запад в течение последних трех десятилетий так старательно добивался от других мировых правительств.                

Странам-членам ЕС "необходимо продолжить работу по привлечению к ответственности за преступления и по использованию замороженных российских активов", заявила декабре прошлого года премьер-министр Эстонии Кая Каллас. Сейчас ее страна планирует представить юридическое обоснование экспроприации замороженных ею российских активов на сумму 20 миллионов евро (21 миллион долларов). Замораживание активов — излюбленный инструмент западных правительств, стремящихся наказать другую страну. Речь идет о санкциях против физического лица или компании, активы которого на этом основании удерживаются до тех пор, пока страна-нарушитель не изменит свое поведение. Конфискация, напротив, означает, что какое-то правительство навсегда захватывает активы страны-объекта наказания.

Неудивительно, что конфискации являются обычным явлением в уголовных делах. Итальянская финансовая полиция, например, на протяжении многих лет конфисковала огромные суммы денег и другое имущество, принадлежащее членам итальянской мафии, виновным в преступных деяниях. Наряду с этим она замораживала внушительные суммы денег, виллы и яхты, принадлежащие богатым россиянам. В тех случаях, когда финансовая полиция Италии могла получить доказательства криминальности их происхождения или использования, она арестовывала активы россиян.

Например, в августе прошлого года итальянская финансовая полиция конфисковала имущество на сумму 141 миллион евро (152 миллиона долларов), принадлежащее Ланфранко Чирилло (Lanfranco Cirillo). Этот итальянец с российским гражданством теперь заочно предстанет перед судом в Италии по обвинению в мошенничестве и отмывании денег, которые являются серьезными уголовными преступлениями.

Но поскольку санкции обычно мотивированы политическими причинами, а не уголовно-правовыми действиями, их применение в отношении какого-то лица само по себе еще не является доказательством состоявшегося преступления. Конфискованное имущество обычно продается с аукциона конкретным правительством. Если вы хотите купить дом, конфискованный правительством США, то можете поучаствовать в аукционах, проводимых американским Казначейством.

Пока мало что известно об эстонском плане конфискации российских активов, за исключением того факта, что Эстония хочет, чтобы он был привязан к соответствующим планам ЕС. А Европейская комиссия работает над поиском общеевропейского способа использовать 300 миллиардов евро (324 миллиарда долларов) из замороженных резервов российского центрального банка и миллиардов евро, принадлежащих россиянам, находящимся под санкциями. "Россия должна… заплатить за совершенные ею разрушения, — заявила в ноябре президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. - Ущерб, нанесенный Украине, оценивается в 600 миллиардов евро. Россия и ее олигархи должны компенсировать Украине ущерб и покрыть расходы на восстановление страны".

На самом деле в западных банках заморожено много российских денег, которые можно израсходовать на реконструкцию Украины. Помимо 324 миллиардов долларов, замороженных ЕС, Великобритания заморозила более 18 миллиардов фунтов стерлингов (22 миллиарда долларов), а Соединенные Штаты, Швейцария и самоуправляемые Нормандские острова Великобритании также заморозили существенные российские активы. Всего после начала российской СВО на Украине западные союзники ввели санкции в отношении более 1200 российских физических лиц, более 120 организаций и 19 банков. Это подразумевает наложение рестрикций на активы примерно в 1,14 триллиона долларов. По словам одного лондонского эксперта по санкциям, это значительный рост по сравнению с 2021 годом, когда, например, в Великобритании заморозили российские активы на сумму всего 44,5 миллиона фунтов (54,1 миллиона долларов).

Заявление фон дер Ляйен внешне благородно и понятно с финансовой точки зрения. Почему налогоплательщики других стран должны оплачивать астрономические расходы на восстановление страны, которую разрушила Россия? Почему бы не использовать средства, принадлежащие российской элите, которая ничего не сделала для прекращения конфликта? Почему бы не воспользоваться тем удобным фактом, что упомянутые активы уже находится на счетах в западных банках?

Увы, в мире существуют законы. "Согласно британскому законодательству о санкциях, в отношении России существует довольно низкая планка для введения рестрикций в отношении известных лиц и компаний, — сказал Фрэнсис Бонд (Francis Bond), лондонский юрист юридической фирмы Macfarlanes, специализирующийся на корпоративных преступлениях. - Российское правительство достаточно тесно связано с частным сектором, поэтому зачастую довольно просто вынести суждение о том, что какие-то российские компании, например, „получали выгоду от правительства России или поддерживали его”". Большинство других западных стран имеют аналогичное законодательство. Такие законы позволяют относительно легко налагать санкции на физических лиц и замораживать их активы.               

Но вот с конфискацией планка неизмеримо выше. "Чтобы превратить простое замораживание активов в их арест и конфискацию в контексте действующего британского законодательства, вам нужны доказательства их криминальности, — сказал Бонд. - Вы можете получить их, сосредоточившись, например, на делах об уклонении от санкций. Но обычно это позволит вам добиться конфискации только той части активов, которая явилась объектом такого уклонения. Учитывая ограничения, связанные с верховенством закона в британской юрисдикции, наше правительство не может произвольно арестовывать активы, не убедив суд в наличии надежных доказательств их криминальности".

