Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Центробанк и Минфин достойны уголовного расследования

Центробанк и Минфин достойны уголовного расследования

Для справки, Юрий Бодырев разошелся с Явлинским по поводу закона о ЦБ. Позиция Явлинского была протолкаивать закон в Думе, что и было сделано. Болдырев после этого вышел из “Яблока”. С тех пор Болдырев последовательно отставивает позицию о неадекватности иметь в стране ЦБ, который этой стране не подотчетен и неподконтролен. Вот свежее интервью с Юрием Болдыревым:

Татьяна Федяева: Добрый день, дорогие радиослушатели. В эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Звукорежиссер Виктор Панкратов. Сегодня у нас в студии Юрий Болдырев. Добрый день, Юрий Юрьевич.

Юрий Болдырев: Здравствуйте.

Татьяна Федяева: В прошлый раз мы пообещали слушателям, что продолжим начатую тему. Мы говорили, как водится, о кризисе, говорили о министрах. Помните, вы сказали?..

Юрий Болдырев: Мы оттолкнулись, по-моему, от инициативы Шойгу привлекать некоторый неопределенный круг лиц к ответственности за непризнание победы в Великой Отечественной войне. И от этого вышли на необходимость, прежде всего, рассматривать вопрос об ответственности правящих и управляющих нами, в том числе и за то, что они доводят ситуацию до такого, когда уже приходится ставить вот так вопрос. Но нас, конечно, больше всего интересует экономическая ситуация сегодня. И за эту экономическую ситуацию сегодня кто-то по-хорошему должен бы отвечать. И вот я обратил внимание на появившееся сообщение о том, что председатель правительства выступил за реформирование Центрального банка. Вот я очень обрадовался, кинулся искать все сообщения, хотел разобраться, что это. Но, к сожалению, дальше столкнулся с информацией обратной, что вроде как, наоборот, Центральный банк удостоился похвалы, одобрения от председателя правительства за деятельность в период кризиса. Я здесь сделаю паузу, потому что я абсолютно уверен в том, что деятельность Центрального банка и Министерства финансов, начиная с сентября - октября 2008 года, достойна очень серьезного уголовного расследования. Я напомню, что были вброшены огромные государственные ресурсы. Не 8 миллиардов рублей, как сейчас предлагается за сохранение нашего военно-промышленного комплекса. Задумайтесь, весь военно-промышленный комплекс, военные заводы - 8 миллиардов рублей. А там было вброшено больше триллиона рублей. На что? На поддержание банковской системы, которая ни авианосцы, ни подводные лодки, ни даже гранаты, и даже пистолеты не производит, если уж говорить о нашей обороноспособности. Так вот вброшены они были таким образом через практически 3 полугосударственных банка, что, как они все уже давно признали, эти деньги были дальше переведены на валютный рынок. Произошла глобальная спекуляция, глобальная авантюра по обвалу своими же руками, своими государственными ресурсами своей же национальной валюты.

Татьяна Федяева: То есть этот кризис, который творится у нас, это не столько мировой кризис, сколько самодельный?

Юрий Болдырев: Наша часть кризиса, безусловно, самодельная, потому что потери экспорта… Ведь что произошло с Китаем? В Китае масса независимых заводов производили какую-то продукцию, поставляли на экспорт. Этот экспорт, извините, обрубился. У нас ситуация совершенно другая. У нас огромные корпорации, в том числе полугосударственные корпорации, производили на экспорт сырье. Да, объемы экспорта этого сырья существенно уменьшились. Мы, строго говоря, это нужно было чуть-чуть затянуть пояса, чуть-чуть изменить пропорции потребления и так далее, но это не основание для кризиса вообще. Да, пересмотреть бюджеты, да, пересмотреть программу, но это не основание для внутреннего лавинообразного кризиса. А у нас-то лавинообразный кризис начался с того, что порушили всю систему платежей. Зачем я буду платить за поставку чего-нибудь кому-нибудь, зачем мне платить зарплату сотрудникам, если я эти деньги могу перебросить на валютный рынок, и там накрутить за неделю годовую процентную ставку? Вот ведь что сотворила своя родная власть, свой Минфин, свой Центральный банк. И, оказывается, это все заслуживает одобрения. А реформа Центрального банка, оказывается, предполагается совсем простая. Всего лишь вывод банковского надзора из Центрального банка. Но если это назвать реформой, связанной с теми проблемами, которые мы сейчас почувствовали, то это, конечно, вообще ничего. А в чем же проблема?

