Как Запад украл у арабов демократию

Арабский центр исследований и политологии опубликовал недавно 600-страничную книгу «Как Запад украл у арабов демократию: Сирийский Конгресс 1920 года и подрыв либерально-исламского альянса», написанную Элизабет Томпсон и переведённую на арабский язык Мухаммадом Арнаутом. Эта книга посвящена поворотному моменту современной мировой истории, во время которого арабы основали представительскую демократию, а Запад подорвал её, прикрываясь Первой мировой войной в Европе и Османской империи. 8 марта 1920 года на Сирийском Конгрессе была провозглашена независимость Сирии, правителем которой стал король «гражданской представительской монархии» Фейсал бин Аль-Хусейн, а Мухаммад Рашид Рида возглавил разработку Конституции, которая стала основой первой арабской демократии, гарантирующей равные права для всех граждан, включая немусульман. Но в июле 1920 года на Сирию напали французы, разрушив сирийское государство. Автор этой книги описывает западное воровство демократии у арабов, подчёркивая национальное стремление арабов к единству и прогрессу, опираясь на ранее неиспользуемые первоисточники, включая современные газетные статьи, доклады Сирийского Конгресса, а также письма и воспоминания его участников.

Провозглашение независимости Сирии.

В феврале 1920 года президент США Вудро Вильсон самым решительном образом защищал свою позицию на Лондонской конференции по Турции. Но 19 марта Сенат США отклонил Версальский договор и членство в Лиге Наций, и Вильсон больше не мог утверждать, что США сыграли ключевую роль в разработке мирного договора с Турцией. После отказа США от участия в этих переговорах, всё влияние перешло к империалистам. Когда Британия и Франция льстиво называли Верховный совет Антанты предшественником Лиги Наций, они делали это в своих интересах. В своём выступлении на заседании Верховного совета Антанты в январе 1920 года лорд Керзон называл Лигу Наций федерацией независимых государств, а не высшим органом, который может повелевать государствами.

Таким образом, в апреле 1920 года Британия и Франция смогли свободно воспользоваться путаницей в имперских мандатах. Освободившись от вильсоновских ограничений, они занялись разработкой плана раздела Ближнего Востока на основе секретных договорённостей, заключённых 1 декабря 1918 года. Последствия оказались катастрофическими не только для Сирии, но и для Лиги Наций и международного права на Ближнем Востоке. Британия и Франция превратили инструменты, которые Вильсон предложил для защиты прав малых народов, в средства укрепления империалистического господства. Под прикрытием Лиги Наций они уничтожали права человека в своих колониях.

Роберт де Каш стал одним из лидеров распространения империализма. Он убедил французских государственных политиков отказаться от узкого толкования французского мандата в странах Ближнего Востока, предложенного Клемансо, чтобы установить полное и исключительное господство Франции. Делая это, он заявлял, что французский мандат положит конец британской интервенции в Сирии и приведёт к свержению Фейсала бин Аль-Хусейна. Роберт де Каш рассчитывал на помощь бывшего французского посла в Лондоне и бывшего губернатора Туниса Поля Камбона. Роберт де Каш и Поль Камбон, в конечном счёте, переиграли бывшего вице-короля Индии Керзона.

У Керзона было больше бюрократического, чем политического, опыта, поэтому он сразу попал в ловушку, подготовленную Робертом де Кашем. Глаза Керзона открылись только тогда, когда он узнал о провозглашении независимости Сирии. У него было два выхода (и оба неприятные): либо оставить Сирию французам, либо признать независимость Сирии. Но оба эти выхода для сторонника империализма Керзона означали поражение Британии. Февральские дебаты на Лондонской конференции закончились фактическим предоставлением Франции мандата на правление Сирией. Керзону пришлось выбирать между этим мандатом и сирийской декларацией 8 марта. Тем временем, несмотря на попытки британцев скрыть доклад Кинга-Крейна, всему миру стало известно, что большинство сирийцев приветствует национальную независимость.

