Нет выхода, кроме войны


У нас нет скоростных поездов. Нет всеобщей медицины. Нет полноценной программы спасения от пандемии. Нет спасения от растущей инфляции. Нет 41,8 млрд. долларов на восстановление дорог и мостов, построенных 68 лет назад. Никто не прощает студентам долги в 1,7 трлн. долларов. Никто не решает проблему неравенства доходов. Никто не собирается накормить 17 млн. голодающих детей. Никто не собирается контролировать распространение оружия, насилия и массовых расстрелов. Никто не планирует помогать 100 тыс. американцев, которые каждый год умирают от передозировок наркотиками. Нет надежды на повышение минимальной заработной платы до 15 долларов в час. Нет надежды на снижение цен на бензин.

Военная экономика, установленная в середине XX века, разрушила частный бизнес, обанкротила страну и растратила триллионы государственных долларов. Монополизация капитала военными довела национальный долг до 30 трлн. долларов, что на 6 трлн. долларов больше ВВП США. Проценты по этому долгу составляют 300 млрд. долларов в год. В 2023 году мы планируем потратить на войну 813 млрд. долларов – больше, чем следующие 9 стран, включая Китай и Россию. За наш милитаризм мы платим высокую общественную, политическую и экономическую цену. Вашингтон пассивно наблюдает, как США морально, политически, экономически и физически разлагаются, пока Китай, Россия, Саудовская Аравия, Индия и другие страны освобождаются от долларовой и глобально-банковской тирании. Как только доллар перестанет быть мировой резервной валютой, экономический коллапс станет неудержимым. Это приведёт к закрытию более 800 заграничных военных баз и к падению Американской империи.

Двухпартийное разложение.

Неважно, кто сидит у власти, демократы или республиканцы. Война лежит в основе этого государства. Бешеные заграничные военные расходы оправдываются «национальной безопасностью». Почти 40 млрд. долларов, выделенных Украине, большая часть которых досталась таким торговцам оружия как Raytheon Technologies, General Dynamics, Northrop Grumman, BAE Systems, Lockheed Martin и Boeing – это только начало. Военные стратеги, которые запланировали затяжную войну, призывают каждый месяц выделять на Украинскую войну по 4-5 млрд. долларов. Мы сталкиваемся с реальными угрозами. Но никто не обращает на них внимания. Бюджет Центров по контролю и профилактике заболеваний составит в 2023 году только 10,675 млрд. долларов, бюджет Агентства по охране окружающей среды – 11,881 млрд. долларов. На одну лишь Украинскую войну выделяется более чем в два раза больше. Пандемия и чрезвычайная климатическая ситуация неважны. Главное - война. Это путь к коллективному самоубийству.

Для противодействия алчности и кровожадности военной экономики было три сдерживающих фактора, которых больше нет. Первый – старое либеральное крыло Демократической партии, которое критиковало военную машину Пентагона. Так называемые «прогрессисты» - жалкое меньшинство в нынешнем Когрессе, Барбара Ли ещё выступала против войны с Афганистаном, но теперь даже Ильхан Омар покорно поддерживает финансирование марионеточной Украинской войны. Вторым сдерживающим фактором были независимые СМИ и общественные институты, которые выступали против постоянных войн. Третьим фактором было массовое антивоенное движение. Его участники понимали, что необузданный милитаризм – смертельная болезнь.

Ни одна из этих оппозиционных сил, которые не смогли отменить военную экономику, больше не существует. Две правящие партии куплены корпорациями, особенно военными. Пресса бессильна, и даже покорна военной промышленности. Военные пропагандисты щедро оплачиваются военной промышленностью. В СМИ постоянно выступают бывшие генералы армии и разведки. В мае на телевидении прошла передача, во время которой члены Центра новой американской безопасности (ЦНАБ) рассказали о симуляции американо-китайской войны из-за Тайваня. Соучредитель ЦНАБ Мишель Флурной, которую Байден назначал для управления Пентагоном, заявила в 2020 году, что США должны быть «способны гарантировано угрожать потопить все подводные лодки, корабли и торговые суда Китая в Южном Китае за 72 часа».

Горстка антимилитаристов и критиков империи, как левых типа Ноама Хомского, так и правых типа Рона Пола, считаются покорными СМИ врагами государства. Либеральный класс занимается фальшивым активизмом, в рамках которого классовые, капиталистические и милитаристские вопросы заменены «культурой отмены», «мультикультурализмом» и «политикой идентичности». Либералы поддерживают Украинскую войну. Во время войны с Ираком, они ещё делали вид, что присоединяются к уличным протестам. Украинскую войну они уже называют крестовым походом против нового Гитлера, в интересах свободы и демократии. Нет смысла надеяться, что они станут прежними и займутся реальными национальными и глобальными бедствиями. Неоконсерваторы и либеральные интервенционисты наперебой призывают к войне. Байден назначил этих сторонников войны, чьё отношение к ядерному оружию вызывает тревогу, руководить Пентагоном, Советом национальной безопасности и Министерством иностранных дел.