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, вы были заместителем председателя Счетной палаты.

Юрий Болдырев: Давно.

Татьяна Федяева: Давно. Сейчас вы не являетесь заместителем председателя Счетной палаты. И вообще к этой власти не имеете никакого отношения.

Юрий Болдырев: Как каждый гражданин.

Татьяна Федяева: Как каждый гражданин, имеете.

Юрий Болдырев: Как каждый гражданин, отвечаю за нее.

Татьяна Федяева: Да. У меня такой вопрос. А вот если бы сейчас, предположим, вы работали бы в Счетной палате, и чтобы вы сделали для того, чтобы ситуация хоть каким-то образом поменялась?

Юрий Болдырев: Еще раз, первое, главное. Возможно ли это сегодня, Счетная палата, наверно, практически, это малореально. Из парламента, надо для этого иметь парламентское большинство. И не тот куцый закон о парламентском расследовании, который сейчас придумали, что опять создать иллюзию, а настоящий, такой как в Германии, Англии, США, когда меньшинство имеет право созвать парламентскую комиссию, имеющую все полномочия, (не понятно) генерального прокурора. И все, включая президента, премьера, обязаны являться в эту комиссию и давать показания. Представить все необходимые документы, материалы, включая секретные. Это совсем другое, понимаете, да? Главное, что нужно было бы делать сразу же в октябре, это создавать комиссию по расследованию деятельности Центрального банка и Минфина в начале кризиса. Я в связи со всем происшедшим, хотел бы поставить вопрос наиболее фундаментальный. Нам сейчас всюду вновь и вновь внушают, что благодаря этой подушке безопасности, благодаря там политике Кудрина по изъятию денег из реальной экономики, вложения их все в эти бесчисленные фондики, я так называю, в том числе резервы Центробанка, потому что все это реально. Это общество неподконтрольно. Деньги большие, чем федеральный бюджет, но федеральный бюджет хоть как-то контролируется, а это вообще никак не подконтрольно. Вот нам говорят, что только за счет фонда мы сейчас выживаем. Но это же смешно, это же абсурд. Если мы там действительно 8 или 10 лет копили, и за полгода уже растранжирили половину? Вдумайтесь, у нас ведь золотовалютные резервы в сумме с деньгами всех этих Стабфондов составляли порядка 700 миллиардов долларов. А осталось там порядка 360 - 370 миллиардов долларов. Всего. Если в момент начала кризиса долги наших корпораций строго соответствовали, что есть суммы наших золотовалютных резервов и вот этих Стабфондов, то сейчас после того, как мы половину денег растранжирили, выясняется, что все, что мы сейчас имеем, все наши резервы значительно меньше суммарного долга наших корпораций оставшегося. Так вообще для себя понять, так на что деньги потратили? Другой вопрос, хорошо, вот есть отдельная история Стабфонда, Стабфонда там будущих поколений. Все это здорово нам объясняли, как надо нам это копить и так далее. Это государственные деньги. А золотовалютные резервы, которые были там в 3 - 4 раза больше, они вообще для чего государству? Вот простой вопрос, над которым никто как-то не задумывается. Они для чего? Нам отвечают, для того чтобы была стабильной национальная валюта. Это самое главное именно для стабильной национальной валюты. Стоп-стоп-стоп, ребята. У нас третьи в мире были золотовалютные запасы. А валюта наша грохнулась хуже всех в Европе, там кроме еще двух стран. Хуже всех, Украина тут я еще не помню. Если мы хуже всех тех, у кого не было таких огромных золотовалютных резервов, то возникает вопрос, ребята, может быть, для удержания национальной валюты главное не золотовалютные резервы, а что-то другое? Один вариант. Либо другой вариант, да, действительно золотовалютные резервы - это главное. Но они были уж в таких либо неумелых, либо воровских, либо безответственных руках, что даже с ними не смогли. Вот кто даст ответ на этот вопрос, ради чего эти безумные золотовалютные резервы, которые а) удалось так легко растранжирить, и б) которые даже совсем не помогли удержать национальную валюту? Нам теперь объясняют, что вот этот плавный обвал национальной валюты это очень хорошо, потому что это поможет нашим производителям. Стоп-стоп-стоп, а нет какого-то абсурда, что вы изымаете из национальной экономики такие дикие ресурсы ради того, чтобы не допустить обвала. Так обвал, вы же сами говорите, хорошо. Это значит, что если Сорос какой-то обвалит нашу валюту, мы должны ему спасибо сказать? Он еще улучшит условия для наших производителей? Что-то в логиках не сходится. Если обвал национальной валюты - это хорошо, то зачем же изымать из национальной экономики деньги в эти золотовалютные резервы, чтобы не допускать этого самого обвала, который такой хороший для нас? И, тем более, если вдруг выясняется, что эти деньги совсем не помогают воспрепятствовать этому обвалу? Скажут еще, что Центральный банк ему нужны золотовалютные резервы для того, чтобы не допускать раскачивания национальной валюты. Что если все время будут кричать вверх - вниз, вверх - вниз, чем это плохо? Это плохо тем, что это препятствует тем, кто занят реальной экономикой, рассчитывать свои расходы, затраты, поступления, платежи и так далее, и так далее. И переводит часть значительной энергии бизнеса в спекулятивные операции на раскачивающемся рынке. Все правильно, все абсолютно точно. Готов подчеркнуть, что для препятствования вот этой раскачке применительно к масштабу нашей экономики нашему Центробанку денег надо даже не в 10 раз, а в 100 раз меньше, чем было накоплено. Не 700 миллиардов, а порядка там 10 миллиардов достаточно, чтобы эти колебания пресекать. Чтобы обвалу воспрепятствовать, может быть, не достаточно. Ну так обвал выяснил(?) хорошо, да. А чтобы вот этой раскачке препятствовать, 7 - 10 миллиардов долларов очень достаточно. И снова возникает вопрос, а ради чего же 800 миллиардов долларов изъяли из развития? Нет ответа на этот вопрос.

