Академик Абел Аганбегян: " К концу года 30% россиян будут жить на 300 рублей в день"

Экономический кризис продлится, минимум, до 2025 года. И он будет глубже всех предшествующих, начиная с 1998 года. Уровень безработицы удвоится, доходы россиян сократятся на 20%. Одни не смогут купить себе новую кофточку, для других роскошью станут продукты из "Пятерочки".

Екатерина Максимова


Кризис начал ускоряться. Когда ждать пик и в каком году начнётся восстановление экономики - об этом и многом другом в интервью "Новым Известиям" рассказал академик РАН, доктор экономических наук Абел Аганбегян.


-Вы относитесь к числу тех экономистов, которые прогнозировали, что текущий кризис будет достаточно глубоким. Через полгода ваш прогноз не изменился?


-Не изменился. Глубину кризиса нужно считать со второго квартала 2022 года и, скажем, по второй квартал 2023 года. На мой взгляд, за этот период кризис будет существенно глубже, чем в 1998-1999 годах, когда валовый внутренний продукт сократился на 5%. И кризиса 2008-2009 годов, когда ВВП снизился почти на 8%. И еще этот кризис втрое будет глубже, чем рецессия 2015 года и спад в 2020 году из-за пандемии коронавируса. И там, и там ВВП уменьшился только на 3%.


Конечно, его нельзя сравнивать по продолжительности и глубине с десятилетним кризисом после распада СССР. Тот, пожалуй, был самым глубоким кризисом в мирное время за последние 200 лет среди крупных стран мира. Близка к нему была великая депрессия в США в 1929-1933 годы, но она длилась вдвое короче.


Я думаю,что падение нашей экономики в эпоху санкций против России составит в указанный период примерно 10% по валовому внутреннему продукту. И, возможно, близко к этому по промышленности.


-Что тогда произойдет с одним из самых чувствительных и ключевых индикаторов - реальные располагаемые доходы населения?


-Хуже обстоит дело с динамикой реальных доходов населения и конечного потребления домашних хозяйств. Реальные доходы за 2014 -2019 годы снизились примерно на 10%. В 2020 году из-за пандемии они снизились еще на 3,5%. Но в 2021 году уровень по реальным доходом был на 1% выше уровня 2019 года. А вот со второго квартала 2022 года реальные доходы, по нашим расчетам, сократятся еще на 10%. А в итоге они будут на 20% ниже уровня 2012 и 2013 годов. Соответственно намного снизится и конечное потребление домашних хозяйств.


При этом раза в полтора, на мой взгляд, увеличится число бедных. И вдвое увеличится безработица, включая скрытую безработицу, которая у нас недостаточно учитывается.


-Падение реальных доходов населения на 20%, удвоение безработицы включая скрытую. Эти цифры говорят о том, что начнется повальная нищета.


-Повальная нищета была в 90-ые годы, когда ВВП упал в 1,8 раза, а не на 10%, как падает он сейчас. И тогда 45% населения жили на доходы, которые были ниже прожиточного минимума. До кризиса таких россиян было 18%. Возможно, их будет 25-30%, когда кризис в 3-4 квартале достигнет своего максимума.


Но эти 18% россиян - да, они живут на нищенском уровне. Это люди, которые думают, что купить поесть. Они не могут зайти в обычную “Пятерочку” и заплатить за то, что им понравилось. Они должны выбирать еду, потому что не могут себе позволить каждый день есть мясо. Просто давайте посчитаем - 13 тыс рублей на душу. Полторы тысячи налог, остается 11,5 тысяч. Из них - коммунальные услуги. На оплату жилья, в среднем, по исследованиям, у этой категории уходит 16%. На руках остается 9,5 тысяч рублей на месяц! Примерно 300 рублей в день - на все оставшиеся расходы.


-Как будет переживать этот кризис средний класс?


-В условиях экономии. Только люди будут смотреть не на стоимость пакета с молоком, а вот - висит кофточка. Красивая. Нравится, но сейчас купить - уже дороговато.


Каждая семья должна понимать, что несколько лет придется жить в условиях жесткой экономии.


-Когда негативные процессы начнут разгоняться? Июль уже показал сокрушительный обвал: за один месяц дефицит федерального бюджета составил рекордные 890 млрд рублей. Почти на 40% рухнул НДС.


