«Я простой русский мужик, но мы тут зажгли огонь революции».

Как жители республики Алтай борются с черными лесорубами из Китая

 

В республике Алтай вырубают десятки тысяч гектаров столетних лесов — по документам это сорная «древесно-кустарниковая растительность». Деловой лес (лес из пригодных для поделочных и строевых работ деревьев. — прим. «МБХ медиа») уходит в Китай, остатки гниют на месте.

Алтайские активисты пикетировали здание сибирского полпредства — они требовали запретить вырубку леса вокруг Телецкого озера. Всего в республике Горный Алтай из-за лазеек в законодательстве под вырубку уходит более 20 тысяч гектаров — эта площадь примерно всех задействованных сельскохозяйственных земель в Московской области. Лес уходит в Китай, уверены местные жители.

В одиночном пикете у ворот здания сибирского полпредства стоял Владимир Швецов, организатор массовых митингов в селе Турочак — в одном из центров массовой вырубки реликтовых алтайский лесов. В этой тайге растут кедры возрастом более ста лет. Но по закону они считаются сорной «древесно-кустарниковой растительностью», — потому что земля переведена в категорию сельхозназначения и распродана.

Первоначально землю под Турочаком скупили предприниматели: депутат райсовета Александр Трудов и депутат рангом повыше — Вечеслав Кыдатов, член фракции КПРФ в Курултае, парламенте республики Алтай. Трудов — директор ООО «Лесагросервис», Кыдатов — АПК «Заречный». Через некоторое время часть земель распродали.

Активно рубить лес в прибрежной зоне и вдоль дорог стали в начале сентября 2017 года. «Лес вывозили КАМАЗами — за осень, по словам лесников, вырубили тайги на 250 миллионов», — вспоминает Швецов. Машины шли сплошным потоком — за день в Бийск уходило больше тысячи кубов. Там лес пилили и он уходил покупателям — большая часть в Китай, предполагает Швецов.

«Китайский след» неслучаен — жители КНР действительно взяли в аренду на 49 лет 6,5 гектаров в соседнем, Чойском районе, и поставили там пилораму. Владелец компании «Юйхэн» — гражданин Китая Линь Хунюй.

https://youtu.be/_LayHFSOGh8 

Все это время суды вяло рассматривали иски — без вмешательства властей и решения как-то изменить статус земель или выкупить их действия рубщиков в принципе не нарушали закон: на землях сельхозназначения с вековой тайгой можно делать все, что угодно владельцам.

Власти вмешались лишь после того, как в ночь с 15 на 16 ноября на деляне у села Верх-Бийка Турочакского района, принадлежащей депутату Трудову, местные жители сожгли вагончик охранника и убили собаку. Сторожа нашли мертвым. Чуть позже неизвестные подожгли трактор и пилораму.

15 ноября собрался сход нескольких сел: пришли жители Верх-Бийска, Тодошки, Кебезени. Более ста человек разговаривали с полицией и администрацией района.

Исполняющий обязанности начальника турочакской полиции Сергей Жбанов объяснял, что мораторий на вырубку поддержат «не все предприниматели и жители района» и убеждал жителей бороться за свои права, не нарушая закона. Глава Турочакского района Владислав Рябченко говорил, что лесники не могут охранять эти земли и напоминал, что они стали частными в 90-х годах, когда десятки тысяч гектаров лесов Турочакского, Кебезенского и Дмитриевского совхозов скупили предприниматели, они же депутаты, как земли сельхозначения.

Суд оставлял эти сделки в силе и не накладывал обеспечительных мер на леса на время разбирательств — вырубки шли уже два года, но не были так очевидны для населения. До прибрежных зон и дорог добрались только сейчас. Всего за это время по оценкам районных властей вырубили 7% от всех не защищенных законом лесов.

Сход жителей сел по поводу вырубки леса.

Фото: turochak-altai.ru

«С 2009 года мы неоднократно поднимали этот вопрос на всех круглых столах… вместе с министерством природных ресурсов по решению главы республики в течение трех лет обращались в суды, прокуратуру, вопрос был на обсуждении в Совете Федерации, но это только давало отсрочку», — рассказывал Рябченко.

Осенью леса рубили под предлогом «культурно-технических мероприятий мелиоративных работ по улучшению, осветлению выпасов». Собственники воспользовались ситуацией, когда в России объявлен призыв по расширению и расчистке пахотных земель, считают власти. «Но все прекрасно понимают, что никакой расчистки не будет, пахоты тоже, а все порубочные остатки будут гнить в лесу, создавая пожароопасную ситуацию, свалку и неприглядный вид. Природнадзор имеет возможность после вырубки привлечь к ответственности землевладельцев за нарушения, но леса-то уже не будет», — сожалели в районной администрации.

«Для ограничения деятельности по вырубки и вывоза сосняка был выставлен пост ДПС», и сотрудники ГИБДД штрафовали водителей машин, которые выезжали на региональную дорогу с грязными колесами, рассказали чиновники.

21 ноября состоялось экстренное заседание правительства Республики Алтай по поводу событий вблизи сел Тондошка и Верх-Бийск, уже 24 ноября прокурор Турочакского района обратился в районный суд с иском «о понуждении ответчиков прекратить осуществление рубок лесных насаждений на принадлежащих им земельных участках, а также произвести очистку данных земельных участков от порубочных остатков», и суд удовлетворил ходатайство.

23 ноября в Турочаке состоялся митинг. Его организатора Владимира Швецова «перекрасили в оппозиционеры, — говорит он. — Так с нами проще бороться».

«Я простой деревенский мужик, как правильно не знаю, но мы тут зажгли огонь революции — и, если нужно, в Москву полетим», — говорит Швецов и интересуются, не оппозиционеры ли мы — иначе у властей появится повод считать борцов с вырубкой «пятой колонной».

Владимир Шевцов. Фото: личная страница в Одноклассниках

А власти стараются: «Под меня копают — что это чуть ли не я лично сжег пилораму», — рассказывает Швецов. Кстати, Владимир Швецов — двоюродный брат владельца той самой пилорамы депутата Александра Трудова.

«Сыну учительницы села Тодошки подкинули наркотики, она поняла намек, больше не участвует в протесте. Лесник нам помог — на следующий день, пока мы живым щитом останавливали трактора, он пошел на допрос «мол, проник на частную территорию», — перечисляет потери Швецов. Но местные не сдаются.

«Это леса, которые нас кормят. Большая часть жителей живет только за счет сезонных заработков, на сборе кедрового ореха и черемши. Мы в лес ходим за грибами и ягодами, наш скот пасется в лесах, на открытые места они выходят уже под вечер, когда жара спадает. Мы просто не сможем здесь жить, если не сохраним этот лес», — пытался объяснитьорганизатор митинга Роман Мутасов.

24 февраля протестующие вновь соберутся в Турочаке.

«Мы объединились с местными коренными народами и устраиваем митинг вместе с ними. А коренные со времен присоединения, триста с лишним лет, ничем не возмущались — пока не начали рубить леса», — рассказывает Швецов, который «сам под собой рубит сук» — он строит в Турочаке туристическую базу, и ему пригодился бы тот лес, против вырубки которого он выступает.

Источник: https://mbk.media/region/ya-prostoj-russkij-muzhik/

28
886
24