Татьяна Федяева: И как-то вокруг вопроса есть некая тишина. Фигура умолчания такая. Помните, одно время стали говорить, что у нас тромбы финансовые. Деньги дали, но они не дошли до производителя. И какая-то тишина, дошли они хоть где-то, или не дошли?

Юрий Болдырев: Как известно, так и не дошли. Более того, у нас ведь все, что ни делается, делается для того, чтобы деньги все-таки сконцентрировались вот в этом самом финансово-посредническом секторе. Я приведу всего там 2 примера. Вот на этом форуме в Красноярске одно из, казалось бы, здравых суждений. Но уж в условиях кризиса нельзя реализовывать проекты, себестоимость которых у нас не по объективным причинам, а в силу бесконечных откатов, отпиливания денег и так далее, оказывается почему-то в 2 - 3 раза выше, нежели если это делать где-то за рубежом, в том же Китае и так далее. Именно в силу вот этой воровской экономики. Здравое суждение, казалось бы. Но почему это суждение звучит иначе? Давайте введем меры и механизмы, пресекающие это отпиливание и откатывание денег, чтобы проекты реализовывались, но их себестоимость соответственно в 2 - 3 раза уменьшилась и стала близка к реальной. Такие идеи даже не звучат, потому что мы реалисты. Мы понимаем, что в нашей экономике это как бы даже не возможно. Тогда у меня возникает другой вопрос. Если мы такие реалисты, то от чего мы не предлагаем прекратить эти проекты? Ради того, чтобы сэкономить эти деньги? Или ради того, чтобы перевести их обратно в банковско-финансовый монополизированный сектор, в которых украсть их в период колебаний курсовых еще проще, чем на стройке, на машиностроительном заводе или где-нибудь еще? Вот ведь ситуация парадоксальная. Другой пример. У нас, как известно, введены меры по защите автомобилестроения. Пошлины и так далее. Вводится новая следующая мера. Государство будет компенсировать часть процентной ставки по кредиту при покупке нового автомобиля. Хорошо? На поддержку кого рассчитана эта мера? Давайте сравним с мерами, реализуемыми лобби. В Германии никто не компенсирует процентную ставку банку. В Германии, если ты сдаешь старый автомобиль в утилизацию, тебе выплачивают 2,5 тысячи евро. Это они ввели недавно. Меру, стимулирующую покупку нового автомобиля. Иначе считают, что старый автомобиль ты выкинул, а за новый тебе просто доплачивают 2,5 тысячи евро. Тебе, заводу. Банк здесь не при чем. Поддержка гражданина и реального сектора экономики. И все. У нас?

