19 век: пленные турки в Минске

О как приятно оторваться от гнусностей современности и погрузиться в тенета истории! Итак, история…

 

19 век: пленные турки в Минске

 

В ходе русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. российская армия взяла в плен 113 015 человек. Основная часть турецких военнопленных была рассредоточена по различным местностям Российской империи. В Виленском военном округе, который включал и территорию современной Беларуси, было водворено 6 пашей, 985 офицеров, 13 095 нижних чинов. Значительное количество военнопленных было размещено в Минске.

Учет турецких военнопленных велся должностными лицами Военного министерства. Пленные турецкие военнослужащие сводились в команды, которые размещались в различных населенных пунктах. На местах команды подчинялись уездным и губернским воинским начальникам, на которых было возложено обеспечение военнопленных всем необходимым и учет личного состава. В Национальном историческом архиве Беларуси отсутствуют документальные материалы по учету военнопленных 1877 — 1878 гг., которые велись в управлениях воинских начальников. В связи с этим, данные о пребывании турецких военнопленных можно получить из документов, отложившихся в фондах учреждений, которые обеспечивали проживание, питание и медицинскую помощь пленным. Поиск и изучение документов 1877 — 1878 гг. позволили установить следующее.

Первая партия турецких военнопленных прибыла на размещение в Минск во второй половине 1877 г. (о точной дате прибытия и величине команды данных нет). В короткое время количество военнопленных выросло до нескольких сотен человек. На 16 января 1878 г. в Минске проживало 609 военнопленных и ожидалось прибытие еще 1000 человек. В рапорте минского полицмейстера от 18 января 1878 г. указано, что в Минск прибыло 58 пленных турецких офицеров с прислугой в количестве 16 нижних чинов. На 20 января 1878 г. общее количество пленных составляло 568 человек, на 8 февраля 1878 г. — 781 человек... В Минск пленные прибыли из Киева, при этом некоторые сразу направлялись в госпиталь. Так, 19 января 1878 г. в госпиталь было направлено 112 человек из санитарного поезда, а 1 февраля 1878 г. — 94 человека... Количество турецких военнопленных в Минске постоянно колебалось, максимальное число (1101 человек) зафиксировано на 29 марта 1878 г.

Для проживания турецких военнопленных власти Минска нанимали помещения в приватных домах. Основным районом проживания было определено предместье Комаровка, где на 10 февраля 1878 г. проживало 579 человек. К весне 1878 г., когда численность пленных в Минске значительно выросла, властями города для прибывавших турок были наняты помещения в соседних районах: на улицах Базарной, Николаевской, Александровской ... На Комаровке, в доме Шимшеля Каждана, была устроена канцелярия, где велось делопроизводство по проживанию турок и раздавался им хлеб.

Заболевшие турецкие военнопленные отправлялись на излечение в специальные медицинские учреждения. Документально подтверждается, что они лечились в Минском военном госпитале (ныне р-н ул. Краснозвездной) и лазарете 102-го пехотного запасного батальона.

По данным руководства Минского военного госпиталя от 13 февраля 1878 г., из числа пленных, находившихся на излечении в госпитале, во второй половине 1877 — начале 1878 года умерло 54 человека. Очевидно, общее количество умерших было несколько большим, так как некоторые пленные могли умереть не в госпитале, а в лазаретах или в месте проживания. В связи с появлением инфекционных болезней в феврале 1878 г. количество умерших пленных резко возросло. Документально подтверждается смерть в Минске 232 турецких военнопленных.

В некоторых документах указываются причины смерти военнопленных. До начала 1878 г. это были различные заболевания, не носившие массового характера. В журнале медицинского совещания Минского военного госпиталя от 13 февраля 1878 г. отмечалось: «Все смертные случаи военнопленных турок относятся исключительно к категории бугорчатых легких хронического воспаления их (Pneumonia caseosa) с исходом в фолликулярный язвенный процесс при маразме и истощении нервных центров.

Если же некоторые военнопленные турки и были одержимы тифом, то в абортивной форме и в спорадически-эндемическом характере. Не было ни одного сыпного случая и из врачей, фельдшеров и прислуги, пользующих и ухаживающих за больными военнопленными турками, никто до сего времени не подвергся заболеванию заразительною болезнию».

В качестве места погребения умерших военнопленных в документах неизменно указывается магометанское (татарское) кладбище г. Минска. Так, в журнале медицинского совещания Минского военного госпиталя от 13 февраля 1878 г. указано: «Все умершие в госпитале военнопленные турки до сего времени погребаются на татарском кладбище и отвозятся туда на лошади муллою Бицюткой». В распоряжении минского губернатора В.И.Чарикова минскому полицмейстеру от 5 февраля 1878 г. содержится требование: «Обязать немедленно заведующего магометанским кладбищем муллу подпискою, чтобы и он с своей стороны исполнял в точности все установленные законом правила при погребении умерших, а тем более от заразительных болезней и не иначе совершал бы погребение таких умерших, как в вырытой на глубине 3-х аршин могиле». В то же время предпринимались попытки отвести для погребения тел военнопленных отдельное кладбище. В журнале медицинского совещания Минского военного госпиталя от 13 февраля 1878 г. содержится пожелание: «Было бы целесообразно, в виду предохранительной гигиены, отвести вблизи госпиталя, хотя бы позади католического кладбища «Золотая горка» особое магометанское кладбище, куда бы перевозились трупы по загородным местностям как из госпиталя, так и из местных военных лазаретов». Взамен городская управа предлагала свой план: «Что же касается до отвода особого магометанского кладбища, то управа полагала бы в виду ненахождения городской земли вблизи госпиталя, чему доказательством служит то, что и настоящее госпитальное кладбище находится на земле помещика Ваньковича, арендуемой городом, хоронить турок на сем кладбище, отделив для них особое место на общем госпитальном кладбище. Это было бы удобнее и в том отношении, что мертвые тела турок не перевозились бы чрез город». Однако, понимая неосуществимость этого плана, городская управа соглашалась и на захоронение турецких военнопленных по-прежнему на мусульманском кладбище «или же, наконец, хоронить турок по-прежнему на старом магометанском кладбище и в последнем случае управа считает долгом просить распоряжения вашего превосходительства, чтобы трупы на татарское кладбище возили не чрез город, а по загородным улицам чрез предместья и городской выгон и закапывались бы как можно глубже, что в виду заключения мира и скорого обмена пленных, не было бы затруднительно для управления военного госпиталя».

Турецкие военнопленные находились в Минске по крайней мере с августа 1877 г. и до 27 сентября 1878 г. В июле был заключен Берлинский трактат. Военнопленные отправлены домой - война окончилась. А в Болгарии и по сей день во время литургии в православных храмах во время Великого входа Литургии верных поминается Александр II и все русские воины, павшие на поле боя за освобождение страны в русско-турецкой войне 1877 — 1878 гг. В Минске же спустя 20 лет в память об этом событии на окраине города, на военном кладбище была воздвигнута Александро-Невская церковь. На ее центральном нефе две медных доски с именами погибших под Плевной – всё сплошь белорусские и польские фамилии… За алтарем, а также снаружи за апсидой погребен прах высших офицеров русской армии. Там же две братские могилы и могила генерал-лейтенанта Жиржинского, комбрига пехоты, раненого в висок под Плевной и награжденного Золотым оружием «За храбрость». Но это уже другая история…

 

Использован материал В.С.Позднякова

19
1045
8