Учитесь ОППАрыши у реальной оппозиции

Не с вами и не здесь: Одного ответа Владимира Высоцкого хватило, чтобы в США замолчали.

Мало кто в России не знаком с творчеством талантливого актёра, песенника и поэта Владимира Высоцкого.

Его произведения прочно вошли в нашу культуру и любимы миллионами.

Артиста не стало 40 лет назад, однако и при жизни, и после его смерти не угасают рассуждения о том, был ли Высоцкий "антисоветчиком", хотел ли он покинуть Родину и почему, несмотря на многочисленные приглашения с Запада, так и не уехал.

С другой стороны, сегодня мы можем сказать прямо: одной фразы в легендарном интервью Высоцкого хватило, чтобы в США замолчали.

Автор:
Ганга Александра

Патриот или...?

Многие знакомые артиста и специалисты, анализирующие его жизненный путь и творчество, отмечали, что  отношения Владимира Семёновича Высоцкого с властями СССР не были простыми.

Актёр всегда смело восхвалял идеалы свободы, критиковал трудности с выездом за рубеж, низкие зарплаты.

В свою очередь, власти платили ему тем, что не принимали в творческие союзы, издатели не печатали его стихи, не выпускали книги и пластинки, да и КГБ глаз не спускал.

Впрочем, это не мешало Высоцкому и при жизни быть популярнейшим артистом и пользоваться многими благами. 

Дело в том, что артист был принят высшими чиновниками – поклонниками его творчества, включая Юрия Андропова.

И, в отличие от миллионов других советских людей, мог выезжать из страны и беспрепятственно ездил на собственном "Мерседесе" по Москве.

Так "врагом народа" он был или "другом"?

Ответ прост – Высоцкий был собой: человеком с собственными взглядами, убеждениями и бесконечной, нескрываемой любовью к Родине.

"Уезжал много раз, но всегда возвращался"

Сам Владимир Семёнович никогда не считал себя "антисоветчиком" и не хотел, чтобы ему приписывали "чужое мировоззрение".

Достаточно вспомнить поездку Высоцкого в США.

В 1976 году вместе с супругой Мариной Влади артист после отпуска в Лос-Анджелесе посетил Нью-Йорк.

Там он дал ныне знаменитое интервью американскому журналисту Дэну Разеру. Американец поинтересовался, почему Высоцкий не переедет в США, где его так любят.

На что Владимир Семёнович прямо сказал, что Родину свою не бросит.

Он мог позволить себе критику власти, но это было по-своему, "по-домашнему".

Ему было не всё равно, Высоцкий хотел для своей страны лучшего, при этом не считая, что "у соседа трава зеленее", и не ища поддержки или другой жизни на Западе.

Во время визитов за границу Высоцкий также не раз заявлял: "Я не диссидент, я – актёр".

"Мне претит роль мученика"

В своей работе, посвящённой легендарному артисту, кандидат философских наук, доцент и публицист Рустем Вахитов писал, что Высоцкий всегда старался отмежевать себя от диссидентов.

По его словам, людей, высмеивающих власть и начальников, в СССР было немало, кто ж не травил анекдоты о Брежневе на кухне в кругу друзей?

Но это далеко не деятельность против своей страны.

Сам Высоцкий отмечал, что любит Родину и народ.

Ему нравилось быть артистом и отражать в своём творчестве русскую душу, такую загадочную для западной идеологии.

Не уставал он об этом повторять и советским властям.

В открытом письме секретарю ЦК КПСС Петру Николаевичу Демичеву в 1973 году Высоцкий писал:

И по праву Владимир Семёнович считался и считается одним из самых народных артистов.

Почитатели его таланта были и в высоких кабинетах, и среди интеллигенции, и среди простых работяг.

Его творчество было понятно всем.

https://youtu.be/NWnDwqXnC0k

Рыцарство

В книге "Жизнь Высоцкого" журналиста Николая Андреева приводятся воспоминания друзей артиста, которые рассказывали о его переживаниях за страну, о том как, например, после гастролей в Тольятти он высказывал мнение, что завод построили не в том месте, что деревья гибнут и реки.

Приводит Андреев и такой случай:

Ехал как-то Владимир Семёнович на машине за самосвалом, который вёз раствор.

При этом раствор струйкой лился на дорогу. Высоцкий грузовичок обогнал, остановил, а водителя отчитал, мол, что у тебя добро народное пропадает.

"Водила отмахнулся: "Да пошёл ты куда подальше. Мне до фонаря!"

Высоцкий несколько дней не мог успокоиться, изливал возмущение всем и каждому:

"Ну почему так?! Почему всем всё равно? И что хорошего у нас может быть при таком отношении?"

 – вспоминает автор.

Какой же "враг народа" стал бы так волноваться?

Высоцкий всегда оставался патриотом, не стеснялся критиковать власть "по делу" и не позволял западной пропаганде сделать из себя пешку в холодной войне, которой бы он непременно стал, превратись в дессидента, уехавшего на Запад.

"И снизу лёд и сверху – маюсь между"

Весной 1980 года Высоцкий отправился в Венецию к Марине Влади, которая была в Италии на съёмках. Тогда артист посвятил ей строки:

И снизу лёд и сверху – маюсь между,

Пробить ли верх иль пробуравить низ?

Конечно – всплыть и не терять надежду,

А там – за дело в ожиданье виз…

Стихотворение оказалось одним из последних, написанных поэтом. В ночь на 25 июля 1980 года Владимира Семёновича Высоцкого не стало.

Примечательно, что широкого освещения печальное известие не получило – в Москве была в разгаре летняя Олимпиада.

Сообщили о кончине народного гения только "Вечерняя Москва" и "Советская культура". Однако о трагедии в кратчайшие сроки узнали все – люди делились печальными новостями с друзьями, коллегами, соседями.

В результате в день прощания – 28 июля – у театра на Таганке, по официальным данным, собрались более 100 тыс. человек. Траурная процессия растянулась на 9 километров.

К Таганке стянули всех свободных от Олимпиады милиционеров, однако в них не оказалось надобности: люди были полны скорби и переживали смерть артиста, как потерю близкого.

Позднее в статье канадской газеты, посвящённой смерти Высоцкого, приводилась фраза одного из участников церемонии прощания:

"Это не политическая демонстрация. Мы просто любили его".

Источник: https://tsargrad.tv/articles/ne-s-vami-i-ne-zdes-odnogo-otveta-vladimira-vysockogo-hvatilo-chtoby-v-ssha-zamolchali_257491

70
1014
17