Татьяна Федяева: И даже еще один момент, наверно. Это еще и экологический такой аспект.

Юрий Болдырев: И экологический аспект. У нас что происходит? У нас происходит следующее. У нас процентная ставка, как минимум, там процентов 25 годовых. И треть из нее, грубо говоря, 8% государство готово компенсировать. За год набегает четверть стоимости автомобиля. Значит, применительно к стоимости автомобиля получается, у нас государство готово даже большую часть - четверть стоимости автомобиля государство готово компенсировать. Но кому? А если я готов за живые деньги купить, вы мне четверть дадите? Нет. Ты возьми кредит в банке по бандитской ставке в 25% годовых, и 8% из этой бандитской ставке мы тебе компенсируем. А 16 ты все равно еще банку заплатишь.

Татьяна Федяева: Я правильно поняла, что мы встаем на те грабли, которые нам показали уже в начале этого кризиса в Соединенных Штатах? Именно кризис кредитный?

Юрий Болдырев: Да. Вопрос совсем простой. Так кого мы поддерживаем? Мы поддерживаем автомобилестроение или мы продолжаем поддерживать ростовщика, банкира, чтобы он мог жить, предъявляя требования бандитского кредита в 25% годовых?

Татьяна Федяева: Нет, есть еще один аспект. Люди сейчас во время кризиса теряют работу, теряют возможность заработка. И эти самые 25% ему бросают эту удочку. Четверть мы заглатываем.

Юрий Болдырев: Заглатывай, заглатывай.

Татьяна Федяева: А потом дальше лишаются квартиры.

Юрий Болдырев: Заглатывай, потому что якобы дешево. Потому что якобы дешево, смотри, треть мы тебе компенсируем. То есть получается, государство выступает провокатором, провоцируя снова, втягивая человека в ростовщическую кабалу даже в условиях кризиса. И плюс государство впрямую нашими с вами, уважаемые слушатели, деньгами поддерживает опять ростовщика. Вот ситуация.

Татьяна Федяева: И при этом говорится, что банк наш работает, и Министерство финансов работают хорошо. Вот это очень интересно. Я, наверно, чего-то недопонимаю в этой жизни.

Юрий Болдырев: Но чрезвычайно печально в этом счете, оценка хорошо работает или плохо осуществляется деятельность. От тех критериев, которые вы для себя определили. Если вашим критерием является, обеспечивает ли наилучшие или хотя бы приемлемые условия для развития реального сектора экономики, тогда вы должны будете дать ответ совершенно однозначный. И Центральный банк, и вся управляемая регулируемая банковская система работают из рук вон плохо, можно сказать, против реального сектора экономики. Если ставить вопрос иначе, позволяет ли Центральный банк и банковская система взять всех за горло, сделать абсолютно управляемыми, и заставить их сидеть в кабале, и сидеть тихо, то ответ положительный: да, позволяют. Но что, мы должны признать, что наша власть им такую задачу предоставила?