Затем Керзон и Камбон договорись отправить королю Фейсалу совместное письмо, в котором они отказались признать легитимность Сирийского Конгресса и статус правителя Фейсала. Меморандум от 15 марта, доставленный в Сирию генералом Гуро, приказывал Фейсалу приехать в Европу, где обсуждался вопрос о будущем Сирии, которой, по мнению европейцев, должен править Верховный совет Антанты. Таким образом, Керзон и Камбон решили сохранять империалистическую систему XIX века, игнорируя решения Сирийского Конгресса, представляющие интересы сирийского народа.

Фактически, на Лондонской конференции было отложено обсуждение сирийского вопроса, и большая часть дискуссии сосредоточилась на турецкой угрозе и бедственном положении армян. На втором месте стоял вопрос о ближневосточной нефти. Далее обсуждался вопрос о мандатах на правление различными колониями, начиная с Палестины. Бертло поразил британцев, в последний момент выступив против включения декларации Бальфура в положение о мандатах. Но его цель заключалась не в защите арабов в Палестине, а в принуждении Британии к уважению французских претензий на полное господство над Сирией. Керзон поддерживал стремление Бальфура создать «еврейскую родину», обещая уважать политические права нееврейских народов. Французы и итальянцы оказали давление на британцев, чтобы они защищали католические религиозные учреждения в Палестине. Принятие же положения о мандатах они предложили отложить до обсуждения в Лиге Наций.

На следующий день, 26 апреля, Мильеран объявил на вокзале о победе Франции, спешно отправляясь в Париж, чтобы отчитаться перед парламентом. Сионисты начали праздновать решение конференции, посчитав его воплощением своей мечты о национальной родине в Палестине. С другой стороны, арабы отреагировали с горьким негодованием по поводу нового мирового порядка. Обещание прозрачности оказалось лишь ширмой для старой империалистической дипломатии. Верховный совет Антанты занимался лишь легализацией англо-французской сделки 1 декабря 1918 года под видом официального мандата. Одна лишь Италия не участвовала в этом лживом представлении, но не из принципа, а обидевшись на игнорирование её требований.

Конституция, как гражданское оружие против колониализма.



Опасения по поводу французской политики в Ливане усилились в начале мая. Национальные лидеры боялись, что на конференции в Сан-Ремо вопрос о Ливане не будет обсуждаться. Это связано с решением предоставить Франции мандат на правление всей Сирией. Христиане, включая маронитов, которые настаивали на независимости Ливана, начали подозревать, что французский мандат помешает получению полной независимости. Они ожидали официального провозглашения Декларации независимости Сирии, в которой Ливану предоставлялась полная автономия, при условии вывода всех иностранных (в основном, французских) войск из страны. Во время переговоров на Сирийском Конгрессе ливанские представители связались с бывшими противниками союза с Сирией. Эти переговоры, во главе которых стоял представитель Сидона и член Административного совета Горного Ливана Риад Ас-Сульх, привели к удивительным и драматическим результатам.

Ас-Сульх считал, что будущее Сирии зависит от мнения ливанцев. Он стремился разоблачить ложность французских претензий на защиту христиан, заручившись поддержкой маронитов сирийской независимости. Сразу после 5 июля он обнародовал обновлённую версию Конституции Сирии на заседании Административного совета Горного Ливана. Многие члены этого совета приветствовали равенство прав граждан всех религий в новой Сирии. Ас-Сульх также передал обещание Фейсала о признании федеративным сирийским государством автономии Ливана, чья территория будет простираться от Сидона на юге до Триполи на севере. В это же время в СМИ появились ложные новости о том, что Фейсал и Гуро вскоре заключат сделку, которая оставит Ливан под контролем Франции.

10 июля большинство членов Административного совета Горного Ливана (7 из 12) проголосовали за присоединение к Сирии со столицей в Дамаске. Той же ночью они тайно, во главе с братом маронитского патриарха Саадуллахом Аль-Хавиком, отправились в Дамаск, чтобы присягнуть на верность Фейсалу. Затем они собрались отправиться в Париж, чтобы высказать свою поддержку Сирийскому Арабскому Королевству на заседании Верховного совета Антанты. Но на КПП в горах Ливана их поезд остановили солдаты, и всех их арестовали за государственную измену, а французский генерал Гуро объявил вне закона Административный совет Горного Ливана.