Поскольку главная наша деятельность заключается в войне, все предлагаемые решения – военные. Этот военный авантюризм ускоренно приближается к упадку, о чём свидетельствует поражение во Вьетнаме и разбазаривание 8 трлн. долларов на бессмысленные войны с Ближним Востоком. Заявляется, что война и санкции нанесут поражение России, у которой можно забрать газ и другие природные ресурсы. Война или угроза войны должны сдерживать и растущее экономическое влияние Китая. Это безумные и опасные фантазии, распространяемые правящим классом, который окончательно оторвался от реальности. Он больше не может спасти наше общество и экономику, он хочет лишь уничтожить своих глобальных конкурентов, особенно Россию и Китай. Он думает, что как только милитаристы нанесут поражение России, они перенаправят военную агрессию на Индо-Тихоокеанский регион. Ещё на посту министра иностранных дел Хиллари Клинтон называла Тихий океан «американским морем».

Экономический кризис.

Нельзя говорить о войне, не имея в виду рынки. США, темпы экономического роста которых упали ниже 2%, на фоне экономического роста Китая в 8,1%, используют военную агрессию для поддержки слабеющей экономики. Если США смогут подорвать поставки российского газа в Европу, европейцы должны будут покупать газ у США. С другой стороны, корпорации США хотят уничтожить Коммунистическую партию Китая, даже если для этого придётся развязать мировую войну, чтобы получить бесконтрольный доступ к китайским рынкам. Война, которая может вспыхнуть между США и Китаем, разрушит китайскую, американскую и глобальную экономики, как во время Первой мировой войны, уничтожив свободную торговлю между странами. И это вполне реально.

Вашингтон отчаянно пытается создать военные и экономические блоки, чтобы подорвать рост китайской экономики. Белый дом показал, что байденовские визиты в Азию направлены на запугивание Китая и других азиатских стран. Байден пригласил Южную Корею и Японию на саммит НАТО в Мадриде. Однако, всё меньше и меньше стран, даже среди партнёров США в Европе, желают господства США. Вашингтонские претензии на демократию и права человека настолько разоблачены, что уже не вызывают ни у кого доверия. Экономический спад США необратим, постольку объём Китая давно превысил 70% от общемирового. Война – последнее средство всех умирающих империй на протяжении всей истории человечества. И последствия её катастрофичны.

Армейские проблемы.

Ключевым моментом постоянных войн стал отказ от военного призыва. Без общего призыва всё бремя войны ложится на бедные, рабочие и военные семьи. Без призыва дети мелкой буржуазии, которые возглавляли движение против войны с Вьетнамом, смогли уклоняться от службы. Это помогло командованию спастись от внутренних восстаний, которые вспыхивали в армии в то время, поставив под угрозу армейскую дисциплину. Но это ограничило количество солдат, осложнив выполнение милитаристских амбиций. Невозможность сохранить и увеличить численность войск, воюющих с Ираком и Афганистаном, привела к политике продления военных контрактов. Также немного помог найм сотрудников частных военных компаний. Даже если бы был восстановлен призыв, это не помогло бы выиграть войны с Ираком и Афганистаном, но ничтожная доля желающих служить в армии (7% населения) – непризнанная ахиллесова пята милитаристов.

«Как следствие, проблема слишком большого количества войн и нехватки солдат ускользает от серьёзного изучения», - написал историк и полковник в отставке Эндрю Басевич в книге «После апокалипсиса: роль США в трансформированном мире». - «Надежды на заполнение этого разрыва новой техникой позволяют не задумываться над чрезвычайно важными вопросами: Есть ли у США военные средства, способные заставить противников поверить в их претензии на самую незаменимую нацию в мире? И если нет, что доказали войны в Афганистане и Ираке, не стоит ли Вашингтону умерить свои амбиции в соответствии с этим?» Эти вопросы – табу. Военные стратеги рассчитывают на то, что новые войны будут отличаться от прошлых. Они вкладывают деньги в теории о будущих войнах, которые игнорируют уроки прошлого, что гарантирует новые поражения.

Самообман.

