Украина: Что начнется, когда все закончится

Когда-нибудь спецоперация на Украине подойдет к концу. И страна будет освобождена полностью. Все разговоры о том, что незалежная теоретически может быть разделена между соседними «странами-интересантами» — Россией, Польшей, Венгрией и Румынией — от лукавого. Они навсегда остались в прошлом.

 Ибо отдай мы эту территорию странам-членам НАТО — и на ней на следующий день начнется лихорадочная подготовка к новым военным действиям. И они рано или поздно (а скорее всего рано) начнутся обязательно. И такой проблемный геополитический сосед нам не нужен.

 А значит, надо брать всю территорию. Но сразу возникает целый ряд вопросов. Главный — что на этой территории останется и как на ней действовать дальше?

С Донецком и Луганском все понятно. Это наши территории. Они всегда были абсолютно самодостаточными. Донбасс снабжал тем же углем половину Украины. Уголь — крайне востребованная продукция во многих странах мира, так что о Донбассе можно особо не беспокоиться.

Насколько самодостаточна будет после освобождения вся остальная Украина, напрямую зависит от степени упорства войск ВСУ, нацбатов и теробороны. Если бы оборонявшиеся в Мариуполе сразу сложили оружие, а не сопротивлялись с маниакальным упорством, крупнейший в Европе металлургический комбинат «Азовсталь» по-прежнему гнал бы круглыми сутками продукцию в ряд стран Европы, Африки и Юго-Восточной Азии.

Но нацики выбрали другой путь. И полумиллионный город потерял основное градообразующее предприятие, превращенное в лунный пейзаж. Сотни тысяч людей остались без работы и средств к существованию. И, вместо того, чтобы работать на заводе и достойно содержать свои семьи (как это было раньше), они по сей день живут поставками гуманитарной помощи.

Но Мариуполь похоже, на Украине никого ничему не научил. И не образумил. Властям Украины плевать на жителей своей же страны. Пусть умирают в подвалах. Бандеровцы по-прежнему готовы любой крупный промышленный центр Украины превратить во второй Мариуполь.

 Поэтому надо рассматривать как минимум два варианта будущего освобожденных нами регионов — назовем их «мариупольскийский» и «бердянский» (Бердянск наши войска взяли без единого выстрела, город по сути целехонек).

 Кроме того, между двумя этими крайними полюсами может быть масса промежуточных состояний — частичное разрушение, разрушение инфраструктуры, разрушение градообразующих предприятий, предприятий ЖКХ, ВПК, военно-ремонтных, оборонно-промышленных и так далее.

Мариупольский вариант чреват для жителей технополисов Украины невосполнимыми потерями — промышленный центр лишается градообразующих предприятий и превращается в руины. Часть населения прячется в подвалах, часть рассасывается окрестным деревенским родственникам, часть уезжает за границу, часть в ужасе разбегается в разные стороны. А это могут быть миллионы людей, лишенных крова и средств к существованию. И что нам с ними делать?

На сегодняшний день никакой специальной программы по приему, использованию и расселению беженцев из Украины у Запада — главного инициатора и оператора украинского хаоса — нет. И быть не может. Не для того он все это замутили, чтобы о славянах думать. Хотя странно.

Даже после Великой Отечественной войны в тех же американских «лагерях для перемешенных лиц» только по официальным данным было сконцентрировано семьсот пятьдесят тысяч человек — выходцев из Советского Союза. По неофициальным — в полтора-два раза больше. Из них порядка двухсот пятидесяти тысяч — украинцы. Практически всех их впоследствии вывезли на территорию США и Канады. И они очень хорошо там обосновались. Украинская диаспора в Канаде считается одной из самых крупных и влиятельных в стране.

 Казалось, бы, для умирающей и тонущей в чернильном море мигрантов Европы и страдающей от многомиллионной армии безработных чернокожих и мексиканцев Америки трудолюбивые и хозяйственные белые мигранты из Украины — прекрасный шанс как-то подкорректировать демографическую ситуацию. Запад может легко и без напряга принять у себя десять-пятнадцать миллионов беженцев с Украины. Это всяко дешевле, чем заваливать неньку миллиардными траншами и бесперебойно снабжать дорогим оружием.

Но нет. Запад давно уже не действует в парадигме здравого смысла и стратегического планирования — несмотря на то, что с подачи Штатов сам дрейфует в сторону неизбежного экономического коллапса. Но это не значит, что в рамках такой же парадигмы должны действовать и мы.

Нам что, не нужны люди? Или у нас нет пустующих территорий?