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, в эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева, режиссер Виктор Панкратов. Сегодня у нас в студии Юрий Болдырев. Мы комментируем важнейшие события, главные события, происходящие у нас в России.

Юрий Болдырев: То, что нам кажется самым главным в этом кризисе.

Татьяна Федяева: Да, то, что нам кажется. Юрий Юрьевич, известно, что просто критиковать всегда проще, чем давать какие-то… слово «советы» не подходит.

Юрий Болдырев: Рекомендации.

Татьяна Федяева: Назовем рекомендации, да. Что делать? Ведь посмотрите, сейчас все говорят, у нас весной придут новые проблемы. Не надо быть экономистом, чтобы понять, что в ближайшее время у нас резко подорожают лекарства, чуть попозже резко подорожают продукты и так далее, и так далее. Что делать?

Юрий Болдырев: Вы знаете, я испытываю некоторую неловкость. В какой области? Нельзя ведь превращаться в попугая, который повторяет одними и теми же словами одно и то же.

Татьяна Федяева: Давайте не будем в попугая превращаться.

Юрий Болдырев: А ведь на протяжении многих лет, еще до кризиса, мы с вами, уж прошу прощения, такие мы с вами маньяки этого дела, говорили все время одно и то же, что тот путь, которым мы шли еще относительно этого благоденствия, это путь тупиковый и бесперспективный. И дальше, это неголословная критика, мы говорили о том, что нужно делать. Нужно вот эти все ресурсы целенаправленно, без либеральных иллюзий вкладывать в создание целенаправленной собственности, высокотехнологичных производств, прошу прощения, производство производства…

Татьяна Федяева: Тавтология, но куда денешься?

Юрий Болдырев: Да. По производству всего, что жизненно необходимо России, что она вынуждена закупать за рубежом. В том числе необходимо и с точки зрения создания высокоточного машиностроения, без которого никакая оборонка, в принципе, существовать не может. Никогда никто нам не продаст то оружие, которое завтра защитит нас от тех, кто посягнет на наши природные ресурсы. Посягнет ни Грузия и ни Эстония, посягнут Соединенные Штаты Америки. Это совершенно очевидно. Не зависимо от того, какие демократические или антидемократические, какие мы там либеральные или там коммунистические. Совершенно это все не важно. Важно, что им нужны ресурсы. Это главное, этот вопрос никуда не делся. В этом смысле абсолютно правильные слова записаны в стратегию национальной безопасности США. И совершенно правильные слова записаны в стратегию национальной безопасности у нас, что все будущие конфликты, несмотря на вот нынешнее падение цен на нефть или рынок, все будущие локальные и глобальные конфликты будут связаны с переделом природных ресурсов. Скандинавские страны сейчас, в период кризиса, когда цены упали и так далее, создают совместные военные подразделения по защите акватории Арктики. Скандинавские страны это страны, которые объединяют в себя чрезвычайно высокий уровень технологического развития, плюс ресурсная относительная самообеспеченность в совокупности с Норвегией и Финляндией, и плюс высочайший уровень самоорганизации, самоуправления, в том числе и с готовностью к самопожертвованию. То есть теоретически высочайший уровень разумной, обоснованной, целенаправленной мобилизации общества, технологического, научного потенциала населения, Вооруженных Сил и так далее. Завтра это может оказаться для нас абсолютно реальным, мягко скажем, соперником, а то и противником. А мы? А мы все продолжаем играть в либеральные игры. И поздравляем Центральный банк с тем, как он проработал в кризис, все порушив и ничего не создав.

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, вы сейчас заговорили о системе безопасности, в том числе и о той системе, которая необходима любому государству для защиты его природных ресурсов и так далее, и так далее. Но у нас тоже интересная информация недавно прошла, что те гастербайтеры, которые у нас работают, они могут теперь служить в армии, в Российской армии, и защищать нашу страну. Как вы к этому относитесь? Потому что много их приехало. Они приехали законно сюда. Они без всякого нарушения. И их пропустили, и теперь они могут служить в армии.

