Возможен ли в России политический сыск?

Малозаметным оказалось небольшое мероприятие, прошедшее в четверг 28 октября в ВНИИ МВД России. В официальных источниках это мероприятие обозначилось как конференция «Оперативно-розыскные меры по борьбе с организованными группами и преступными сообществами экстремистской и террористической направленности».

На конференции выступали специалисты в криминалистике, ученые, политики. Конференция имела международный статус, на ней выступил представитель Полицейской Академии из Нидерландов. С приветственным словом выступил начальник ВНИИ, генерал-майор С.И.Гирько. В докладе Гирько была озвучена статистика, что в 2007 году было зарегистрировано 356 (+35%) преступлений экстремистской направленности, в 2008 г. эта цифра увеличилась до 460 (+29%) , а в 2009 г. до 548 (+ 19 %). Не стал исключением и 2010 г. За первое полугодие этого года зарегистрировано уже 370 преступлений, что на 39% больше аналогичного периода предшествующего года. Для того чтобы рассмотреть картину во всей полноте, давайте рассмотрим особенности статистики преступлений экстремистской направленности по соотношению ко всем преступлениям. И вот какую картину мы получим. 2007 год, всего преступлений 3.582.541, из них 356 экстремистских, это 0.0000993 % от общего количества. Далее, 2008 год, 3.209.862, из них 460 экстремистских, это 0.0001433 % от общего количества. Далее, 2009 год, зафиксировано 2.994.820 преступлений, из них 548 по обвинению в экстремизме, это 0.0001829 % от общего количества преступлений. Обращаем внимание руководство ведомства, на эти дополнительные цифры. Возникает вопрос, насколько продуманно тратить деньги на содержание громадного аппарата борцов с экстремизмом для того, чтобы сократить преступность по теме экстремизма. Может быть, имеет смысл направить средства и усилия на какие-то более существенные направления. Например, на борьбу с преступлениями в виде убийств и разбоя. В 2009 году произошло 17681 убийств ( 0.0059 % от общего числа), 30085 разбойных нападений (0.01 % от общего числа). И хотя даже здесь % не так уж и велик, однако есть огромная разница в сути, - убийство с разбоем на одной чаше и «мыслепреступление» на другой. Да, конечно, правы те, кто говорит о том, что нельзя совершать преступление, каким бы оно ни было, что нельзя нарушать закон. Это подводит нас к рассмотрению самих преступлений экстремисткой направленности. По данным доклада Сова-центр, составленного по итогам первого полугодия 2010 года, запрет информационных материалов по обвинению в экстремизме становится основным репрессивным механизмом. Одна из причин этого - механизм, по которому действуют судебные решения. Например, во многом эти решения опираются на некачественную экспертизу материалов; как показывает практика, по одним и тем же материалам есть разные, иногда противоположные экспертные заключения. Более того, эти заключения часто делаются непрофессионально, специалистами, не имеющими соответствующих лицензий и квалификации. Еще один момент, связанный с неправомерным признанием материалов экстремистскими, - это то, что решение суда в одном регионе, даже если оно принято и вступило в силу решением районного суда, создает ситуацию, когда на территории всей страны начинаются гонения на эти материалы и группы граждан, с этими материалами связанные. Большое место в этих сомнительных решениях отводится преследованию верующих нетрадиционных верований, таких как Свидетели Иеговы, Саентологи, Мусульмане (последователи Саида Нурси) и также отдельные представители языческих верований и духовного направления Фалуньгунь. Зачастую их вероисповедания вообще запрещает применение оружия и даже насилия (например Свидетели Иеговы), тем не менее к ним применяются очень жестокие меры, вплоть до ликвидации организаций. Если ситуация не изменится, то можно прогнозировать увеличение статистик преступлений экстремистской направленности, так как размытость рамок понятия экстремизм создает широкое поле для обвинений в экстремизме не только в религиозной среде, но любых проявлений свободомыслия.

Получается, что закон о противодействии экстремизму не оправдывает свое назначение. Которое заключалось в «...в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации ». Одно дело - бороться с реальным терроризмом, и другое дело - наши сограждане, чьи взгляды или вероисповедание расходятся с общепринятыми. Это создает впечатление возвращения политического сыска в России, которое, судя по истории, вряд ли приведет к чему-то позитивному.

5
1458
0