Но почему-то программ для массового приема и расселения украинских беженцев у нас тоже нет. Это при том, что только из Херсона мы эвакуировали порядка ста тысяч человек.

А в самом скором времени — если ситуация будет развиваться в рамках «мариупольского» формата — счет беженцам пойдет на миллионы. И с ними надо что-то делать. Хотя большой проблемы здесь нет.

В конце концов, даже новейшая история знает массу примеров организованного переселения огромных людских масс людей на большие расстояния и огромные территории. Так были заселены целые континенты — та же Австралия, например.

 В пустующую бескрайнюю Сибирь в свое время были перемешены десятки миллионов людей из Центральной России. В итоге со временем там выросли города-миллионники, которые укрупняются до сих пор. И под тех же украинских беженцев в той же Сибири и рядах регионах Забайкалья уже сейчас можно закладывать целые города. В конце концов, у нас в свое время была разработана целая программа «дальневосточный гектар». Она, правда, впоследствии почила в бозе. Но кто мешает реанимировать ее для обездоленных украинцев?

 Теперь — касаемо разрушенных (возможно) городов. Стоит ли нам их восстанавливать, как Мариуполь? Я считаю, восстанавливать есть смысл и резон только те из них, где останутся целыми градообразующие предприятия. А если предприятие будет уничтожено, людей нужно просто перемещать туда, где для них найдется жилье и уже есть работа. В тех же шахтах Донбасса после восьми лет беспрерывных обстрелов и потерь на фронтах значительной части мужского населения — колоссальный дефицит рабочих рук. Некоторые предприятия вообще остановились из-за того, что на них нет мужчин. Вот здесь-то рабочие руки беженцев были бы как нельзя кстати.

Есть еще призрачная надежда на то, что в промышленных мегаполисах Центральной и Юго-Восточной Украины появится, наконец, какое-то движение сопротивления. И те, кто ненавидит нынешнюю бандеровскую власть, воспрянут, наконец, духом и окажут помощь российской армии. Причем посдспорье это может быть неоценимым. С помощью этих партизан мы могли бы взять промышленные мегаполисы страны с минимальными потерями. Но что-то этих партизан не видно и не слышно, и тому есть объективные причины. Поэтому, скорее всего, придется рассчитывать только на свои силы.

 Самый главный вопрос после победы — что нам делать с главным бандеровским логовом — всей Западной Украиной? С Тернопольской, Львовской и Ужгородской областями?

Отдать полякам? Тем более что те давно уже «на низком старте». Эту мысль с самого начала спецопераии мого раз озвучивал политолог Сергей Михеев. Недавно о готовности поляков к массированному вторжению на сопредельные территории в очередной раз заявил Сергей Нарышкин.

Пойдет ли это вторжение нам на пользу? Однозначного ответа на это вопрос нет. Михеев считает, что при вторжении польские и украинские националисты сразу начнут «грызть мослы» друг другу. И мы от этого только выиграем. А вдруг вслед за поляками сюда ворвутся другие натовские «регуляры»? Рискованно.

 В идеале, конечно, было бы перекрыть все границы и каналы сообщения Украины и Польши. Этот вариант наверняка рассматривался при планировании спецоперации, но по каким-то причинам не был взят на вооружение. И к нему по возможности надо бы вернуться. Вся бандеровская вотчина должна стать «серой зоной». Ее впору обнести колючей проволокой, и не выпускать оттуда людей без специального разрешения.

 А если это сделать нереально, надо по максимуму заняться демографическим размыванием населения. Бандеровское логово надо заселить переселенцами из Чечни, Калмыкии, Бурятии, Кабарды, Осетии, Тувы и так далее — заселять теми, кто проливал на Украине свою кровь, и их ближайшими родственниками. Климат здесь хороший, южный, земля — чернозем, Европа — рядом. Это вам не Тува. А чеченцы и тувинцы — ребята жесткие. Вот пусть и держат в страхе местных бандеровцев — чтобы они вообще дышали через раз. И боялись лишний раз посмотреть в белые от гнева глаза сурового горца. И если там возникнет какое-то бандеровское партизанское движение — оно будет быстро купировано чеченскими летучими отрядами. Опытный абрек бандеровца из любого схрона достанет в предельно сжатые сроки.

Выходцы с Донбасса после взятия Киева должны занять все ведущие посты во всех министерствах страны. Заслужили. Легендарный командир отряда «Восток» Александр Ходаковский вполне себе может стать министром обороны страны. Кадыров — командующим Росгвардией. Блогер Владлен Татарский — министром информации. Ну и так далее. Персоналий у нас хватает.

 Но для этого нужна самая малость. Победа.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/354042/

2
286
-2