Юрий Болдырев: Вопрос чрезвычайно сложный, неоднозначный. Сразу говорю, что я не выставляюсь большим специалистом в этом. Беда России не в том, что приехало много таджиков.

Татьяна Федяева: То есть узбеков, киргизов и так далее, и так далее.

Юрий Болдырев: Да. Это люди очень неприхотливые, непритязательные, очень трудолюбивые, как правило, непьющие. Объединить лучшие черты российского народа с лучшими чертами вот этих…

Татьяна Федяева: Любого другого народа.

Юрий Болдырев: Да, в том числе азиатских народов, святая задача. Если бы мы могли найти способ так модернизировать православие, как в свое время мусульманство просто нашло способ решительно пресечь вот этот грех пьянства, люблю выпить там бокал сухого вина, понимание глобальности проблемы к готовности, что я готов отказаться от этого своего пьяного удовольствия, потому что я вижу, как разлагается страны, в том числе на этой почве. Ведь не зря же они ограничили это. Не зря же аллах им запрещает пить. Если бы не было никакой опасности, и никакие предки не валялись в канавах, наверно, никакой аллах не запретил бы им пить. Значит, наша религия должна идти, видимо, в свет и там вместе с проблемами искать решения. Значит, на религиозном уровне или просто существования. Найдем ли мы способ культурного объединения в этой части, в том числе и следования их лучшим качествам, остается только прекрасно. Беда в другом. Беда в том, что мы согласились с идеологией, что мы такие крутые, богатенькие, а работать на нас будут таджики и узбеки. Чего это вдруг? Мы же ничего не создаем и проедаем наследие предков.

Татьяна Федяева: Наследие предков и потомков.

Юрий Болдырев: И потомков. Мы все это проедаем, смотрим свысока, как таджики убирают у нас улицы. А завтра будем возмущаться, что дети таджиков учатся у нас в школах, а детей много. А они старательные, учиться будут хорошо. Поступят в наши вузы и займут командные высоты в нашей же стране. И мы будем возмущаться, как это, они везде, и русскому нигде не протолкнуться. Понимаете, а как же мы соглашаемся с такой развратной моралью, что они за нас будут работать? Мне кажется, все эти вульгарные идеи гайдаровские, он их одно время очень пропагандировал, что России без мигрантов не обойтись и так далее, это все, прежде всего, разложение своего народа. Вы в своей семье можете обойтись без никого, если у вас много денег, вы наймете служанку. А если у вас нет лишних денег, вы и посуду помоете, и пол подотрете, правильно? И все нормальные люди, в принципе, вот не было бы этих таджиков и узбеков, нормально. Россия сама нашла бы способ сама убирать в своем дворе. А мы себе позволили не искать этот способ. А теперь вот так мы стоим перед проблемой, гнать всех или не гнать всех, или призвать в армию. Я совершенно согласен с тем, что сам по себе потенциал, в том числе людей, которые служили в пограничных частях, честь свою защищали, они в значительной степени освоили элементы нашей культуры и к ней тянутся. Многих из них, я считаю, что тех, кто служил совместно, для них должен быть еще какой-то дополнительно упрощенный порядок получения гражданства. Нашу страну ведь не разрушают татары, которых в Москве там, по-моему, это вторая по численности диаспора. Татары не разрушают Россию. Точно также, с моей точки зрения, те таджики, которые интегрированы в нашу культуру, или узбеки и так далее, они не будут разрушать нашу культуру. Проблема другая. Мы должны свою культуру преобразовать так, чтобы мы были конкурентоспособны не американцам, англичанам, немца, на что мы уповаем. Мы должны научиться быть конкурентоспособны с таджиками и узбеками. Мы должны научиться рожать детей и выращивать их. Мы должны научить не пить, не валяться под забором, - вот ведь созидательная задача перед нами какая стоит. Но еще раз подчеркиваю, это говорю, как человек, об этом много думающий, не являющийся специалистом в этой области. Но мне кажется, в этом есть что-то очень важное. Какие бы мы шлагбаумы перед ними не ставили, если мы сами будем не дееспособными, поздно, их уже у нас слишком много для того, чтобы мы могли взять их, и вот вытолкнуть. Поздно. Но главное, нужно отказаться от развратной морали, что можно ничего не делать, почивать, а за нас будут работать. Это, мол, грязная неквалифицированная работа. А, знаете, на основе этой идеологии сейчас миллионы поворачиваются к нам обратно. Нам удобно было не внедрять технику, не оставлять специальные площадки для того, чтобы снег было куда разгребать, а все за бабки, извините, распродать в Москве, так что снег некуда вывозить, не протолкнуться и вывезти, в принципе, невозможно. Нам все это было удобно, да. А сейчас вдруг выясняется, что там где-то в Тверской области губернатор предлагает, давайте деревья сажать. Людей же надо чем-то занять. Ни что-то высокотехнологичное всерьез создавать, а просто вот в тупую деревья сажать. А при этом формы, знаете, какие выступления звучат. От капитанов бизнеса, «Бизнес» - радиостанции нашей одной. А говорят так, что никакие вообще технологии сейчас России поддерживать не надо. У нас безработица, поэтому надо простого физического труда дать людям. Дороги строить желательно вручную. Посмотрите, как все это оборачивается? Нам говорили, неэффективное производство не надо поддерживать. В неэффективное производство у нас попало авиастроение, которое во всем мире способно строить 5 - 10 стран. Это все неэффективно, это все не надо. Вместо тех неэффективных производств нам теперь каждому топор в руки. Давайте сажать деревья, из одного леса в другой носить, да, и наоборот, из второго леса в первый. Давайте сейчас вручную дороги строить и так далее, потому что нам надо эту толпу, которую мы целенаправленно оболванивали, занять чем-то простым и тупым. Смотрите, эта идеология она повернулась к нам, в конечном счете. Каким боком?

