100 лет российской авиации: теперь без пилотов?

Пожалуй, одной из наиболее интересных современных тенденций является то, что на нынешнем витке извечного противостояния меча и щита авиация все более уверенно демонстрирует свое преимущество над средствами ПВО. Пока не видно, что может пошатнуть это положение. Надежных средств защиты от мобильных, неуловимых и всевидящих самолетов пятого поколения, способных за секунды обнаружить цели и безошибочно поражать их высокоточным оружием, еще просто нет.

Позиции сил ПВО выглядят как никогда слабо. Почти все современные комплексы противовоздушной обороны являются наследниками комплексов времен холодной войны. Главное их предназначение, для которого они разрабатывались, — борьба с самолетами и вертолетами. При современных, а тем более перспективных уровнях насыщения ВВС высокоточным оружием любой из них может быть повержен массированными его ударами с безопасного расстояния. Признанием этого является разрабатываемая в России тактика прикрытия дальнобойных комплексов ПВО С-400 ЗРПК ближнего радиуса действия «Панцирь-С».

Не упрощают задачу ПВО и резко возросшие разведывательные и даже навигационные способности современных самолетов, которые способны обнаруживать громоздкие и неповоротливые дальнобойные наземные комплексы и если не уничтожать, то просто избегать их, не заходя в зону поражения.

Время мощных эшелонированных систем ПВО, которые покрывали территории целых стран, определенно в прошлом. Ни сейчас, ни в будущем отсидеться за «частоколом» ракет «земля — воздух» не удастся. Помимо военных причин такие системы фантастически дороги. Неудивительно, что единственную попытку их возрождения предприняли богатейшие Объединенные Арабские Эмираты. Исходя из заключенных контрактов с США к концу этого десятилетия они будут обладать эшелонированной системой ПВО, состоящей из противоракет THAAD, способных перехватывать баллистические ракеты за пределами атмосферы, дальних зенитных ракетных комплексов Patriot PAC-3, средних SLAMRAAM, ближних AVENGER и российских «Панцирь-С1». Затратив десяток лет на ее построение и обучение личного состава, израсходовав свыше 10 млрд долларов США, эта небольшая страна размером всего с две Московские области окажется надежно прикрыта целиком от любого воздушного противника. Кроме разве что будущих ВВС США или коалиции стран НАТО, против которых даже такая система не выглядит достаточной защитой...

На примере ОАЭ очевидно, что позволить себе подобную систему ПВО сейчас не могут даже крупнейшие экономики мира, которые территориально существенно больше этого объединения пустынных монархий. Неудивительно, что желающих последовать примеру ОАЭ пока нет. Даже традиционно сильные средствами ПВО дальнего радиуса действия Россия и Китай отводят им лишь вспомогательную роль.

Развитые западные страны в обеспечении ПВО и вовсе предпочитают полагаться не на дорогостоящие наземные комплексы, а на достижение господства в воздухе при помощи собственной авиации. Современные и перспективные самолеты благодаря своей растущей универсальности могут действовать сразу во многих ипостасях: бороться с самолетами противника, находящимися и в воздухе, и на земле, перехватывать высокоточное оружие, наносить удары по наземным объектам и войскам, если вражеские ВВС уже повержены.

Перспективы ПВО связаны с разработкой специализированных комплексов, способных эффективно противостоять массированному применению высокоточного оружия, таких как разрабатываемые Россией комплексы «Витязь» и «Морфей». Но даже с ними удел современной ПВО — точечная, очаговая оборона. Большие же дальнобойные комплексы окончательно эволюционируют в противоракетные, ориентированные на борьбу с нарастающей угрозой со стороны баллистических ракет малой и средней дальности, а также в противоспутниковые системы.