-Важно понять причины столь резкого сокращения налогов. Если сократился НДС, значит сократились продажи товаров и услуг, с которых он собирается. А сокращение налогов на прибыль связано с сокращением активности работы предприятий и организаций, ухудшением их финансовых показателей. Большие убытки мы несем в налогах и сборах с сначала 2022 году, но особенно много недополучим в 2023 году из-за значительного сокращения экспорта нефти, газа и угля. А также металлов. Это основные группы товаров, которые дают бюджетный доход.


-Накануне Центробанк презентовал три возможных варианта, как будут развиваться события. Согласно базовому сценарию, регулятор ожидает, что в 2022 году снижение ВВП можно ожидать на уровне -4%-6%.


-Возможно, так и будет. Потому что первый квартал в целом был положительным. И это улучшает общие экономические показатели в целом за календарный 2022 год.


- И сколько продлится?


-Я думаю, что реально восстановить экономику к 2025 году. Не только я, но и многие другие называют срок восстановления экономики - 2025 год. А вот для восстановления реальных доходов, конечного потребления, объема розничного товарооборота хорошо бы это сделать к 2026 -2027 годам.


-А если в целом сравнить - от текущего момента к истории новой России, которой недавно исполнилось 30 лет. Нам хватит запаса тех тучных годов?


-За 1991-2021 годы валовый внутренний продукт России увеличился всего на 15%. В то время как ВВП Евросоюза вырос в полтора раза, США - в два раза. Постсоциалистических стран Европы - новых членов ЕС - в 2,5-3 раза, а развивающихся стран во главе с Китаем, Индией и Бразилией от 3 до 5 раз. Только в Китае он вырос в семь раз.


Но в составе валового внутреннего продукта произошли коренные изменения. Почти вдвое сократилась доля накопления основного капитала - с 40% в советское время она снизилась примерно до 20%. И еще больше сократился удельный вес вооружения. За счет этого существенно увеличилась доля фонда потребления населения. Поэтому реальные доходы выросли быстрее увеличения экономики. В среднем, примерно на 30%.


При этом у половины населения реальные доходы не увеличились. Но зато очень сильно они увеличились у 20% самых зажиточных слоев населения. Социальное неравенство по доходам при этом выросло катастрофически.


Средний душевой доход 10% зажиточного населения (120 тыс рублей) превысил такой же показатель 10% бедного населения (8 тыс рублей) примерно в 15 раз. В Европе разница между бедными и богатыми меньше в 10 раз, в Германии - в семь. В странах социалдемократической ориентации и постсоциалистических странах Европы - в шесть раз. А в Японии даже в 4,5 раза.


В 80-ые годы в СССР эта разница была три раза, а в 90-ом году увеличилась до 4 раз.


Что касается промышленности, то за 30 лет она не достигла уровня советского периода (96%).


-В чем причины столь низкого роста нашей экономики?


-Очень простой ответ: мы создали социально-экономическую систему без мотора. У нас нет рынка капитала.


Мотор рыночной системы - это рынок капитала.


Вы должны иметь возможность внутри страны взять дешевый инвестиционный кредит и развиваться. А у нас нет дешевых инвесткредитов. И их доля в общих инвестициях в 5 раз меньше, чем в развитых странах и втрое меньше, чем в Китае и многих развивающихся странах. Банковская система, которая на 2/3 финансирует экономический рост в других странах, у нас отвернулась от этого.


А ведь банковские активы - основной “денежный мешок” страны. Он в три раза выше консолидированного бюджета страны. И почти равен валовому внутреннему продукту, составляя 120 трлн рублей, из которых только не многим 1% - инвестиционные кредиты основного капитала со стороны отечественных банков.


Фондовая биржа у нас, в основном, состоит из коротких денег, и носит полуспекулятивный, а не инвестиционный характер. В стране нет развитого механизма воспроизводства “длинных” денег, из которых черпаются инвестиции.


К тому же нет развитой конкурентной среды, которая является важнейшим стимулом экономического роста. Ряд крупных отраслей монополизированы корпорациями под контролем государства или олигархическими структурами. Например, газовая, алюминиевая промышленность и не только.


Не созданы условия, которые бы заинтересовывали предпринимателей больше вкладывать средств в развитие своей страны. Значительную часть средств они переправляют, как известно, на счета иностранных банков и в офшоры, где, по расчетам Boston Consulting Group, у российских организаций и лиц находится более 400 млрд долларов.