Татьяна Федяева: Вы сказали о самолетостроении. Я недавно посмотрела статистику. В конце 80-х годов мы строили до полутора тысяч самолетов в год. Сейчас пассажирских самолетов, это статистика, никуда не денешься, мы можем построить не более девяти. Четыре реально. Это один пример. И, кстати, Боинг строит около 600 самолетов. Хотя когда-то мы занимали первое место.

Юрий Болдырев: Каждый четвертый самолет был наш.

Татьяна Федяева: Да, а сейчас можем всех занять тем, что подметать и сажать деревья.

Юрий Болдырев: Сажать деревья и строить дороги, желательно, вручную.

Татьяна Федяева: Но я знаю, что недавно вы высказали такую мысль, что, кстати, ваша диссертация. Вы же экономист еще, да?

Юрий Болдырев: Есть немножко.

Татьяна Федяева: Вы высказали такую мысль, что у нас более 10 тысяч плотин, которые разрушаются.

Юрий Болдырев: Но это не я. Это я взял из средств массовой информации. Я просто акцентировал на них внимание. Просто у нас ведь проблемы отдельно, проблемы и проблемы они отдельно. То есть проблема, что страна крайне не обустроена. Есть огромный объем всего того, что жизненно необходимо делать, это отдельная проблема. А проблема, чем занять население в кризис, это почему-то отдельная проблема. И одно с другим почему-то никак не увязывается. Вот это абсурд и парадокс.

Татьяна Федяева: Это называется, знаете, когда в одной голове два человека сидят со своими какими-то представлениями. Есть название этой болезни.

Юрий Болдырев: Шизофрения.

Татьяна Федяева: Шизофрения, да. И вот похоже, что у нас признаки этой болезни есть в органах управления, потому что нельзя делить просто человека с его занятиями, и экономика это что-то другое.

Юрий Болдырев: Смотрите, у нас же еще отдельная проблема - утечка мозгов. Это тоже отдельная, и как бы к этому не привязанная. Мы сейчас, как предлагают нам, капитаны бизнеса. Всех займем простым, тупым, ручным трудом.

Татьяна Федяева: А тех, кто с мозгами, отправим за границу.

