Нелепость — одна из многих

И с намерением В. Путина развивать производство мяса КРС получилось «как всегда»

Восемь лет назад, в апреле 2012 года, Путин, выступая в Государственной думе, огорошил слушателей заявлением (цитирую по стенограмме): «…вот говорили о заделах советского времени, но не было в заделах у нас производства мяса крупного рогатого скота. Ну не было… Я говорю правду, правду!.. Вот послушайте меня. И вы можете об этом не знать. У нас в России, в Советском Союзе, не было специального мясного животноводства… Вы знаете, что я уже занимаюсь этим не первый год и внимательно, очень внимательно слушаю наших сельхозпроизводителей. … У нас много таких специалистов. Я почти каждую неделю с ними встречаюсь, почти каждую неделю. Не было у нас в Советском Союзе мясного животноводства. У нас забивали скотину, когда она уже молоко не давала».

ДЕЛИКАТНО ГОВОРЯ, Владимир Владимирович проявил излишнюю доверчивость к близким к трону специалистам. Если бы он, прежде чем бить в колокола, заглянул в святцы, то бишь хотя бы в сборники Росстата уже времён своего правления, то наверняка воздержался бы от провозглашения столь вопиющей нелепости. Потому что из этих сборников он бы узнал, что в 1986—1990 годы сельское хозяйство РСФСР производило в среднем за год 9671 тысячу тонн мяса скота и птицы, и наибольшая его часть — 4096 тысяч тонн — приходилась именно на долю крупного рогатого скота.

Если принять версию Путина, что на мясо шли престарелые коровы, то какое же гигантское стадо коров было в Советской России! Ведь оставшиеся коровы давали в то время 54 миллиона тонн молока — результат, который остаётся для современного российского сельхозпроизводства недостижимой мечтой. Впрочем, зачем рассматривать версии, рождённые чьей-то фантазией, когда можно опять же заглянуть в ежегодник Росстата (я воспользовался для этого тем, который был выпущен в 2011 году). Из него мы узнаём, что в те самые 1986—1990 годы при общей численности стада КРС в 57 миллионов голов коров насчитывалось менее 21 миллиона. Правда, Владимир Владимирович, не ставя под сомнение данные поголовья, бросил тогда: «Да не о поголовье речь!» Неужто он полагает, что остальные 36 миллионов голов КРС использовались в народном хозяйстве РСФСР для украшения сельского ландшафта?

Я завёл разговор об этом не для того, чтобы напомнить об одной из многих антисоветских нелепостей, изречённых Владимиром Владимировичем за долгие годы правления Россией. В том выступлении Путина была и конструктивная составляющая. Он говорил о важности развития мясного животноводства, о том, что власть целеустремлённо работает в этом направлении: «Сейчас мы занимаемся селекцией, занимаемся ввозом этого поголовья из-за границы — это кропотливая, большая и требующая длительного цикла работа. И вы знаете, что это 8—10 лет».

Восемь лет со времени этого выступления, повторю, исполнилось как раз в этом году. Правда, данными за нынешний год я не располагаю: в ежемесячной «Информации» Росстата сведения о производстве мяса приводятся без указания его «происхождения». Поэтому воспользуюсь данными из последнего вышедшего в свет ежегодника Росстата. Они за 2018 год, но шесть лет — срок вполне достаточный для выявления тенденций.

На первый взгляд, прогресс очевиден. Если в 2012 году в России было произведено 8,1 миллиона тонн мяса, то в 2018-м — 10,6 миллиона. И это выше показателя РСФСР конца 1980-х годов. Пропагандистская прислуга власти с энтузиазмом исполнила «Всё хорошо, прекрасная маркиза», не «заметив», что для характеристики положения с мясным животноводством, как и в песне, надо добавить: «За исключеньем пустяка».

Путин ведь в 2012 году говорил о производстве мяса КРС. А с ним и спустя шесть лет «кропотливой, большой» работы власти положение аховое. Производство мяса КРС в 2018 году составило 1608 тысяч тонн — это в 2,5 раза хуже, нежели в обличаемые Путиным советские времена, и хуже, чем в 2012 году, когда он заявил о своём намерении развивать мясное животноводство — тогда мяса КРС было произведено 1646 тысяч тонн. Вряд ли кто-нибудь рискнёт назвать это прогрессом.

А основной вклад в рекорд по производству мяса внесло мясо птицы — 4980 тысяч тонн. В 1986—1990 годы мясо птицы в общем производстве мяса составляло 18%, ныне — 47%! Конечно, значительный рост производства мяса птицы — это прогресс. Только это совсем не то, к чему призывал в выступлении 2012 года Путин.

Но и тут есть один «пустяк». Дело в том, что в 2018 году поголовье птицы было в 1,2 раза меньше, нежели в 1986—1990 годы; а производство мяса птицы оказалось в 2,8 раза больше.

С учётом того, что, как утверждал известный в кругах российского бизнеса проповедник капиталистической успешности Наполеон Хилл, «богатство достигается всеми возможными способами», возникают сомнения: такое чудо — это достижение селекции или химии?

Сомнения подтверждает сообщение СМИ того же 2018 года: «Некоммерческая организация «Росконтроль» проверила продукцию самых популярных брендов, выпускающих на рынок бёдра цыплят-бройлеров. Результаты оказались неутешительными: в курятине нашли следы инъекций соляного раствора (он используется для увеличения массы), а также антибиотики и опасные бактерии». Заголовок этого сообщения — «Российскую курятину признали опасной для жизни».

Что ж, это далеко не первый случай, когда капиталистический «прогресс» оказывается опасным для жизни народа России.

Виктор ВАСИЛЕНКО. г. Белгород.

Источник: https://gazeta-pravda.ru/issue/53-30985-36-iyulya-2020-goda/nelepost-odna-iz-mnogikh/

1
195
0