Брат маронитского патриарха сбежал, объявив демократическую Конституцию Сирии «гражданским оружием нации» в борьбе против колониализма. В своих воспоминаниях Юсуф Аль-Хаким назвал это «самым замечательным событием, которое восхитило наши сердца». Таким образом, ливанцы, которые в османскую эпоху свободно жили в турецкой провинции Горный Ливан, не хотели терпеть прямое французское господство по антантовскому мандату. Однако, оптимизм Аль-Хакима продлился недолго. События следующих двух недель развивались стремительно, закончившись подрывом сирийских планов по установлению демократии и проведению выборов. Сирийский Конгресс не был готов к политическим маневрам, которые лишили Сирию независимости.

Франция тайно делала всё возможное, чтобы предотвратить присоединение Ливана к Великой Сирии. Начиная с конференции в Сан-Ремо, французский премьер-министр Мильеран был склонен к применению вооружённой силы, чтобы заставить ливанское население покориться французскому господству. В июне, когда Сирийский Конгресс обсуждал последние статьи Конституции, Мильеран и Гуро разрабатывали планы полного уничтожения сирийского государства.

Отстранение Сирии от цивилизованного мира.

В августе Франция опубликовала положение о мандате, в котором излагались условия её правления Сирией и Ливаном. Так французский язык, наряду с арабским, стал официальным языком в этом регионе. При этом предложения местных «гражданских властей» не предполагалось рассматривать при управлении в течение трёх лет, пока не будет принята новая конституция. Французы также были освобождены от необходимости соблюдать гражданские права, гарантированные Конституцией Сирии 1920 года, соблюдались лишь свобода вероисповедания и верховенство религиозных законов. Самым возмутительным в этом мандате была обязанность сирийцев оплачивать расходы на колонизацию их страны. Местное население должно было оплачивать содержание французских оккупационных войск. Даже после принятия Конституции и прекращения действия мандата, сирийцы обязаны были оплатить Франции все административные расходы, включая пенсионные выплаты для французских служащих.

Вернувшись в Женеву, Лутфаллах призвал Генеральную Ассамблею Лиги Наций не ратифицировать решение Верховного совета Антанты. Он сказал, что сейчас народы мира доверяют Лиге Наций, «но если Генеральная Ассамблея одобрит это решение Совета и оправдает эту несправедливость, это доверие будет подорвано, и народы больше не будут верить Лиге. Таким образом, сила вновь победит правду». В Сирии распространились листовки, осуждающие англо-французскую тиранию, которая лишила народ права избирать своих лидеров. «Наши союзники стали нашими врагами. Они делают то, чего никогда не делали прежде в самых неразвитых и нецивилизованных странах, типа Сенегала», - говорилось в них.

В ноябре 1922 года генерал Гуро покинул свой пост верховного комиссара. После официальной публикации положения о мандате в августе он написал 19-страничное заявление об отставке в знак протеста против сокращения бюджета. Французские военные и чиновники выступили против сокращения французских оккупационных войск. Французские оккупационные войска в Сирии вдвое превышали британские оккупационные войска в Ираке и Египте вместе взятых, но не могли, как считали военные, предотвратить превращение простой демонстрации, как во время поездки Чарльза Крейна, в международный скандал. Через 16 лет после начала оккупации Дамаска лондонский и парижский парламенты потеряли интерес к мандату в Сирии. В Европе продолжался послевоенный экономический кризис, и парламентарии, голосовавшие в 1919 году за колонизацию, урезали оккупационные бюджеты. Однако, они не решились уйти из Арабского мира. Они лишь сократили финансирование, но сохранили оккупационный режим и бесчеловечный расизм, оправдывающий их агрессию.


Источник: كيف سرق الغرب الديمقراطية من العرب, annabaa.org, 24.10.2022.

 

Источник: https://antizoomby.livejournal.com/936392.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry

0
22
1