Голем-цивилизация

 

 

 

Автор: Виталий Даренский

 

Современный антихристианский Запад порождает идеологии, которые должны создавать у людей иллюзию осмысленности их бытия после того, как его подлинный смысл был уничтожен. В XIX веке были созданы «левые» идеологии, которые внушали людям, что они «экономические животные», а смысл жизни состоит в жратве и зависти к тем, у кого её больше. Самая лживая из этих идеологий — марксизм — в ХХ веке довела значительную часть русского народа до идиотизма, от которого эти несчастные до сих пор не излечились.

Затем на Западе был создан фрейдизм, который внушал, что человек — это уже даже не экономическое, а просто больное животное, главные побуждения которого состоят в совокуплении и кровосмешении. Сам Фрейд, видимо, так искренне и считал, построив свою теорию на основе наблюдений за дегенератами, среди которых он жил. А затем уже хозяева мировых денег и по совместительству «хозяева дискурса» сделали эту «теорию» обязательной для всех, что резко ускорило процесс моральной деградации и вымирания Европы.

Наконец, уже к концу ХХ века Деррида создал философскую теорию антихристианства — деконструкцию, войну против «логоцентризма». Поскольку Логос — это Христос, то «деконструкция» фактически стала методом разрушения самих оснований христианской культуры, устранения из неё Христа. Эти три великих разрушителя Маркс, Фрейд и Деррида — прямые (в том числе и в этническом смысле) потомки тех, кто на площади кричал Пилату: «Распни, распни Его!» — создали современную так называемую культуру отмены, то есть отмену культуры и запрет на христианство. Маркс разрушил общество, создав миф о так называемой классовой борьбе. В нормальном обществе невозможна классовая борьба, поскольку в состоянии классовой борьбы общество моментально разрушается. Классовая борьба запускается искусственно путем введения общества в состояние беснования с помощью специальных манипулятивных технологий, как это и произошло в России в 1917 году.

Фрейд разрушил личность, внушив человеку, что он не более, чем больная похотливая обезьяна, более всего на свете желающая изнасиловать собственную мать. В любом нормальном обществе место Фрейду было бы в тюрьме или в дурдоме, но на «цивилизованном» Западе его объявили гением и великим мыслителем. Деррида занимался разрушением всех смыслов, на которых основана культура, и за это тоже был объявлен великим мыслителем. И если сейчас эта антицивилизация, у которой такие «великие мыслители», ведет тотальную войну против России, то это означает, что Россия действительно все ещё остается Катехоном, удерживающим мир от прихода Антихриста.

Новейшим изобретением антихристианства является идеология так называемого трансгуманизма, основанная на глубоком духовном невежестве её адептов. Трансгуманизм является закономерной реакцией на секуляризацию сознания: ведь жажда бессмертия у человека неустранима, и, когда человека лишили знания о бессмертии подлинном, о котором говорит религия, он пытается придумать бессмертие искусственное, будто бы достигаемое с помощью технических средств. В данном случае религиозная идея бессмертия души и преображения человека подменяется примитивным мифом о том, что человек «не является последним звеном эволюции», а значит, может «совершенствоваться до бесконечности с помощью искусственных средств» и в пределе достигнуть «цифрового бессмертия».

Последняя идея основана на явном философском невежестве — её адепты наивно полагают, что сознание человека имеет «материальный носитель» — мозг и с него может быть «пересажено» на другой —  искусственный. На самом же деле сознание является свойством души, а не тела, и вместе с душой оно выходит из тела в момент смерти. С мозгом же оно связано только опосредованно — через душу. Поэтому из мозга, этого «пучка белковых проводов», пересаживать совершенно нечего и некуда, никакого сознания и «личности» там нет.

Впрочем, философское невежество адептов трансгуманизма не мешает им делать вполне реалистичные прогнозы будущей «киборгизации» человечества. Но из-за своей наивности они думают, что эта «киборгизация» будет великим благом и прогрессом, хотя в действительности она будет той катастрофой, которая уже вплотную подведёт человечество к порогу Апокалипсиса. А у тех, кто определяет ход глобальных процессов (мировой олигархии, «хозяев денег»), «киборгизация» является не более чем очередным, теперь уже финальным инструментом тотальной манипуляции человечеством, которой мы должны эффективно противостоять.

Возникающую новую реальность можно назвать голем-цивилизацией, а используемые ею средства — голем-технологиями. Как известно, Голем — персонаж средневековой талмудической еврейской мифологии, искусственно созданное существо, оживлённое магами-каббалистами с помощью тайных знаний, как некое подобие Адама, которого Бог создал из глины. Этот сюжет на самом деле является общечеловеческим, например, он содержится и в русских сказках: о Глиняном парне и Снегурочке.