Юрий Болдырев: А о проблеме утечки мозгов будем с тоской и грустью говорить отдельно на всяких ток-шоу. А что, не хватает мозгов две эти проблемы связать? Не хватает мозгов понять, что в современной войне вообще-то воевать, как мы в Грузии нельзя, чтобы там бомбардировщики летали в разведку? Что для этого нужно создавать специальные конструкторские бюро? Не ждать, когда частный бизнес создаст, этого ты никогда не дождешься, потому что частному бизнесу это достаточно выгодно производить в Израиле или в США. А создавать целенаправленно это конструкторское бюро по разработке производства большого количества беспилотных летательных аппаратов, которые были бы размером меньше там автомобильчика легкового, потребляли бы керосина чуть-чуть, шумов создавали чуть-чуть, несли на себе всю необходимую разведывательную технику. И даже если бы 5 штук имели таких, естественно, все механизмы самоликвидации, в случае чего. И в случае военных действий, не дай Бог, все знали, что у нас есть необходимое количество этих объектов, которых не видно, не слышно, и которые могут подойти к чему угодно. А дальше следующий этап не только у нас, а у американцев, как известно, это те же беспилотники, только имеющие штурмовые функции, чтобы пилота не надо было посылать, потом его вызволять. Потом к нему приходить, когда он лежит с переломом позвоночника, награждать его и так далее. Ведь это все великое, это прекрасно, это здорово. Но вообще-то в современной будущей войне победит не тот, у кого пилот катапультируется со сломанным позвоночником в результате, а тот, у кого будет огромное количество беспилотной, роботизированной техники, способной вообще действовать в автономном режиме. Во все это надо вкладывать огромные деньги сейчас, когда ни на что нет спроса. Если сейчас ни на что нет спроса, но мы знаем, что потребуется в завтрашней войне, которая, простите, обязательно будет, если мы к ней не подготовимся. И единственный способ ее предотвратить, это сейчас вложить в подготовку к ней деньги, чтобы не оказаться слабыми, и не создать искушение, вот сейчас надо делать. А нам говорят о 8 миллиардах рублей, капля в море, цирк, смех, о спасении оборонных заводов. Вот ведь весь абсурд.

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, наша передача подошла к концу. Сегодня в передаче «Народный интерес» принимал участие, я считаю, что вел передачу, Юрий Болдырев. Помогала ему ведущая Татьяна Федяева. Режиссер Виктор Панкратов. Спасибо вам, Юрий Юрьевич. И спасибо всем, кто этот час был вместе с нами.

Юрий Болдырев: Да, спасибо всем. Мы продолжаем стараться, как можем, уж, извините, капать на мозги и обществу, и власти, хотя пока снова и снова можем констатировать, что до власти никак не удается достучаться.

Татьяна Федяева: Будем пытаться.

Источник: blog.kob.spb.su
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (2)

сергей фил

комментирует материал 01.04.2009 #

Всё это можно было бы принять за свежие мысли если бы не такая маниловщина.

user avatar
lisek

комментирует материал 19.04.2009 #

> Юрий Бодырев разошелся с Явлинским..



Где-то читал о научном опыте: по дну клетки с крысами пропустили ток. Тем стало больно, и они стали кусать друг друга. Вероятно, они подумали, что причиной их страданий стали соплеменники.



В эпоху процветания восточного славянства и его науки (третий квартал 20-го века) нас учили в детском садике, что такое встречается в тяжелые времена среди людей, и что это мрачный пережиток первобытного язычества. А Маркс, Энгельс и Ленин доказали, что отдельные люди и коллективы - не могут стать ни причиной народного счастья, ни причиной народного несчастья, ибо всем движут особенности развития производительных сил и производственных отношений (читай - законы эволюции техносферы).



Сегодня россиянин забыл не только Маркса, но и Ньютона. Что я могу сказать тебе, современный россиянин? - Отечество поднимется и поднимет знамёна мировой науки, но не сейчас, а когда ты вымрешь

))

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com