Это означает, что правительство Великобритании и других западных стран с аналогичной системой законов не может просто конфисковывать активы богатых, связанных с Кремлем россиян, если только не будет доказано их преступное происхождение или криминальное использование. Поскольку уклонение от санкций является в Великобритании преступлением, то, если выяснится, например, что бывший владелец футбольного клуба "Челси" Роман Абрамович перевел деньги на счета своих детей, находящихся в Англии, после попадания под санкции в дополнение к суммам, которые он перевел до введения против него ограничений, на них может быть наложен арест. В декабре сенат США подавляющим большинством голосов принял закон, позволяющий американскому правительству налагать арест на замороженные российские активы, но, что неудивительно, законопроект ограничивался только активами, связанными с доказанной криминальной деятельностью.

Законодатели, конечно, могли бы принять законы, разрешающие конфискацию всех замороженных активов. Но здесь необходимо тщательно думать о последствиях. Немедленно и неотвратимо последующий результат будет крайне опасен для западных компаний, работающих за рубежом. Когда через несколько дней после начала СВО на Украине западные компании начали массово покидать Россию, российское правительство объявило о планах ареста активов таких компаний, хотя вроде бы эти компании не нарушили никаких законов, и у западных правительств есть веские основания для жалоб на такое вопиющее поведение Москвы.

Но если западные правительства сами начнут конфисковывать активы без надлежащей правовой процедуры и оснований, они потеряют свое моральное превосходство и отдадут западные компании на произвол недемократических режимов. Ведь юридически не имеет никакого значения, что многие российские олигархи — негодяи, а многие западные компании — простофили.

Да, несправедливо конфискованные активы западных компаний никоим образом не эквивалентны страданиям украинского народа, чью страну нужно будет восстанавливать. Но способ собрать средства на реконструкцию этой страны состоит в том, чтобы добавить к будущему мирному договору обязательство России по выплате репараций, как это сделали державы-победительницы с Германией после двух мировых войн. В 1921 году победители передали Берлину счета на репарации на сумму 132 миллиарда золотых марок, что на тот момент составляло около 31,5 миллиарда долларов. Сегодня эта сумма составила бы примерно 500 миллиардов долларов.

Что же касается олигархов, то любые их активы, ловко уведенные из-под санкций и обнаруженные опытными финансовыми следователями будут хорошим дополнением к расходам на восстановление Украины. Но как бы ни было возмутительно видеть российскую элиту, живущую шикарной жизнью (и видеть, как ее отпрыски живут такой же жизнью в Объединенных Арабских Эмиратах или на Западе, в то время как украинцы страдают), западным лидерам все равно абсолютно необходимо доказать, что эти активы имеют преступное происхождение. Они должны всеми силами избегать подражания российским или китайским лидерам, которые произвольно берут то, что им не принадлежит.

Элизабет Броу — обозреватель журнала Foreign Policy и научный сотрудник Американского института предпринимательства, где она занимается проблемами защиты от новых угроз национальной безопасности. Броу также является членом Национальной комиссии по обеспечению военной готовности Великобритании.

Комментарии читателей

Willyw

Просто и понятно. Такое поведение Запада банально называется ВОРОВСТВОМ.

Hanuc

Смысл такого наказания может состоять в том, чтобы предотвратить другие акты агрессии. Например, нападение Китая на Тайвань.                

Alan123

Это активы США нужно заморозить в наказание за их жестокое и незаконное вторжение в Ирак.

GreyLaw

Это серьезно. Ведь Американский Институт предпринимательства – это "говорящая голова" корпораций США.

Kazuaki2022

Вот что я добавил бы здесь с "незападной" точки зрения. Если Запад решит захватить русские активы, то думаю, что он окажется даже в худшем юридическом и моральном положении, чем российские "захватчики".

Русские могут претендовать на обоснованную оборону, а Запад нет. Важно понимать, что "Российская Федерация" — это отдельное юридическое лицо, состоящее из множества российских юридических лиц, с которыми и работают западные компании. Российская Федерация может быть виновна в своих политических действиях, но российские юридические лица невиновны. По сути, западные компании, уходящие в массовом порядке из России, нарушают права человека. Они серьезно влияют в негативную сторону на жизнь своих сотрудников – обычных российских граждан. В этом смысле сомнительно утверждать, что западные компании "не нарушили никаких законов".

FlorianM

Западные компании, охотно имевшие и имеющие дело с криминальными в глазах Запада странами типа России, сами должны нести ответственность за свои действия.

Мы на Западе не только не должны защищать их, но должны еще и штрафовать за бизнес с нежелательными партнерами.

Источник: https://inosmi.ru/20230124/aktivy-259996993.html

6
74
2