Перспективы мировых ВВС связаны с переходом на истребители пятого поколения, которые одновременно будут выполнять и большинство ударных миссий. Наиболее многочисленный представитель этого поколения F-35, который планируется произвести в количестве более 3000 штук, станет основной ударной силой стран НАТО и ближайших союзников США. Свои самолеты пятого поколения уже испытывают Россия, Китай. Над концепцией таких самолетов работают в Японии, Южной Корее и Индии.

Боевые самолеты в ближайшие 10—20 лет останутся королями воздуха, но вот ждать от них каких-то радикальных изменений не приходится. Традиционные реактивные самолеты — уже зрелая технология, подошедшая к границам своих возможностей. Продвижение вперед в характеристиках дается все труднее и дороже как в гражданской, так и в военной сфере. Модернизированные боевые самолеты четвертого поколения будут служить еще десятилетия параллельно с неторопливо внедряемым пятым поколением. Вспомогательная же авиация и раньше не отличалась быстрыми трансформациями.

Есть лишь один конкурент, способный поколебать позиции традиционных самолетов, а в перспективе и полностью вытеснить их из воздуха над полем боя, — боевые беспилотные летательные аппараты. По сравнению с самолетами эта технология еще молода, поэтому она быстро развивается и стремительно эволюционирует.

Сейчас уже трудно себе это представить, но военные беспилотники все еще находятся лишь в начале своего развития. Их состояние сейчас сильно напоминает состояние авиации в начале XX века. Катализатором ее развития тогда стала Первая мировая война, превратившая немногочисленные легковесные конструкции из дерева и ткани сомнительной боевой эффективности в многотысячные армады специализированных самолетов. К концу войны они стали самостоятельным родом войск, встав в один ряд с армией и флотом. Лишь отсутствие в наши дни больших войн и связанные с этим урезания военных бюджетов большинства развитых государств препятствуют столь же быстрой эволюции беспилотных летательных аппаратов.

Большая и продолжительная война между технологически развитыми (или хотя бы просто богатыми) странами неминуемо вызовет взрывной рост численности беспилотников всех типов — от тяжелых ударных, не уступающих по размерам современным самолетам, до самых маленьких, входящих в индивидуальную экипировку пехотинца.

Но даже без такой войны развитие малой авиации неизбежно. Беспилотниками массово обзаведется не только пехота, но и наземная техника, корабли и даже сама авиация. Недалек тот год, когда численность в воздухе беспилотных летательных аппаратов военного назначения превысит численность традиционных самолетов и вертолетов. Пехотное поле боя должны изменить дешевые и простые сверхлегкие беспилотники. Уже сейчас имеются недорогие коммерческие модели стоимостью в несколько сотен долларов, способные летать несколько десятков минут на расстояние до километра и передавать видеоизображение в реальном времени, в том числе на специальные видеоочки. Они и набирающие популярность мультикоптеры должны дать стороне, их применяющей, решающее преимущество в сложной боевой обстановке, включая действия в городской застройке. Помимо дешевизны их отличает простота управления, с которым легко справляться нынешним солдатам, с рождения живущим в тесном общении с различными гаджетами.

На подходе первые образцы беспилотников-камикадзе. Они позволяют бойцу как вести через них наблюдение, так и безошибочно доставить боевой заряд точно к цели в строго отмеренный момент времени. Такие «умные гранаты» радикально повышают возможности пехоты, от них не спасут ни окопы, ни закрытые огневые позиции. К ним примыкают разрабатываемые беспилотники побольше, запускаемые авиацией и артиллерией и способные барражировать в районе цели, наблюдая за ней, и атаковать только в нужный момент. Примером такого боеприпаса может служить британская Fire Shadow.