Но Голем, по легенде, превышает свои «полномочия», выходит из-под контроля и восстаёт на своего творца — человека, проявляет свою волю, противоречащую воле его создателя: искусственный человек делает то, что преступно с точки зрения естественного живого человека. Вполне очевидно, что вышеуказанные гено-, нанотехнологии и «киборгизация» не могут в полной мере контролироваться человеком, т. е. рискуют породить не что иное, как сознательно создаваемого «голем»-человека. И если предшествующая ей «фаустовская» цивилизация была основана на компромиссе с силами зла ради достижения материального «успеха», что и привело к трагической гибели Фауста; то голем-цивилизация уже даже не контролирует саму себя.

Предпосылки голем-цивилизации формируются уже сейчас, ещё до массового внедрения упомянутых технологий. На рубеже XX–XXI веков С. Лем зафиксировал катастрофические тенденции в современной цивилизации, выражающие крайнюю культурную деградацию господствующего типа человека. Он писал: «Эта абортивность, повсеместное влияние недоносков… цивилизация, технизированная и переавтоматизированная до такой степени, что становится нашим идолом-покровителем, абсолютно всеохватывающим, который берёт нас под опеку и заботится о каждом космическом и земном шаге, становится своего рода адом, в который мы, сами того не желая, превратили наши стремления к повсеместному благополучию». Термин «абортивность» сознания фиксирует тот факт, что современный человек, превращаясь в «биосоциальный автомат», остаётся нерождённым как личность и живёт на таком примитивном уровне смыслов, что его метафорически уже начинают называть «постчеловеком».

Следует отдать должное смелости С. Лема, не побоявшегося поставить такой «диагноз». Однако отметим, что в русской философии он был поставлен намного раньше — в концепции К.Н. Леонтьева о трёх фазах жизненного цикла любой цивилизации: от «первичной простоты» к «цветущей сложности», а затем к «вторичному смесительному упрощению». Её завершила концепция «вторичного варварства» П.М. Бицилли, которая объясняет парадокс: как при внешнем прогрессе и достижениях в науке и технике одновременно происходит обвальная примитивизация внутреннего содержания человеческой жизни. Более того, именно эта примитивизация и является неизбежной ценой этих «достижений». Отличие «вторичного» варварства от «первичного» в том, что «вторичное» не есть отказ от «цивилизации», т. е. рационализации жизни. Как раз напротив: это апогей «цивилизации», который, как пишет П.М. Бицилли, «приводит в конечном итоге к умерщвлению души. История необратима. Замыкание цикла, возврат к исходной точке — это смерть». В последнем тезисе автор связывает историю с её дальней апокалиптической перспективой, но смысл этого тезиса в том, что история длится до тех пор, пока человек ещё не полностью порабощён «цивилизацией».

На какой человеческий ресурс может опираться современная Россия, чтобы противостоять голем-цивилизации? Этой деградации, замаскированной новейшей «витриной» якобы «прогресса», может противостоять только освоение традиционной религиозной культуры, основанной на реальном духовном опыте. Вместо этого в России миллионы людей жадно поглощают дегенеративные интеллектуальные испражнения антицивилизации Запада и поэтому считают себя страшно «образованными», на самом деле будучи духовными дикарями.

Пока это не будет признано открыто, страна будет оставаться в духовном рабстве у своего врага. Необходимо целенаправленно «перекодировать» дискурс и, в частности, смысл термина «трансгуманизм». Этот термин содержит в себе констатацию недостаточности человека, необходимость выхода за пределы «человеческого». Необходимо настойчиво напоминать в рамках как научного, там и публичного дискурса, что трансгуманизм в его буквальном и исконном смысле — это императив именно христианской культуры, в которой человек был призван к преображению и обожению вопреки своей смертной природе, порождённой первородным грехом. В основе культуры как таковой лежит совершенствование бессмертной души для приготовления её бытия в Вечности.

Бессмертия не нужно «достигать», потому что человек изначально бессмертен, но бессмертие может быть очень разным в зависимости от того, как человек проживёт эту жизнь. Проживёт в рамках «естественных» и тем более искусственных потребностей — и вечная жизнь его души будет страшной. Проживёт в соответствии с христианским идеалом — и тогда его вечная жизнь будет вечным совершенством. Таков был изначальный «трансгуманизм» и христианства, и любой традиционной религии. А по поводу «трансгуманизма» справедливы иронические слова Гегеля: «По тому, чем довольствуется дух, можно судить о величине его потери». Но эту потерю можно вернуть!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: https://rusnasledie.info/golem-civilizaciya/

0
18
-2