В 2021 году в России был рекордно высокий уровень доходов предприятий и организаций (прибыль минус убыток) - 29 трлн рублей. Но инвестировано - в основной капитал, на оплату труда - было минимум. Основные деньги розданы акционерам в виде дивидендов и осели на счетах в отечественных и зарубежных банках. И еще пошли на приобретение зарубежных ценных бумаг.


-Но в 2012 году был создан в том числе и “майский” блок экономических указов: по 5% ежегодного роста ВВП, увеличением реальных доходов населения ежегодно на 4-5%, создание миллионов квалифицированных рабочих мест.


-Да, и прочие высокие показатели. Напомню еще об одном важнейшем пункте, выполнение которого гарантировало бы нам устойчивый экономический рост на перспективу до 2020 года. Это увеличение доли инвестиций в основной капитал с 21% в 2011 году до 25% в 2015 и 27% в 2018 году. Это предполагало переход на форсированный рост инвестиций, которые за 2013-2020 годы должны были вырасти на 40%.


На все было сделано наоборот. Государственные инвестиции за этот период не выросли, а снизились на 31%. А у крупнейших корпораций, подчиненных государству, во главе с Газпромом, РЖД и др., даже сократились на 35%.


Центральный банк так задрал ключевую ставку, что инвестиционные кредиты стало брать невыгодно и они тоже рухнули. Их объем тоже рухнул. И хотя частные инвестиции за счет средств предприятий и организаций увеличились за этот период на 10%, все же общие инвестиции упали на 11%. И именно это в основном вызвало переход от подъема экономики в 2010-2012 годах к рецессии, которая началась с 2013 года.


Беда не приходит одна. Из-за ухудшения условий для инвестирования начался массовый отток капитала из России.


С 2008 по 2022 годы включительно из России уйдет триллион долларов. А текущий год будет рекордным по оттоку капитала - 246 млрд рублей, таков прогноз Центробанка.


Только за первый квартал 2022 года из России “уплыли” 64 млрд долларов - это столько, сколько уходило обычно за год. Компании иностранные массово сворачивали бизнес из-за санкций, объяснения есть, но цифра очень плохая. Надо сказать, что в 2014 году, когда впервые были введены санкции против России, отток составил 151,5 млрд долларов. Это огромнейшая цифра.


-Но возвращаемся к простым людям, к их реальным доходам. Вы говорите о проблемах бизнеса, а у нас минимальная зарплата - 13 тысяч рублей.


-Я бы сказал, что основная задача страны - это как можно скорее восстановить, а потом подтянуть вверх благосостояние людей и прежде всего их доходы и потребление. Поднять реальные доходы на 20%, чтобы восстановить их уровень, а это не менее 15 трлн рублей. Для этого нужны радикальные меры. Эксперты предлагают поднять минимальную зарплату с 13 до 30 тысяч рублей. Средний размер пенсий с 16 тысяч тоже до 30 тысяч рублей поднять, предоставив людям право выходить на несколько пониженные размеры пенсии в 55-60 лет, как это было раньше.


И еще нужно утроить пособие по безработице, средний размер которой в России, пожалуй, единственной стране, ниже прожиточного минимума в три раза.


Освободить от налогов 30 тысячный доход в месяц. Самое трудное - поднять доходы на селе, в сельской местности и в малых городах, где проживает 50 млн человек. А их душевые доходы 20-25 тыс рублей в месяц в сравнении с 40 тыс рублей в среднем по стране и 45-50 тыс рублей в больших городах.


У государства нет таких средств и поэтому надо создать условия, чтобы трудовое население на селе и в малых городах само заработало. Для чего надо значительно увеличить число фермерских крестьянских хозяйств, объединить их в промысловую кооперацию, при которой нужно создать тысячи и тысячи заводов по переработке сельхозпродукции и обслуживанию фермеров. А также собственную сеть продовольственных магазинов по всей стране - КООП, как это имеет место в Швейцарии и многих других странах.


-Помимо увеличения мер социальной поддержки, какие еще реанимационные меры должен, на ваш взгляд, предпринять кабмин?


-Повернуть банковскую систему к решению задачи социально-экономического роста и, повторюсь, подъема благосостояния людей. Нашему государству, чей долг перед другими странами один из самых низких в мире, увеличить его. По внешнему долгу, например, с 3 до 15% до 20% от ВВП в ближайшие 5 лет. Отмечу, что долг Европейских стран - 80%, США - 110%, Китая 67%, а Японии даже 266%.