Экипажи и без того обладающих превосходным «зрением» AH-64 «Апач» в скором времени будут способны контролировать прямо из кабины небольшие беспилотники, которые станут глазами и ушами вертолета там, где самому ему появляться опасно. Ведутся подобные работы и России. Примером может служить разрабатываемый одноразовый беспилотник для реактивной системы залпового огня «Смерч». Запускаемый внутри специального реактивного снаряда самой РСЗО он может двадцать минут барражировать в районе цели, наблюдая за ней, корректируя огонь РСЗО и оценивая результаты удара. Несложно представить появление аналогичных систем для самоходных артиллерийских орудий и бронетехники. Несколько мультикоптеров, базирующихся на танке, могли бы обеспечивать его экипаж круговым обзором, возможностью «заглянуть за угол» и посмотреть на поле боя сверху, своевременно обнаруживать пехоту.

Иностранные компании сейчас ударными темпами работают над беспилотниками, способными находиться в воздухе продолжительное время. Причем под «продолжительным» имеются в виду действительно серьезные сроки — дни, недели и даже месяцы автономной работы.

С серьезными трудностями на пути к беспилотным разведчикам-марафонцам первыми столкнулись лидирующие в этой отрасли США. Их самый совершенный разведчик RQ-4 Global Hawk не полностью оправдал возложенные на него надежды, что привело к снижению планов его закупок и необходимости продления сроков службы пилотируемых самолетов-разведчиков U-2, ветеранов холодной войны. Причиной стала не только дороговизна использования этих беспилотников по сравнению с U-2, но и ставшая неожиданностью их меньшая эффективность.

Проблема заключается в том, что меньшие по размеру беспилотники не обладают такой же энергетикой, как крупные современные самолеты. Для Global Hawk это означает меньше энергии для его комплекта сенсоров, уступающего в результате комплекту U-2. Для ударных беспилотников меньшая полезная нагрузка по сравнению с вертолетами и самолетами требует применения их в больших количествах, а значит, и большего числа персонала.

Поэтому для действительно продолжительных полетов разведывательным беспилотникам придется обзавестись другими источниками энергии, отличными от пилотируемых самолетов. Наиболее перспективными пока выглядят разрабатываемые модели, использующие энергию Солнца. Такие беспилотники смогут неделями и месяцами барражировать в стратосфере, ведя оптическую и электронную разведку.

Для малых беспилотников перспективным выглядит уже тестируемая дистанционная подзарядка аккумуляторов их электродвигателей с помощью лазера, которая преодолевает главный их недостаток (ограниченную продолжительность работы) при сохранении всех достоинств (надежности, бесшумности, скрытности).

Ударные же беспилотники будут увеличиваться в размерах, приближаясь по характеристикам к пилотируемым самолетам и вертолетам, чтобы обеспечить сопоставимую с ними боевую нагрузку и эффективность. Скорее всего, именно они станут шестым поколением истребителей — уже беспилотным, сменив в этой роли в далеких 2040—2050-х годах пилотируемые модификации F-22, F-35 и ПАК ФА.

Если в пилотируемых самолетах и комплексах ПВО и ПРО позиции России сильны и перспективы их развития определены на годы вперед, то в беспилотных технологиях мы давно находимся в роли отстающих. В то время как западные страны принимают на вооружение серийные ударные беспилотники, закупают разведывательные модели с глобальной досягаемостью, экспериментируют с применением «стайного» искусственного интеллекта малых БЛА, в российскую армию поступают лишь первые образцы обычных легких беспилотников разведывательного назначения. Серийных средних и тяжелых образцов пока нет на вооружении, ударные не вышли из стадии чертежей и макетов. Более того, наш прогресс в этой области недостаточно быстр и явно не успевает за этой стремительно развивающейся отраслью. В такой ситуации закупка и локализация лучших иностранных образцов может быть серьезным ударом по самолюбию, но только так можно быстро сократить разрыв с законодателями мод в этой области. Необходимо обеспечить наших военнослужащих оружием, без которого немыслима победа на общевойсковом поле боя будущего. Это оружие может дать им ценнейшее технологическое преимущество в конфликтах малой интенсивности, вероятность участия в которых никак нельзя отвергать.

Источник: http://www.odnako.org/magazine/material/show_20047/

17
656
15