Контртеррористическая операция РФ в Сирии свернута

События в Украине заметно снизили интерес РФ к происходящему в Сирии. Там все еще находился российский военный контингент, размещенный с согласия правительства в Дамаске осенью 2015 года, но его численность постепенно снижалась. Главное – изменился характер присутствия Вооруженных сил РФ: сокращалась доля представителей Сухопутных войск и Сил специального назначения. Российских танкистов и мотострелков осталось столько, чтобы обеспечить потребности охраны баз в Хмеймиме и Тартусе и помогать повышать боеготовность Сирийской арабской армии (САА).

Российские советники продолжали играть важную роль в 5-м Добровольческом армейском корпусе САА, где служат бывшие повстанцы, примирившиеся с правительством в Дамаске.

 

Количество авиатехники на авиабазе Хмеймим снизилось, однако она продолжала полеты. Уменьшилась интенсивность авиаударов по вооруженным отрядам экстремистских движений – отпрысков местных отделений «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (обе организации запрещены в РФ), которые стали менее активны. Одновременно в Сирии выросли численность и боеспособность правительственной армии и не подчиняющихся ей сирийских вооруженных отрядов, которые тоже борются против радикальных исламистов. Засевшая в Идлибе группировка под руководством террориста Абу Мухаммад аль-Джулани сейчас больше обеспокоена удержанием влияния на подконтрольной территории, нежели ее расширением. Российская дипломатия смогла заметно снизить размер иностранной помощи «идлибским сидельцам» со стороны богатых арабских стран.

На ситуацию повлияло и то, что с марта с.г.

Турция не пропускает боевые корабли иностранных государств через проливы Босфор и Дарданеллы. Хотя Конвенция Монтре делает исключения для таковых, построенных на черноморских верфях и эксплуатируемых странами, имеющими выход к Черному морю, тема с пропуском конкретных вымпелов весьма сложная и для Анкары, и для Москвы. Обе столицы объединяет заинтересованность в выполнении Стамбульских соглашений, включая вывоз зерна с портов на юге Украины, что имеет определяющий характер в диалоге на морскую тему. Москва давала понять, что особой необходимости в возвращении домой кораблей Черноморского флота, несущих службу в Средиземноморье, нет. Ведь в принципе морская группировка могла бы быть давно переведена на Балтику или Север. Но не следует забывать, что в ней есть носители ударного комплекса «Калибр», включая такие крупные, как фрегат проекта 11356Р «Адмирал Григорович» и дизель-электрическая подводная лодка проекта 636.3. Дальность их крылатых ракет достаточна, чтобы из восточной части Средиземного моря поразить цели в Украине. Но траектория полета будет пролегать над третьими странами, что чревато расширением конфликта. Присутствие ракетоносной эскадры у берегов Сирии важно с точки зрения военного сдерживания стран НАТО от вмешательства в конфликт в Украине.

Пока ослабление влияния РФ на ситуацию в Сирии использует Турция, чтобы укрепить собственное влияние и усилить давление на курдов. Анкара пыталась наладить диалог с Дамаском, а турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, в частности, даже выразил готовность прервать 10-летний перерыв в личных встречах с сирийским коллегой Башаром Асадом.

Источник: https://www.ng.ru/armies/2022-12-24/11_8623_03.html

10
123
6