И надо заинтересовать предприятия в увеличении инвестиций в основной и человеческий капитал, для чего освободить от налога на прибыль ту часть прибыли, из которой они черпаются. Если снизить сроки амортизации хотя бы в полтора раза, то можно увеличить фонд амортизации, из которого формируется более половины инвестиций предприятий и организаций.


И последнее, о чем я не могу говорить содержательно и подробно, не являясь специалистом, это коренное улучшение деятельности судов применительно к бизнесу. И строжайшие меры по недопущению вмешательства силовых органов в социально-экономическое развитие страны.


-А сейчас, сегодня за счет чего наша экономика может расти? У нас нет ничего. Мы не можем без импортных комплектующих создать свой самолет, выпустить конкурентоспособный автомобиль. У нас даже своего российского “айфона” нет.


-У нас с одной стороны ничего нет, с другой почти все есть. Мы удивительная страна.


Добавлю, что механизм, который двигает экономику вперед, состоит не только из рынка капитала, но и из конкурентной среды и условий, при которых бизнес заинтересован вкладывать деньги в свою страну.


И второй механизм для развития - это планирование. Стратегическое, пятилетнее, которое применяли и применяют 50 рыночных стран.


-А мы отказались от этой практики после развала СССР.


-Да, мы с водой выплеснули ребенка. Индия несколько лет назад закончила 12-ую “пятилетку”, Турция сейчас находится в середине 11-ого пятилетнего плана. Шесть “пятилеток” было у Японии, благодаря чему она стала второй державой после США.


Речь, не идет, конечно, о такой административном, централизованном, детальном планировании обязательным для всех. Речь идет о модернизации системы применительно к рынку. Для государственных предприятий - это директивный план, для частных - индикативный. То есть советоваться с частным бизнесом - нам бы вот то, и вот это. И по согласованию устанавливается цифра, на которую работает весь государственный механизм. И помогает частному бизнесу выйти на какие-то показатели.


-Нефть и газ останутся основными источниками дохода?


-Весь ТЭК, без угля, приносит в бюджет только 15% дохода. Но это без нефтехимии и нефтепереработки, без смежных отраслей, без инвестиций в ТЭК, без доли транспорта, без оценк финансовых птоков. Реально, доля 25%, если грубо.


Нефть, если заработают все санкции, больше не будет у нас двигателем экономики. С 1999 года произошло восьмикратное увеличение стоимость нефти за баррель. Вот такого больше не будет.


ТЭК и дальше будет играть большую роль в нашей экономике, его доля в ВВП будет оставаться высокой, но все меньше и меньше, потому и надо развивать другие отрасли.


-А если не получится развивать, то дефолт?


-Нет, мы противодействуем и мобилизуем внутренние ресурсы, которые у нас, как я уже сказал, огромны. Для этого просто нужно сделать естественные и разумные вещи. Например, еще раз повторюсь, повернуть банковскую систему в проблемы социально-экономического роста.


И нужно принять программу, мы живем без программы и плана. А нужно разработать программу по восстановлению экономики к концу 2025 года. А для этого хорошо бы собрать экспертов. Не только из числа правительственных чиновников, у которых зачастую нет экономического образования.


Не с перепугу что-то делать - поднимать ключевую ставку до 20%, а анализировать и планировать.


-А не надо было поднимать до 20%.


-Думаю, нет. Поднять, примерно, до 12%. Сейчас же ее опускали несколько раз.


-В своих прогнозах вы уточнили: кризис растянется до 2025-2026 годов, но это если прекратится СВО. А если не прекратится? И насколько для федерального бюджета критичны затраты на эту спецоперацию?


-Я не буду прогнозировать сроки проведения этой спецоперации. Это не моя компетенция.


Пока каждый день СВО обходится бюджету примерно в 1 млрд долларов. Бюджет сильно просел, но не критично, если говорить про этот показатель. Некоторые эксперты считают, что по всем признакам перемирие возможно до конца года. Это не мой прогноз. Если это произойдет, то я полагаю, что часть санкций с России будет снята. Пока давайте смотреть в будущее, исходя из такого сценария.

Источник: https://newizv.ru/interview/16-08-2022/akademik-abel-aganbegyan-k-kontsu-goda-30-rossiyan-budut-zhit-na-300-rubley-v-den

9
354
0