Политический класс так же обманывает себя, как и генералы. Он отказывается признавать появление многополярного мира и явный упадок власти США. Он говорит на выродившемся языке американской исключительности и непобедимости, веря, что он имеет право навязывать свою волю, называя себя «лидером свободного мира». В своём меморандуме по оборонному планированию 1992 года заместитель министра обороны Пол Вулфовиц заявил, что США должны сделать так, чтобы больше никаких сверхдержав не появлялось. США должны использовать свою военную силу, чтобы обеспечить своё вечное господство в однополярном мире. В 1998 году, выступая по телевидению, министр иностранных дел Мадлен Олбрайт представила эту демократическую однополярность словами: «Если нам придётся применять силу, то только потому, что мы – американцы, мы – незаменимая нация. Мы стоим высоко и смотрим в будущее дальше, чем другие страны».

Эта безумная вера в глобальное превосходство США, как и в их непревзойдённую доброту, ослепляет правящих республиканцев и демократов. Военные нападения, которые они не задумываясь использовали для спасения доктрины однополярности, особенно на Ближнем Востоке, привели к террору и нескончаемой войне. Они не задумывались о расплате, пока угнанные самолёты не врезались в здания в Нью-Йорке. Эти абсурдные галлюцинации отражают замену реальности мифами. Общественность ненавидит этих высокопоставленных архитекторов американского империализма. Империализм терпели, пока он воевал за границей и повышал уровень жизни внутри страны. Его терпели, пока он ограничивался тайными интервенциями в Иране, Гватемале и Индонезии. Но во время войны с Вьетнамом терпение кончилось.

Военные поражения сопровождались неуклонным снижением уровня жизни, застоем зарплаты, коллапсом инфраструктуры и экономическими мерами и торговыми сделками, которые развалили промышленность и разорили страну. Правящие олигархи, входящие в Демократическую партию, не доверяют Дональду Трампу. Он – ведёт себя как еретик, подрывая веру в святость Американской империи. Трамп высмеял вторжение в Ирак, назвав его «большой жирной ошибкой». Он пообещал «спасти нас от бесконечной войны». Трампа неоднократно допрашивали об отношениях с Владимиром Путиным. Один журналист заявил, что «Путин – убийца», на что Трамп ответил: «Здесь много убийц. Думаете, наша страна такая уж невинная?» Трамп посмел сказать правду, которая всегда должна была замалчиваться: милитаристы продали американский народ.

Ноам Хомский пострадал от преследований за правильную мысль, что Трамп - единственный государственный деятель, который выдвинул разумное предложение по урегулированию российско-украинского кризиса. Он предложил «помогать переговорам, а не мешать им, и двигаться к установлению какого-нибудь соглашения в Европе, которое предусматривает взаимное согласие, а не военные альянсы». Трамп слишком рассеян и непостоянен, чтобы предлагать серьёзные политические решения. Он разработал график вывода войск США из Афганистана, но обострил обамовскую экономическую войну против Венесуэлы, и восстановил убийственные санкции против Кубы и Ирана, от которых отказалось правительство Обамы. Он увеличил военный бюджет. Трамп грозился нанести ракетный удар по Мексике, чтобы разрушить нарколаборатории. Но он открыто осудил имперскую бесхозяйственность, заслужив любовь общественности, которая ненавидит самодовольных правителей, развязывающих одну войну за другой. Трамп, конечно, врёт, но его противники тоже врут.

Слишком разорительные войны.

57 республиканцев, которые отказались утвердить дополнительное вложение в Украинскую войну в размере 40 млрд. долларов, не считая ещё 19 законопроектов, предложенных с той же целью, общей суммой 13,6 млрд. долларов, называются в СМИ трамповскими заговорщиками. Они, как и Трамп, считаются еретиками. Они также демонизируются, и их мнения замалчиваются в СМИ. Чем дольше Байден будет вкладывать средства в войну, тем дольше будут господствовать наши фашисты.

«40 млрд. долларов, зато нет детских смесей для американских матерей и малышей», - с осуждением сказала на заседании Конгресса Марджори Тейлор Грин во время обсуждения дополнительных вложений в войну. - «Неизвестная сумма денег на дополнительное финансирование ЦРУ и Украины, но нет детских смесей для американских малышей. Прекратите финансирование смен режимов и мошенничества с отмыванием денег. Американские политики скрывают свои преступления в таких странах как Украина».

За эти слова демократ Джеми Раскин с яростью напал на Грин, обвинив её в распространении пропаганды русского президента Владимира Путина. Грин, как и Трамп, сказала правду, которая нашла отклик в измученных массах. Оппозиция вечной войне должна исходить только от крошечной кучки прогрессистов из Демократической партии, которая, к сожалению, продалась порочным правителям. Грин – сумасшедшая, но Раскин и Байден не менее сумасшедшие. Нам придётся очень дорого заплатить за это безумие.


Источник: Chris Hedges: No Way Out But War, Chris Hedges, ScheerPost.com, consortiumnews.com, May 24, 2022.

 

Источник: https://antizoomby.livejournal.com/936705.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry

0
47
0